Исторический центр в фотографиях Генриха Вайнгартена

САМАРА НАШЕГО ДЕТСТВА

Исторический центр в фотографиях Генриха Вайнгартена

Автор:

ИСТОРИИ
1 191

«Самара нашего детства» называется новый альбом известного самарского инженера-строителя и  фотографа Генриха Вайнгартена. Только что из типографии с особым духом типографской краски, альбом с размашистым автографом автора уже у меня в руках.

Я люблю работы Вайнгартена. Люблю за простоту и смысл. Это не фотокарточки с видами городов, которые всегда ожидали туристов в киосках «Союзпечать». Это атмосфера, это настроение, это необычный ракурс. Молодая герань в старом окне с облупившейся краской, кружево деревянных наличников на фоне небоскреба, только что постиранное белье, развешенное на веревке во дворе, человек с ярко-синими ведрами, бредущий в коричневости улицы… Маленькие истории  большого меняющегося города, который Генрих Вайнгартен очень хочет удержать…

Он мне рассказывал, с чего начался альбом. Дело было так:

— Мы вместе с Ваганом Каркарьяном задумали альбом, посвященной старой Самаре. У нас с ним разные подходы: он рисует дома, какими они были, а я рисую, в смысле фотографирую, такими, какие они есть, только на фотографии они получаются лучше, чем в жизни. Без него альбом мне очень тяжело давался. Понимаешь, в чем штука: вроде бы сейчас все снимают, поэтому надо было сделать особенно. Как говорил Каркарьян, ты не переживай, я тоже всё время в муках, всё мне кажется, что я делаю не то.

Несмотря на  то, что в нём  много улиц, по которым  ходить даже страшно, тем не менее у нас есть дома, которые заслуживают  громадного уважения.

— Я хотел сделать альбом, который бы показывал, что наш город все-таки красив. Несмотря на  то, что в нём  много улиц, по которым  ходить даже страшно, тем не менее у нас есть дома, которые заслуживают  громадного уважения. За рубежом никто не смотрит на наши новостройки, потому что у них своих полно. А вот на старые дома — с удовольствием. Особенно я хотел бы обратить внимание на замечательную часть нашей деревянной архитектуры — наличники. И если бы я был богат, я бы все наличники переснял и в центре города сделал бы выставку. Потому что пройдет время, и это всё сметут. А так хотя бы память останется.

— Два года, пока работал над альбомом, я не знал ни сна, ни отдыха. Каждые субботу-воскресенье я выезжал на съемки. Чтобы найти хорошее время для съемки, в 7 утра я был уже в центре города. У меня есть изумительная фотография, подсмотренная как раз на рассвете: в доме, где был дом-музей Ленина, висит мужик в окне и красит его.

— Настроение нужно. Есть оно, получается хорошо, нет — плохо. Причем далеко и ходить не надо.  Вот гляди — двор на улице Фрунзе, между Комсомольской и Пионерской. Я там рядом родился, тысячу раз мимо ходил и вот только что увидел.  В альбоме 146 страниц, примерно 100 фотографий. Мне очень понравилось делать снимки на разворот. Они по-другому звучат!

Последние несколько страниц альбома — фотографии людей. Бабушка Поля, разменявшая 100 лет, безымянные старики и вдруг узнаваемые лица: Исай Фишгойт, Ваган Каркарьян, Борис Кожин. Я спрашиваю автора: зачем? Автор отвечает:

— Эти люди неотделимы от Самары моего детства. Кожина я знаю всего 70 лет, мы с ним в одном классе учились. Кого же мне еще фотографировать? Мне нравятся люди, которые свободны от всего. Их можно увидеть рано утром в трусах во дворах старого города, их можно наблюдать, например, около крытого рынка. Я там деда одного фотографировал, а потом начал расспрашивать — сколько ты зарабатываешь? Он мне довольно — 100 рублей! В наше время, когда все недовольны, он доволен! Лица, конечно, замечательные. Каркарьян был супердобрый человек. Когда мы виделись последний раз, он подарил мне книгу о Самаре и сказал: «Надеюсь, ты сделаешь лучше». Я очень постарался.

Текст: Анастасия Кнор

Фото: Генрих Вайнгартен из альбома «Самара нашего детства»

Комментарии: