Колонка Ирины Якоби о самой ужасной концертной площадке Самары

ОДО И ГОМОРРА

Колонка Ирины Якоби о самой ужасной концертной площадке Самары

Автор:

ИСТОРИИ
1 057

Недавно Самару в очередной раз посетили артисты питерского театра «Рок-опера», чтобы в очередной раз показать нам легендарного «Иисуса Христа — суперзвезду». Так как в прошлые годы я их успешно прощёлкала, в связи с чем сгрызла ногти до локтей, то теперь уж не стормозила и аж за месяц до события кинулась на сайт бронирования, размахивая над головой деньгами, спотыкаясь и улюлюкая. 23 октября… Четверг… ДОМ ОФИЦЕРОВ. Да чтоб тебя!

Текст: Ирина Nervnoe_Serdce Якоби

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

С тонким обшарпанным очарованием самарского ОДО (сейчас это, кстати, вовсе даже не ОДО, а ГДО – Гарнизонный Дом Офицеров. Но пусть) я познакомилась, когда мне было 15 лет. Я была свежа, юна, а вот сам ОДО уже тогда был отнюдь не юн и не свеж. В город приезжал Вячеслав Бутусов петь про «гудбайамерику», и это был самый первый рок-концерт, на который меня отпустила мама, устав от моего унылого нытья и жалоб на жизнь.

Мой первый концерт в ОДО запомнился мне тем, что:

— зрителей, встававших с мест во время выступления, охрана вежливо просила сесть обратно, охаживая дубинами по спине;

— «гудбайамерика» дребезжала так, что слов я не разбирала, даже твердо зная их наизусть;

— мою впечатлительную подружку на радостях стошнило прямо в рюкзак, где лежали все наши вещи, включая деньги на проезд домой (но это к слову).

Через несколько лет впечатления в памяти стёрлись, и я пошла в ОДО на концерт «Пикника», который приехал петь про «фиолетовочерный».

Мой второй концерт в ОДО запомнился мне тем, что:

— зрителей, встававших с мест во время выступления, охрана вежливо просила сесть обратно, охаживая дубинами по спине;

— «фиолетовочерный» дребезжало так, что слов я не разбирала, даже твердо зная их наизусть;

— в наш рюкзак никого не стошнило, потому что в этот раз мы оставили впечатлительную подружку дома (но это к слову).

43537917_IMG_0332

Строгие нравы охраны самарского Дома офицеров и узнаваемые особенности тамошнего звука впоследствии я имела удовольствие оценить еще не раз. Как назло, именно в ОДО организаторы концертов, ненавидящие людей, раз за разом привозили то «Мельницу», то «Пилот», то «Океан Эльзы»… И, в конце концов, я перестала туда ходить вообще, переключившись на клубные концертные площадки, где пусть и тесно, но зато всё слышно и не надо сидеть ноги вместе — руки по швам, как на детском утреннике.

Но это «Иисус Христос».

5088c7ad43b

Спустя годы родной ОДО встретил нас строгими гардеробщицами: «Повесить пальто на плечики стоит пять рублей!». Повесив пальто за пять рублей, мы показали охране билеты и проследовали внутрь. Спустя годы внутри родного ОДО не изменилось ровным счетом ничего.

В холле уютно, как на незабвенном Книжном рынке, расположились торговцы дисками (дисками!), программками и… Трикотажем. Полюбовавшись на офицерский трикотаж, мы степенно направились в дамскую комнату… Аромат дамской комнаты срубил нас с ног еще на подходе.

По мере продвижения по лестнице вниз дела становились все хуже и хуже, нас окутала влажная зловонная дымка, лёгкие сжало от нехватки воздуха – подвальное помещение туалета ОДО внезапно оказалось натуральнейшей сауной, сортирной преисподней, пылающим бесовским котлом — но нас не запугаешь такой ерундой!

Нас запугаешь другой: на расхлябанной дверце единственной свободной кабинки туалета популярнейшего концертного зала города-миллионника, где проходят выступления артистов питерской оперы (до 2000 рублей), удивительных монастырских хоров (до 1900 рублей) и Павла Воли (до 4000 тысяч рублей)… отсутствовала щеколда, хаха!

4ecae71dab6199f5994991f93392d16e_w960_h2048

Пристроившись в очередь, мы стали наблюдать, как прекрасные дамы в длинных вечерних платьях, степенные пожилые ценительницы Эндрю Ллойда Уэббера в золоте гуськом движутся к унитазам системы «ржавая дыра в полу» и тонкими ухоженными ручками, отдавшими за билет два косаря, держат дверцу кабинки изнутри…

«Ну, уж на опере дубиной не огреют», — подумала я и, конечно, оказалась права. Поклонники оперы, пусть даже и рок, это вам все же не фанаты «Алисы», то и дело норовящие поплясать или помочиться с балкона (помню, был случай) – с этими спокойней. Однако поклонники оперы могут вероломно попытаться «щёлкнуть» артистов из зала на телефон, чтобы потом хвалиться Иисусом в проклятом инстаграме – а это строго запрещено! Никакой фотосъемки!

Поэтому при попытке поднять зловещий аппарат выше коленки я получила прямо в глаза воспитательный луч от лазерной указки. Которой строгий охранник упорно светил мне в наглые зрачки, пока я не сообразила вытянуться по струнке и спрятать подозрительную мобилу поглубже в сумку. Клянусь, я все два часа чувствовала на себе его внимательный взгляд и стеснялась лишний раз почесаться! Хотя, тут уж, наверное, сама виновата.

1482c996e11

Но как прекрасны артисты «Рок-оперы», как удивителен питерский Иуда! «А толпа меня страшииит, вознесла тебя на щииит»…

Что-то такое…

Или молва?

Или плотва?..

Ладно. На диске расслушаю.

_________________________________________

Весной этого года СМИ Самары хором подхватили короткую, но убедительную весть из твиттера депутата Госдумы Александра Хинштейна: «Замминистра обороны подтвердил, что в текущем году будет отремонтирован самарский Окружной Дом офицеров, о чем я ходатайствовал ранее». Пресс-служба народного избранника на официальном сайте уверенно проиллюстрировала новость фотографией знаменитого здания с концертным залом возле площади Куйбышева.

Но прошло полгода.

«Как рассказали SamRU.ru в руководстве Дома офицеров, ремонт будет произведен совсем не в этом доме. 25 млн рублей планируется потратить на ремонт кровли и фасада здания по адресу ул. Шостаковича, 1, в котором расположен военно-исторический экспозиционный отдел Дома офицеров. Концертный зал же в соседнем доме ремонтировать не планируется, так как он «не требует ремонта»: «Все его крыши заменены, пластиковые окна стоят», — сообщил порталу источник».

OKAAAY.

621Антон Адигамов, бывший оператор световой пушки в ОДО:

— Из положительных моментов — за время работы я побывал на туче концертов бесплатно: и светил, и просто проходил, если услуги не требовались. Помню, приезжала Lacrimosa – очень забавно было на это смотреть: такие все из себя готы – на фоне красных портьер и серпов с молотами. Или полностью сидячий концерт «Короля и Шута»…

А как-то раз было новогоднее детское представление заезжее — абсолютно всё выступление под «фанеру» — не только песни, но и речи. И тексты отвратительного качества. Почему-то обычная мышь пела песню летучей мыши… У «Агаты Кристи» на концерте тоже вместо одной гитары была «фанера». Состав группы, видимо, был в таком состоянии – музыкантов меньше, чем партий. На Smokie из зала постоянно были слышны крики «Норман, ты лучший!», хотя Крис Норман там сто лет не играет.

Благодаря работе в ОДО, я узнал, что группа «Бутырка» — приятные в общении люди. Когда приезжали «Ляписы», Михалок ел в обычной ОДОшной столовой… Гребенщиков после своего концерта спокойно вышел из главного входа и пошёл гулять пешком.

Ещё по результатам года мы сделали вывод, что самые красивые девушки приходили на Стаса Михайлова и на Лагутенко. Михайлов был очень душееевный, «народный» такой. Каждую секунду: «Включите свет в зале, я хочу видеть лица!». Желал «счастья вам и вашим детям», то и дело. А вот Иван Кучин – му…ак, каких поискать. Вёл себя отвратительно, перед зрителями опускал работников зала, кидал какие-то понты: «Сделайте нормальный звук, поднимаю зарплату звукооператорам в два раза!». У него вся музыка — три ноты на синтезаторе. Однако, зачем-то на сцену выкатили рояль. Что-то там тыкал пальцем…

Почему бывают проблемы со звуком? Это зал такой, он не для музыки. Хотя вот клуб «Зал ожидания» в Питере сделан из вокзала – и там все отлично. Просто, видимо, чтобы звук стал хорошим, нужно не только колонки обновлять периодически, а делать капитальный ремонт, перепланировку.

Комментарии: