ДО ОСНОВАНЬЯ, А ЗАТЕМ...

Особняк Наймушина в Самаре построят заново

 1 596

Автор: Редакция

Восстановление одного из самых печально известных самарских памятников архитектуры планируется начать уже в этом году. Особняк Фирса Наймушина (Степана Разина, 106), спроектированный архитектором Филаретом Засухиным в стиле модерн, возведённый в 1900 году, должен стать жилым домом. После того, как его руины окончательно снесут. Об этом рассказал ДГ председатель Совета директоров Корпорации «КОШЕЛЕВ» Владимир Кошелев, который патронирует проект с особняком Наймушина. 

Изначально дом принадлежал самарскому лесопромышленнику Фирсу Наймушину. Впоследствии он перешёл к графу Мстиславу Николаевичу Толстому, брату писателя Алексея Толстого. В 1941-1943 годах в здании размещалась Британская военная миссия, эвакуированная из Москвы. В 1987 году особняк был признан объектом культурного наследия регионального значения.

Здание, в котором на тот момент находилось одно из подразделений Центра планирования семьи и материнства, сильно пострадало в результате пожара в 2007 году. Установлено, что это был поджог. В 2010 году заброшенное здание было продано ООО “Евро-Железобетон”, входящему в Корпорацию «Кошелев». В 2013 году руины особняка были частично снесены. Летом 2015 года на заборе, которым обнесён объект, появился баннер, сообщающий о начале работ по восстановлению объекта. Но фактически работы не проводились. В декабре 2015 года руины особняка вновь пострадали от пожара.

Особняк Наймушина до пожара 2007 года. Фото Андрея Кочеткова, Павла Новикова

Владимир Кошелев, председатель Совета директоров Корпорации «КОШЕЛЕВ»: 

После того, как особняк Наймушина почти полностью сгорел, у нас случился разговор с Андреем Смирновым, тогда ещё главным архитектором Самары. Это было буквально делом случая. Андрей рассказал об идее Тархова продавать в собственность памятники архитектуры с обременением по реставрации и дальнейшему содержанию. А мне это здание всегда очень нравилось. И я вызвался восстановить особняк. Смирнов говорит: «Покупай».

Я купил усадьбу не за копейку, как многие думают, мы заплатили за него нормальные деньги [речь идёт о событиях 2010 года — прим. ДГ]. Я с самого начала понимал, что это не обычная стройка, а история целая, к которой нужно привлекать экспертов, приобретать определённые лицензии.

Есть стереотипы и сложившееся мнение по отношению к строителям. Никого не интересует, что я купил особняк уже после того, как он сгорел, все тут же начинают думать, что я его сжёг. Там реально от пожара деревянная начинка здания просто выгорела, а кирпич превратился в труху. И с ним ничего невозможно сделать.

Теперь новое говорят: понятно, он же специально строит новое, а надо было старое восстановить. Я спрашиваю, как? Пыль склеить и дерево вырастить?! Я серьёзно. Кто переживает за Самару, давайте найдём цивилизованный подход к памятниками архитектуры. Выработаем программу, привлечём инвесторов с чёткими обременениями. Заходишь на памятник — вот банковская гарантия и твои обязательства. На 20-30-50 миллионов с чёткими сроками, когда должен быть сделан проект, когда начато строительство и всё дальше по этапам. Вовремя не сделал — у тебя безакцептно снимается эта банковская гарантия. И всё, до свидания, памятник отдаётся кому-то другому. У нас центр города стал мёртвым. Из него вся деловая часть ушла.

Сейчас мы в финале истории. Проект добиваем, и в этом году начинаем делать. По конструктиву это будет воссоздание. Приходили эксперты, смотрели на то, что от особняка осталось, обследовали фундамент. Особняк стоял на бутовом фундаменте, который, по заключению экспертов, уже не способен ничего нести. Мы полностью восстановим здание по старому проекту. Будет один в один, только уже не деревянный изнутри, а каменный.

Современное состояние особняка. Фото Александра Ирдулина

Иван Филиппенко, консультант Управления государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области:

— Архитектурное решение проекта особняка Наймушина согласовано. Мы внимательно изучили архитектурное и колористическое решение, подняли архивные материалы, сравнили исторический и современный вид особняка и дали согласование в части архитектурного решения. Это будет восстановление с элементами воссоздания.

Работы должна выполнять строительная компания, имеющая государственную лицензию на строительные и ремонтно-реставрационные работы. Что касается уникального ограждения ансамбля усадьбы Наймушина, то управление указало в необходимости восстановления ограды, кованой решётки и ворот. Теперь собственник должен пройти государственную экспертизу проектной документации и после положительного заключения сможет приступить к строительным и реставрационным работам.

Текст: Анастасия Кнор, Андрей Кочетков