ПОКОРИТЕЛИ ПАРНАСА

Воспоминания о самарских ресторанных музыкантах 1970-1980-х годов

 1 787

Автор: Андрей Артёмов

«Вам песня — строить, нам — жить помогает!» — так переиначили слова знаменитой песни ресторанные музыканты страны Советов. А вот насколько вольготно им жилось в закрытом от посторонних глаз городе-курорте в эпоху развитого социализма?

Житье-бытье самарских лабухов запротоколировал для потомков музыкант Валентин Сердобов. И сейчас мы с вами совершим небольшое путешествие по куйбышевским ресторанам и узнаем, как им там игралось и работалось.


Предисловие

«Перенесемся ненадолго в Куйбышев времен 1967 — 1992 годов <…> Это был ЗОЛОТОЙ ВЕК для ресторанных музыкантов. <…> В те, уже далекие времена, мы были практически VIP-персонами, по сравнению с многими другими строителями коммунизма в СССР. Работа у нас была, прямо скажем, не пыльная. Мы работали с 19 до 23 часов, плюс репетиции, конечно, с 17:00 до 19:00… Так мы работали 24 дня подряд и затем уходили на заслуженный 6-дневный отдых. <…> Работа была вполне официальная, соцпакет, соцзащита, трудовая книжка, отпуск, вот только премий не помню. Частенько были текущие проверки, мы отчитывались по репертуару в рапортичках, у нас регулярно проходили смотры ансамблей. Работать музыкантом в ресторане было интересно, доходно и престижно, но и непросто.

Мы играли музыку всего мира, но именно ту, которая становилась популярна в СССР. Новинки мы брали с «Утренней почты», с «Голоса Америки» и с пластинок или магнитофонов от фанатов музыки. Джаз, рок, популярная, классическая, народная, регги, боссанова и многие другие стили — все это надо было знать, любить, играть, разбираться в ней. Мы учили и знали эту музыку. Для многих из нас были привычны понятия мейнстрим, скэт, синкопы, свинг. Мы учили лидийскую концепцию, систему генерал-баса и цифро-буквенное обозначение аккордов, их замены. Может быть и не все, но многие изучали музыку ГЛУБОКО.

Немного о наших доходах… Ну скромненько так. Зарабатывали мы где-то от 1000 до 1200 рублей в месяц, хотя сам оклад был от 120 до 170 рублей. Директор большого завода имел оклад 500-600 рублей. Дополнительное (свыше оклада) вознаграждение — «файду» (он же — «парнас») нам выпрашивать у публики не было нужды… Наоборот, нам ее аж всовывали в карманы (а иногда в виде дождя кидали горстью) и просили поиграть еще и еще. И мы играли. <…> Жили мы пушисто и кучеряво!»


1. Ресторан «Россия»

(Речной вокзал)

«Он имел самый высший рейтинг. Играть в нем было почетно, прежде всего из- за огромной файды (в переводе с татарского — «прибыль, выгода» — прим. ред.). Левый заработок (при окладе в 140-170 рублей) достигал иногда 1500 в месяц. Хотя это также держалось, по возможности, в тайне.

При встрече музыканты разных ресторанов иногда обменивались новостями. Главная новость и вопрос была всегда одна: «Каким номером вчера ездили». И «россияне» нехотя отвечали пряча глаза: «Ну сто двадцатым» или типа того. Это означало, что эти трудяги вчера срубили по 120 рублей на рыло. Как начинающий инженер, но в месяц. Но и музыканты там были реально очень сильные.

Зал ресторана имел «вокзальный» типаж, современно неинтересный. Когда его хорошо сервировали хрусталем и оформляли нарядными занавесками, он принимал вполне элитный вид. Музыканты в нем работали подолгу, работу ценили, берегли и умели классно играть».


2. Ресторан при гостинице «Центральная» («ЦК»)

(Фрунзе, 91/Ленинградская, 37)

«К уважаемому  Л.И. Брежневу и Н.С. Хрущеву наш «ЦК» никакого отношения не имел. <…> Ресторан тут был всегда. Старый центр города, удобная транспортная развязка, старинное здание, широкие красивые лестницы.

Внутри в ресторане, если и не роскошно, то как-то все добротно. Достаточно большое помещение. Когда я впервые попал в него, то ужасно сильно заностальгировал (по царизму). Там и правда было здорово. Так и казалось, что с балкона (он находился внутри зала ) встанет Киса Воробьянинов и заорет: «Официант, шампанского! Мон плезир, ха-а-амы, маэстро, музыку!!!». Там было и правда очень уютно и как-то по-дореволюционному.

r-n_centralnyj_80-e

Музыканты тут были, как говорят, «плотные». С хорошей музыкальной подготовкой, они любили поигрывать джаз».


3. Ресторан при гостинице «Жигули»

(Куйбышева, 111)

«Ресторан располагался на центральной улице и имел (как внутри, так и снаружи) типичную внешность ресторана из фильма «Место встречи изменить нельзя». Зал с высокими потолками, почти купеческие окна и интерьер в зале. Там было уютно. Посещали его преимущественно армяне, грузины, торгаши и флиртующие личности неопределенной национальности, состоятельности, а иногда и пола».


4. Ресторан «Парус»

(Красноармейская, 1а)

Музыканты ресторана «Парус» в 1988 году

«Вместе с ресторанами «Волга» и «Россия» это был самый престижный ресторан. Неплохой, современного дизайна зал, хотя и с низкими потолками, интересно продуманная сцена, говорят, неплохая кухня. Интерьер был очень оригинальным: холл отделан деревом, официантки — в матросках. Тут всегда были отличные музыканты. В последствии тут образовалось и самое первое в Куйбышеве «Варьете». Музыканты всегда исполняли самый передовой репертуар с отличным качеством».

nikula_parus_9Музыканты ресторана «Парус»

«Здесь собирались все: комитетчики и антисоветчики, воры и представители уголовного розыска, картежники и «пивники». Разбавляли эту разношерстную толпу служащие и инженеры, справлявшие дни рождения и праздники, и яркие девицы легкого поведения.

Одной из самых известных артисток «Паруса» была Татьяна Кузьмичева. «Самарская Пугачева» и ее товарищи зарабатывали свыше 1000 рублей в месяц. Она исполняла весь ее репертуар, причем так, что ей аплодировали ребята из группы «Апельсин», Владимир Кузьмин, а музыканты из «Машины времени» так и звали — Аллой Борисовной».

«У каждой категории посетителей были свои любимые песни с понятным только для них смыслом, — рассказывает Кузьмичева. — «Пивники» любили заказывать песню «Живи, родник, живи». Мне только потом объяснили, что под родником они подразумевали пивной кран. Картежники заказывали «Воздушного змея». По-блатному «воздух» означает деньги. Заканчивалась навигация — появлялись речники, моряки. И гремела в ресторане «Нам бы, нам бы, нам бы всем на дно». Спортсмены известные приходили. Медали обмывали, макали в вазы с шампанским. Но бывали здесь и обычные люди. Тогда многие могли себе позволить справить день рождения в ресторане.

В 1985 году сухой закон, объявленный Горбачевым, подкосил популярный кабак. Конечно, посетители продолжали пить, но украдкой. Безудержного веселья и пьяного куража уже не было. В начале 90-х сменилась публика: исчезли каталы (профессиональный игрок в карты, шулер — прим. ред.), появились бандиты. Порядочные люди в рестораны боялись ходить. Даже музыкантам стало опасно работать».


5. Ресторан «Нептун»

(Маяковского, 12)

neptun-1982g

«Это было отдельное от девятиэтажки помещение, клевый, этакий рыбацкий (с сетями и якорями) дизайн, внутри фонтан, современный продуманный интерьер. А главное, тут в меню была рыба! Конечно, и икра. В «Нептуне» было уютно, очень солидно и привлекательно для публики. Публика была богатая, тут были все! Цыгане, армяне, грузины — весь СССР, торгаши, воры, менты и контора-КГБ.

Здесь играл замечательный гитарист, басист, клавишник Боря ЧИЧА. Он любил в свободное время немножечко «пыхнуть» анаши, и накрыть это дело военными 100 граммами водочки. И тогда у него сразу шла замечательная игра. Немало музыкантов он «подсадил на травку», но зато и научил их играть и любить настоящий джаз. Думаю, музыкальную науку у него и воспринял хороший человек и гитарист Толя Бурмистров. К сожалению он рано заболел и быстро ушел из жизни…

Да-да… Травка была тому причиной, а потом он употреблял и кое-что посильнее. Это издержки судеб многих музыкантов. Спиртное, травка, таблетки, порошок…. Работа в ресторане опасна соблазнами. С виду кажется все легко и красиво, но на  деле — мало кто получил от ресторана реальный жизненный подъем.»


6. Ресторан «Цирк» при гостинице «Театральная»

(Полевая, 4)

rest_Theatre

«В гостинице жили приезжие театралы, музыканты, артисты и прочий бомонд. Она имела невзрачный, но современный дизайн снаружи, но внутри было весьма просторно и даже изыскано. Большие окна, красивые шторы, в ресторане большой зал, неплохая кухня и высокая и большая сцена, хорошие музыканты. Как неоднократно признавались посетители, они, конечно, шли не «на еду», а на музыкантов, на тусовку. Музыка звучала разнообразная и современная — от Майкла Джексона и итальянцев до Пугачевой и национальных песен».

restoran_cirs_na_scene

«Все это давало гостям уют и хорошее настроение. Публика тут была самая современная и очень молодая. Рядом был Политехнический институт и милые студентки постоянно ныряли к нам на вечерок. А затем уже к ним подныривали и армяне-грузины с кошельками (типа «мешок»), приезжие артисты из гостиницы, vip-проститутки, голубые-геи и др. Возглавлял голубизну некий Вячеслав Иваныч, там же были известные геи — Юрасик, Юрок и прочие мутные личности.

Музыканты тут работали также разные. И хорошие, и средние. Ресторан закрылся в 1992 году».


7. Ресторан «Чайка» в Доме сельского хозяйства

(Ново-Садовая, 3)

«Слово «забегаловка» как нельзя более подходило для этого кафэшника. Взять на грудь по сотке и рвануть пивка — вот и все, что можно было тут сделать хорошего. С котлетами лучше было не рисковать, а за фразу «Хочу ромштекс» можно было и в харю получить и быстро скатиться по лестнице после хорошего пинчайзера!

Но если не выпендриваться и любить водочку, то тут же вы становились своим человеком — «брателло», и тогда можно было здесь неплохо посидеть, подумать о смысле жизни и, обнявшись, рассказать незнакомцу, как ты его уважаешь. Это сейчас ресторанов (без публики) много, а музыкантов мало, тогда же было все наоборот.

«И носило меня, как весенний листок» — это звучало, как история куйбышевских ресторанных музыкантов. Где только они не играли. Так и в этой «пырловке» бывали очень солидные музыканты. Отсиживались, дожидаясь лучшей доли. Играли в основном инструментал — джаз , ретро, но при появлении клиента с деньгами выворачивались наизнанку и «файду» героически спасали — пели, плясали и стояли на ушах».


8. Ресторан «Океан» (он же — «Руслан»)

(Гагарина, 54)

«Изначально здание строили как общественную баню. И только после постройки первоначальное решение изменили, помещения перепланировали и в Куйбышеве появился один из лучших ресторанов — «Руслан», который позже был переименован в «Океан». Он также использовался как учебный центр по подготовке официантов и поваров. В «Океане» имелась кулинария по изготовлению рыбных полуфабрикатов, в ней обслуживались жители близлежащих районов.

У него была замечательная кликуха-погоняло «Бабьи слезы». До сих пор непонятно почему «бабьи», когда в основном (примерно 5 раз в день) здесь чистили хари всё же особам сильного пола.

Главной ценностью этого ресторана был БУФЕТ, где была водка и коньяки, шампанское и пиво. Это не был роскошный бар с горой красивых бутылок, нет! Это была обычная дверь с дыркой посередине размером 40*40 см. Туда подавали деньги и оттуда кто-то высовывал бутылку, и вы счастливые шли за пустые столы, дабы алкать ее, пока не отняли лихие ребята».


9. Ресторан «Восток»

(Победы, 109)

«Это был армяно-цыганский, татаро-грузинский ресторан под предводительством Саши Ромашова. Длинный, как кишка, зал, мерзкая акустика, интерьер, как у плохого кафе, кухня, не ах уж чтобы, мерзковатый туалет логично довершал образ среднего по уровню ресторана. Официанты были — противно смотреть, а вот поди же ты… публика в «Востоке» всегда была, и деньги тут бросали ай-яй. Причиной был рядом находящийся Кировский рынок — торгаши валом шли сюда».


Узнать еще больше о самарских музыкантах, игравших в ресторанах, вы можете на сайте «Самарской музыкальной студии». Все фотографии музыкантов также взяты оттуда.