Я ТЕБЯ ВИЖУ

Как делают лазерную коррекцию зрения — репортаж из операционной клиники «Октопус»

 1 027

Автор: Ксения Лампова

Каждый день века технологий в человеческий мозг врываются тысячи знаков текста и миллионы мегапикселей картинок. Выпустить смартфон или электронную читалку из рук бывает сложно, но чаще такого желания даже не возникает. Ровно до тех пор, пока не замечаешь, что начал как-то странно щуриться, и покупаешь свои первые очки для чтения. Или для дали – перестаешь видеть номера мимо проезжающих трамваев, бывает и такое.

Технологии, впрочем, могут не только вредить человеческому зрению, но и существенно его улучшить. Эксимер лазерная коррекция существует как раз для этого: точность и безукоризненность высоких технологий плюс опыт хирурга в сумме прибавляют предметам окружающего мира чёткости. Показания к операции следующие: близорукость, дальнозоркость и астигматизм. Самые обыкновенные глазные болезни, которые портят жизни очень многих людей.

Перед диагностическим кабинетом клиники «Октопус» сидит Оксана и трясётся. Сегодня ей сделают коррекцию зрения методом «LASIK», и звучит это и вправду пугающе: сначала хирург клиники Юрий Николаевич Василевский  с помощью специальных инструментов и автоматического прибора (микрокератома) сделает надрез на роговице. Получится лоскут толщиной 120-140 микрон. Теперь более глубокие слои глаза открыты для воздействия лазера, и он испарит часть роговицы, создавая новый рельеф, который для каждого человека индивидуален.

Все расчёты совершает техника – в этой клинике ещё ни разу не было операций, после которых зрение пациента ухудшалось. Поговорку про здоровье, которое невозможно купить, придумали в прошлом веке. Цена хорошего зрения не так уж высока. Запись на приём, внимательное изучение физиологических особенностей глаза и последующая коррекция в общей сложности займут около четырёх часов вашего времени.

— Проблемы со зрением у меня начались так давно, что я уже даже и не помню, когда. С самого детства носила очки, потом линзы. Сюда заглянула по настоянию коллеги. Сделала она такую же операцию год назад и теперь видит всё: близко или далеко, ей без разницы. А я хоть и отзывы о клинике хорошие слышала, и понимаю, что результат очевидно положительный – но не могла сюда сама прийти. Год собиралась, — Оксана устало потирает глаза ладонями, —  потом пришла просто посмотреть, как будто я с кем-то сюда пришла, увидела в приёмной толпу бабушек – они сидели с красными глазами, у них слёзы текли от капель, но они улыбались. И решилась. Уж если бабушкам не страшно.

DSC_2374

Оксану вызывает хирург, осмотреть перед операцией. Возвращается она с совсем не боевым настроем: «Состояние нормальное, можно уже идти к операционной, но я потом целый час буду сидеть в тёмной комнате и плакать. А плакать я не хочу, – печально произносит Оксанаи быстро исчезает в соседней приёмной».

Здесь же, перед кабинетом, среди множества людей, сидит идиллическая пара отец-дочка. Девушка в очках спокойно ходит из кабинета в кабинет, самостоятельно забирая справки-выписки, а отец в волнении ёрзает по диванчику. С собой нужно принести только тапочки, но заботливые родители собрали для дочери огромный хрустящий мешок с вещами, будто её кладут в стационар на неделю. В действительности же её операция займёт 20 минут, и потом сразу можно идти домой и всё разглядывать. Операцию будут делать по методу ФРК, это значит, что никаких надрезов внешнего слоя глазного яблока (таких, как у Оксаны) не будет – только испарение некоторых участков роговицы и придание роговице формы, при которой глаз будет видеть идеально.

DSC_2331

Вместе с  ещё одной пациенткой меня пропускают в операционную: прохлада и запах стерильности. Предварительно упаковывают в столь же стерильный халат, бахилы, маску и шапочку. Девушка уже лежит на кушетке, прямо за ней сидит хирург Юрий Николаевич, жёлтенькая шапочка которого никак не вяжется с его строгим и серьёзным характером. Он задает параметры аппарату и берет в руки электронный прибор, похожий на скальпель.

— Смотрите прямо. Не уводим глаз. Прямо, прямо, прямо, прямо смотрим, – до бесконечности уговаривает он пациентку, когда та предпринимает нервные попытки оглядеться, лежа лицом строго вверх. В голосе слышна суровость и настойчивость, прибор летает над глазом – не рассмотришь даже, прикасается он к нему или нет. Пациентка этого тоже не понимает – анестезирующие капли ей закапали уже несколько раз. Она не чувствует прикосновений.

Когда смотришь на такое со стороны, понимаешь, что бояться было нечего. Ни капли крови, надрез без увеличительных приборов просто не различить, капилляры и сосуды не получают даже минимальных повреждений. И ни одной жалобы от пациентки, кроме того, что всё немного расплылось. Но так и должно быть.

Хирург не покидает операционную уже третий час. Операции идут одна за другой, кто-то уходит сразу, кто-то час сидит в «тёмной комнате» без света и льёт слёзы по утрачённой близорукости. Выходит Оксана, взгляд после темной комнаты мутный и расфокусированный, молча надевает солнечные очки и исчезает куда-то.

DSC_2358

На следующее утро, во время контрольного осмотра снова встречаю Оксану. И понимаю, что настроение её изменилось кардинально:
— Я понимаю, что это банально прозвучит, но у меня сегодня с самого утра новая жизнь началась. Сначала я увидела маму – и испугалась. Я до сегодняшнего утра не видела с такими подробностями её лицо – немного постаревшее, с усталыми морщинками, глаза очень добрые. Я никогда не садилась перед ней в очках и её лицо не изучала досконально, а тут оно было первым, что я увидела, и сразу поняла, что вблизи стала намного лучше видеть. Вчера вечером такого не было. Потом пошла на улицу. Там деревья, почти облетевшие, с полусухими листочками. Я встала около одного и всплакнула даже. От радости и облегчения.

Сейчас Оксана пройдет в «Октопусе» свой последний контрольный осмотр, и забудет о проблемах со зрением навсегда. Операция – слово страшное. Коррекция – чуть более нейтральное. Но слова сути не меняют – в «Октопусе» работают специалисты, способные вернуть человеку зрение. Гарантия пожизненная.

Подводим итог:

— Показания к операции: близорукость, дальнозоркость, астигматизм (от -10 до 10 диоптрий).

— Вы можете попасть на бесплатную консультацию в «Октопус» — для этого необходимо лишь взять направление в городской поликлинике по месту жительства.

— Эксимер лазерная коррекция в клинике бывает двух видов: ФРК (поверхностная коррекция) и LASIK (создаётся лоскут из роговицы). Специалисты подскажут, какой способ подходит именно вам.

— Вам необходимо пройти полное обследование перед операцией, но никаких других приготовлений от вас не потребуется.

— Стоимость операции одного глаза будет стоить от 15 до 22 тысяч рублей, в зависимости от остроты зрения и метода коррекции.

— Сама коррекция займёт не больше 20 минут.

— Коррекция осуществляется под местным наркозом — в глаза закапываются анестезирующие капли.

— Вы можете пойти домой сразу после коррекции методом ФРК, или через час после коррекции методом LASIK.

— Вы поймёте,что ваше зрение вернулось, уже на следующий день.

Сайт клиники «Октопус»

Группа клиники «ВКонтакте»: Центр коррекции зрения ОКТОПУС Самара

Фото: Дмитрий Ковалёв

                                                                   На правах рекламы
comments powered by HyperComments