ПИСЬМА С ФРОНТА

Переписка фронтовика Николая Самарцева с возлюбленной Ниной Беловой

 323

Автор: Владимир Самарцев

Ни для кого не секрет, что письма с фронта были столь необходимой связующей нитью между защищавшими Родину солдатами и их семьями, оставшимися в тылу. Одну из таких переписок мы публикуем сегодня.

Действующая армия, 20 сентября 1941 года

Здравствуй, Ниночка!  Привет!

Сообщаю, что я по-прежнему жив и здоров. Находимся по-прежнему на линии фронта. Ну, что за жизнь на фронте, я писать не буду, ибо ты должна представить сама. Настроение бодрое и весёлое. Его нам поднимают наши лётчики, которые беспрерывно утюжат немцев. Их самолётов совсем мало, не как в первые дни войны – выдохлись. Наша артиллерия непрерывно шлёт фашистам «гостинцы», которые летят вверху над нашими головами. А мы смотрим и радуемся, как гибнут немцы. В общем, наше положение улучшилось здорово. Вот уже 4 месяца, как началась война, и мы все свыклись с обстановкой войны, как будто так и надо. Смерть становится менее страшной, к ней как будто привыкаешь.
Даже если погибну, то не обидно умирать во имя счастливого будущего наших родителей, сестёр, братьев и любимых людей…
Ну, как вы там? Где ты сейчас, что делаешь? Я давно не знаю о тебе ничего. Из дома получил телеграмму в Торжке. Они пишут, что ты прислала им письмо. Я приветствую это, прошу и в дальнейшем переписываться с ними.
Вот всё, что я могу написать тебе, дорогая! Рассказать мог бы больше, конечно. Возможно, в будущем я сумею исполнить это желание. Вот так.
За время войны я много кой-чему научился, кой-чего понял и узнал нового. Всё можно только рассказать, но не описать.
Вчера видел, как 3 наших ястребка напали на фашистский самолёт и гнали его… Интересно! Но пули их свистели около нас, ибо они летели метров 100-200 над нами. Фашист внизу, наши сверху. Вот такие дела. Словом, беспокоиться не стоит. Ваша свобода будет обеспечена!
Прости, что плохо написал – негде и время в обрез…
Целую тебя, твой Николай.   Пиши!
Мой адрес; Полевая почтовая станция № 557, 85 отдельный танковый батальон,  Самарцеву Н.С.  

Победа! Какое красивое слово!
Оно, как огонь, зажигает сердца.
Оно трепетать заставляет любого,
Оно поднимает на подвиг бойца.
(Лебедев-Кумач)

г. Валдай, 14 ноября 1941 года

Здравствуй, Нина! Привет от Николая!

Недавно получил твоё письмо, но оно слишком короткое, хотя и ему я был очень рад. Сообщаю, что я жив и здоров по-прежнему. Наша часть по-прежнему воюет. Живу, сама знаешь как… Известное дело, война.  Одеты  хорошо, тепло.  Питаемся тоже сытно, регулярно. В этом отношении мы живём хорошо.
Какое положение сейчас в нашей стране, ты знаешь по газетам. Я знаю не больше тебя. Большие надежды в нас вселили выступления т. Сталина 6-7 ноября 1941 года. Там ясно сказаны наши дальнейшие пути, ясно сказано, как и что нам надо сейчас делать. Ясно, что исход войны решится в пользу нашего Союза. В это я верю крепко. Наша Родина как была, так и будет свободной. Не сломить Гитлеру нашей силы.
Жизнь в будущем в нашей стране будет прекрасной, и поэтому страсть к жизни очень велика. Жить, жить и жить!!!
Но уж коли понадобится для защиты этого прекрасного будущего, как говорится, лечь костьми на поле брани – тысячи из нас не посчитаются с этим, ибо они знают, что им на смену встанут миллионы – тоже такие же преданные и смелые. О тех, которые уже пали за светлое будущее, мы говорим: «Вы пали героями, мы отомстим за вас, мы не забудем вас!»
Но у нас будут ещё жертвы, надо здраво смотреть вперёд, и, возможно, среди этих жертв будут родные и близкие. Будь готова, дорогая, к этому и не теряйся, если это случится. Твёрдо и здраво смотри на это. Возможно, это и будет тяжело, но так, видимо, надо…
РОДИНА ЗОВЁТ!  А Родина – это наша мать, нас она родила, воспитала, она дала нам силу и мощь – учение Ленина-Сталина. Веря в эту силу, мы должны победить, и мы победим.  Вот так, моя дорогая подруга.
Пиши, как живёшь, работаешь? Что нового в Сурском? Что пишут из Новоспасска? Как они там живут?
Вот вроде всё, что можно написать тебе, Ниночка, из далёкого соснового леса, из тёплой землянки, засыпанной снегом, сидя у маленькой догорающей свечки.
Живи, работай и будь здорова! Может быть, придёт время, выпадет и нам счастье, и мы увидим друг друга рядом, пожмём друг другу руки и… будем вместе.
Да будет это время быстрее!
Вот пока и всё. Целую тысячу раз…
Твой Николай

Адрес: Полевая почта № 546, 85 ОТБ, Самарцеву Н.С.

Действующая армия, 20 января 1942 года

Добрый день! Моя дорогая Нина!

Долго же я не получал твоего послания и уже написал тебе очень сжатое и несколько прохладное письмо. Ты его уже, видимо, прочла и очень крепко рассерчала. Верно? Ничего, это бывает… Знаешь, как тяжело ждать известий от вас в условиях боя! Ведь письма ваши вливают новые силы, новую уверенность и т.д.  А тут – нет и нет…
У нас очень распространена песенка «Письмо». Привожу её отрывки:
Здесь, на войне, мы рады каждой строчке
И каждой весточке из милых нам краёв.
Дошедших писем  мятые листочки
Нам дороги особо в дни боёв.
2 куплет
Когда получишь письмецо из дома,
Ты беспощаднее становишься в борьбе.
О, чувства зависти, как нам оно знакомо,
Когда письмо приходит не тебе.
О, письма из дому! Мы носим их с собою.
Они напоминают нам в бою:
«Будь беспощадным со врагом на поле боя,
Чтоб он не истребил семью твою».
Исключительно реальные слова. Они доходят до самой глубины души каждого из нас. Новостей много у нас здесь особенно. Во-первых, мы уже не стоим на месте, а двигаемся на Запад! И уже есть хорошие успехи. Взято несколько населённых пунктов, убито несколько сот немцев, есть пленные, есть трофеи…  Даже бумага и конверт этого письма – трофейные, немецкие. Словом, дела пошли к лучшему! Будем закреплять достигнутые результаты и добиваться лучших!
Как живёте вы там в Сурском? Что нового? Пиши больше и чаще. Я очень прошу тебя об этом. Пиши! Всё мне интересно, что у вас там «робится».
Да, ещё ты мне обещала прислать фото ещё в 1941 году и до сих пор я не имею его. Почему так получается? Одним словом, нехорошо, подруженька, получается! Я обижаюсь и крепко, но не злобно. Думаю, что мы договоримся по этому поводу. Верно? Ну вот вроде и всё… Прости, что плохо пишу, неудобно очень…
Целую много раз. Твой Николай    

30 марта 1942 года

Добрый день, любимая Нина!

Привет и всё прочее… Ты получила письмо, в котором я писал, что отдыхаю.
Небольшое изменение – это было дня 2-3, а после и теперь мы снова воюем.
Ну, живу, надо признаться, ничего, нормально. Холодно, правда, спать приходится у костра, раза два горел. Сжёг шинель. Но сам жив пока. На днях, 27 марта 1942 года, погиб в боях с гитлеровцами мой воспитатель – старший политрук Григорий Белека, секретарь партбюро. Очень жаль его, но ничего не сделаешь — война. Вот так.
Изменился  мой адрес: ППС № 840, 85 Отдельный танковый батальон, 2 рота,  Самарцеву.
P.S. Я уже работаю комиссаром 2-й роты.
О дальнейшем сообщу. Целую крепко-крепко!
Твой Николай    

На войне, в бою нет людей, которые не боятся. Боятся все, но одни от страха раскисают, другие умеют держать себя в руках. Кто силой воли поборол свой страх, тот храбр и отважен, добавить к этому ещё сознание долга и цели.   Н.С.                              (12 февраля 1945 года г. Ташкент)

Ульяновская обл. Сурский р-н, с. Сурское, 21 августа 1942 года


Беловой Нине Степановне.
Здравствуй, любимая!
Это письмо пусть тебя не беспокоит! Сообщаю, что я 20 августа 1942 года ранен. Осколок мины попал в плечо, кости не повредил. Только повреждён сустав левого плеча. Врачи говорят, недели через 2-3 выйду здоровым. 3 осколка извлекли во время операции. Чувствую себя хорошо, пока боль не особенная. Правая рука работает безотказно. Ей и пишу, а левая болтается на подвязке. Пальцы работают. В общем, всё это не особенно серьёзно, ранение лёгкое. Нахожусь в госпитале. Адреса не даю, ибо повезут дальше куда-то. После сообщу всё подробнее. Писать больше пока не буду.
Крепко целую (обнять не могу, так как рука мешает).
Твой Николай.  Домой пока ещё не писал.
Привет Лере Тяпковой и остальным. Будь здорова. После напишу подробней.

Ульяновская обл. Сурский р-н, с. Сурское, 16 апреля 1943 года

Милая Ниночка!

Пишу тебе, дорогая, всего-навсего одну секретку, а в ней песенку «Моя любимая».
Я уходил вчера в поход
В суровые края.
Платком махнула у ворот
Моя любимая.
И чтобы все мечты сбылись
В походах и боях
Издалека мне улыбнись,
Моя любимая.
Отважных стройные ряды
Теперь моя семья
Привет, поклон от них прими,
Моя любимая.
В кармане маленьком твоём
Есть карточка моя,
Так значит мы всегда вдвоём
Моя любимая.

Она у нас очень в моде.
Мы живём по принципу:
Чёрные стрелки проходят циферблат.
Быстро, как белки, колёсики стучат.
Скачут минуты среди забот и дней
Идут, идут минуты, и месяц пролетел.
Это отрывок из одного фокстротика, который мне вспомнился.
Не скоро, но, может быть, приеду. Есть маленькая надежда, которая растёт. Когда вырастет, напишу подробней. Приеду прямо к тебе. Целую крепко! Николай

Помнишь, как остро пахли звёзды табака в первую нашу встречу в цветнике у Люси? А в темноте они запахли ещё острее… Ты была со мной…
(18 февраля 1945 года г. Ташкент

Германия, 21 мая 1945 года


Дорогая Нина!

Это письмо посылаю тебе под впечатлением от поездки в город Берлин. Вчера вернулся, сегодня пишу тебе.
Решили поехать мы рано утром 20 мая. Намечали побыть на параде союзных войск в Берлине. В 3 часа ночи связной разбудил меня, мы собрались и поехали. Ехать было холодно, в кузове нас 18 человек было (3 девушки). Путь особенно описывать не буду. Кругом всё разрушено, развалено, заброшено. Полное впечатление расскажу при встрече. Приехали в Берлин в 13 часов дня (ехали 7 часов). Въехали с северной стороны. На окраине часть домов целые. Жителей-немцев много всё-таки. Наших военных ещё больше. Ходят они более-менее свободно. Оставили машину в центре и стали бродить. С собой брали фотографа. Посетили скульптурную группу Вильгельма на коне. Сфотографировали регулировщицу-девушку (здорово работала, молоденькая). После этого пошли к Бранденбургским воротам. На фоне ворот также сфотографировались.

11

И зашли в Рейхстаг – центр политической жизни Германии. Он разрушен, на стенах масса надписей наших офицеров и красноармейцев. Я в двух местах тоже оставил свою фамилию и число. Там сфотографировались. У входа в Рейхстаг тоже сфотографировались. Побыли у скульптурной группы Бисмарка. Побыли у колонны Победы над Францией в 1871 году. Прошли по улицам. Парад не видели, т.к. его перенесли на 23 число. Но трибуну и место, где пойдут войска, видел. По дорогам из Берлина и через него едут поляки, французы, англичане, итальянцы, чехи и т.д., и у каждой подводы свои флаги национальные. Немцы (в основном немки) бродят по городу старые и молодые. Есть интересные. По-русски говорить не умеют. Что-либо спросишь, говорят: «Ферштейн найн» (не понимаю). Весь центр города разрушен. Метро, канал, мосты – всё в жутком состоянии. Общее впечатление – город некрасивый, грубый, стандартный. Во всяком случае, он во многом уступает, даже сравнивать нельзя с нашей Москвой. Ведь в Москве всё красиво, жизненно, интересно. Там чувствуешь жизнь, а в Берлине однообразно, неинтересно.

Живут немцы голодно. Просят у наших бойцов хлеба, покушать чего-нибудь. В одном месте мы кушали (20 км от Берлина) у одного немца в саду. Так он после нас все косточки (кур кушали), даже от колбасы шкурку собрал, не говоря уже о недоеденных кусках хлеба. Словом, их война научила и ещё больше научит жизни.

Живу по-прежнему. Шлю тебе фото. Фотографировались с майором (центр) и капитаном (слева) у одной яблоньки в саду. Есть ещё фото, но это потом, т.к. сразу нельзя слать все. Начинаю ждать писем от тебя, думаю, не заставишь долго мучиться.

Приеду в Россию, буду создавать условия для того, чтобы забрать вас с собою. Эх, и скучаю я о тебе, Ниночка! Если бы ты знала!!! Жди, как приеду в Россию, сразу же женюсь… Короче говоря, всё же вы приготавливайтесь понемножку к совместной жизни с русским офицером, т.е. к кочевому образу жизни. И маму подготавливай тоже. Чтобы уж всё тогда пошло быстро, по-военному… Шучу!

Привет всем, кого знаю.

Будь здорова, весела и радостна. Жди, осталось совсем немного. Крепко обнимаю и целую твои милые глазки и губки.

           Твой всегда Коля.

В ноябре 1945 года в городе Бресте Белорусской ССР Нина Белова вышла замуж за Николая Самарцева и взяла фамилию мужа. В 1948 году у них родился сын…

Владимир Самарцев

comments powered by HyperComments