Интервью с мультипликатором Екатериной Куричевой, которая руководит детской студией «Печка»

СНЕГИРИ ПОПАЛИ В КОСМОС

Интервью с мультипликатором Екатериной Куричевой, которая руководит детской студией «Печка»

Автор:

ИСТОРИИ
543

Для того чтобы сделать хороший мультфильм, не обязательно уметь рисовать или владеть современными компьютерными программами. Нужно просто уметь мечтать. О том, куда приводят мечты, о роли личности в анимационной истории и о фестивалях, где можно и нельзя стричь ногти на ногах, организаторам фестиваля «70/30» рассказала руководитель самарской детской анимационной студии «Печка» Екатерина Куричева.

001
Янтарь, паровозик или печеная радуга

— Жизнь может кардинально измениться буквально в одночасье. Я однажды вышла из дома, чтобы купить новый номер «Русского репортера», а вернулась уже с новой целью жизни. Наткнулась в журнале на статью о новосибирской детской анимационной студии «Поиск» и подумала: «Ничего себе!» Уже в тот же вечер позвонила в Новосибирск, а через неделю уехала на фестиваль «Жар-птица». После этого моя жизнь круто изменилась. Сейчас я думаю, слава богу, что у меня тогда хватило решимости, каких-то внутренних сил, чтобы поехать в неизвестный город, к незнакомым людям… Уже через год я привезла на этот фестиваль мультфильм «Солнце, самолет и море», который взял гран-при.

- Что же произошло за этот год?

— Когда я вернулась из Новосибирска — а это было лето 2009 года, то сразу же отправилась в один из детских домов творчества и предложила открыть анимационную студию. Первый набор был бесплатным, и ко мне записалось очень много детей. Тогда для Самары это было в диковинку. Многие родители искренне удивлялись, что можно самим делать мультфильмы. Да я и сама знала процесс лишь в теории. Первые полгода мы с детьми просто что-то придумывали и рисовали. Не было ни монтажного стола, ни компьютера для сведения материала. Все делалось параллельно. В итоге к концу первого учебного года нам удалось сделать 3 мультфильма, в том числе «Солнце, самолет и море».

002

- И как же снять мультфильм, чтобы он покорил фестивальное жюри?

— Не знаю. Например, взять тот первый мультфильм. Я сейчас, когда смотрю его, вижу кучу недочетов, технического брака. Поверь мне, это был са-а-мый ме-едле-е-енный мультфильм на том фестивале! Я всему училась по ходу, и, по сути, это был мой первый опыт создания анимации. Но при этом он все же покорил сердца жюри за счет живой истории и очень непосредственной озвучки. Скажем так, «выехали» на авторе. Я вообще считаю, что личность автора – это самое важное в произведении. Ни я, ни дети не умели рисовать, но мы отчаянно фантазировали. И для мультфильма очень важна озвучка. Мы все свои работы озвучиваем с детьми в профессиональной студии. В результате как по чистоте звука, так и по эмоциональности мы сильно отличаемся в лучшую сторону от многих наших коллег из других детских студий.

- Тогда же появилось и название студии?

— У меня были различные варианты. Хотела назвать студию и паровозиком, и янтарем. Идею взяла у детей: девочка Соня Поляева, которая была одной из моих первых учениц, сделала мультфильм про печку, которая называлась «Радужная печка, или Печеная радуга». Вот отсюда ноги и выросли.

Герой с правильными пропорциями тела – анимационный инвалид

- В художественной школе ребенка учат рисовать, в танцевальной – танцевать, в актерской – играть. Чему можно научить ребенка в студии анимации?

— Этим вопросом задаются все родители. Куда ребенок сможет потом пойти с такой базой навыков? Рисовать мы не учим – это факт. Профессиональных аниматоров у нас в стране готовят только в Москве, Петербурге и Екатеринбурге. Больше вроде бы нигде. На второй год именно эти соображения, на мой взгляд, резко снизили количество желающих. Сюда же прибавилась ежемесячная плата и сказалась смена площадки. У меня даже были мысли прикрыть эту «лавочку». Но я остановила себя. И рада, что смогла пережить этот кризисный второй год и сохранить студию. Как ни странно, но в каждой студии детской анимации выделяют какое-то одно приоритетное направление, у каждого свой уклон. Кто-то действительно учит рисовать, кто-то выявляет и развивает актерские данные. Я делаю основной упор на развитие фантазии. Так, в настоящее время я закончила составление учебной программы. Пять лет, пока существует студия, я собирала самые удачные уроки, училась сама у коллег из других городов и стран. Эту программу может взять любой преподаватель и открыть детскую анимационную студию. Ее можно варьировать, корректировать, но основные направления заданы четко – это изобразительное и сценарно-режиссерское. В трехлетней программе очень много заданий на развитие творческого воображения, фантазии, раскрепощения детей. Я считаю, что для детской анимации по большому счету не очень важно как нарисовано, по всем правилам изо или нет, главное — наличие свободы мысли, авторская позиция.

- Авторская позиция может быть выражена и в манере рисования…

— Конечно, визуальная составляющая очень важна. Отсутствие элементарных знаний по передаче объема, перспективы сделает просмотр мультфильма незавидным испытанием для зрителя. Поэтому у нас в студии во все годы работали художники. Они выступали и будут выступать в качестве преподавателей по изобразительному мастерству. К 10 годам – у нас набор с 5 лет – дети уже должны уметь рисовать, что называется, узнаваемые образы. Но при этом правильное рисование, то, которому учат в художественных школах, — это вред для детской анимации. Слишком правильная манера нам не подойдет. Она уничтожит авторское начало, усреднит. Когда дети начинают рисовать правильные пропорции тела героя, я хватаюсь за голову. Ужас! Нужна золотая середина. И мне кажется, я ее нашла.

003

- Наверное, на этот счет есть разные мнения. И не везде с подобным подходом можно взять гран-при…

— Безусловно. Есть разные аниматоры, есть разные фестивали. Например, мы сняли мультфильм «Семья – это поп земли». Там есть момент, когда звучат слова: «А по субботам мы всей семьей стрижем ногти», и на экране появляется нога, и ножницы начинают отстригать ногти. Это мультфильм получил приз фестиваля «Мульт-горой», в состав жюри которого входят и Иван Максимов, и Евгения Жиркова, и другие создатели именно авторской анимации. А на московском фестивале «Бумеранг» мне заявили после подачи заявки, что «это ужас какой-то!» и посоветовали посмотреть какие-нибудь «хорошие» мультфильмы. Просто у людей разное восприятие. Кому-то информацию нужно подавать буквально и в лоб: «Мама – это прекрасно! Давайте все любить мам!» А кто-то ценит именно метафоричность, символизм. Я в этом деле категорична: никогда моя студия не будет снимать мультфильмы на социальные темы. По моей инициативе, никогда. Да, мы сделали несколько работ в качестве школьных заданий детей. Но эти мультфильмы я даже не включаю в фильмографию «Печки».

Про аниматоров-эксплуататоров, которые снимают свои фильмы руками детей

 — Как ты выстраиваешь непосредственно работу с детьми?

— Дети делятся по возрастам. Есть групповые занятия, есть авторские. Как правило, в группе 5-6 человек. Я работаю с ними по программе, которая позволяет пройти все стадии создания полноценного мультфильма. Сначала дети просто фантазируют, придумывают, о чем будет будущий фильм. Если мне нравится какая-нибудь идея, я предлагаю уже танцевать от нее. Соответственно всегда есть автор, который придумал саму тему мультфильма. От него очень много зависит. В прошлом году ребята снимали мультфильм «Суперкоманда». У него был ведущий автор – Лиза Графчикова, которая не просто дала идею, она нарисовала целую книжку про приключения всех героев «Суперкоманды». Остальные дети также не остаются в стороне: кто-то хорошо рисует, кому-то нравится сам процесс оживления, кто-то идеально подходит для озвучивания. При этом в процессе рисования каждый ребенок что-то придумывает свое – интересную характеристику героя, неожиданный поворот сюжета, и мы включаем это в мультфильм. Так что в итоге он получается именно коллективным произведением.

004

- А что значит авторская анимация в детской студии?

— Вот, например, собралась у меня группа детей, но через какое-то время мальчик Аркадий подошел ко мне с мамой и сказал: «Мне не нравится, что мы делаем это все вместе. Это уже не моя история». С характером оказался, хотя и 6 лет всего. Теперь он ходит в другое время и делает свое авторское кино. Но, как правило, такие дети редкость. Чаще авторское кино делают те ребята, кто уже отходил в студию год или два. Они понимают, что это им интересно, они знают, как это делается. Сейчас ко мне в разное время ходят более 10 детей, кто имеет собственный сценарий, сам рисует или лепит героев. Я и наш художник-аниматор просто курируем процесс.

- Анимация предполагает завидную усидчивость. Как тебе удается поддерживать интерес у детей к одному проекту так долго?

— На реализацию полноценного проекта – от идеи до конечного фильма – уходит целый учебный год. Это очень долго для ребенка. Но программа составлена так, что мы параллельно выполняем множество сопутствующих заданий. Например, снимаем миниатюры к праздникам, пробуем силы в различных техниках, да и просто смотрим мультфильмы – от отечественной классики до современных образцов. Несмотря на это, порой случается, что мои маленькие авторы теряют интерес. В плане мотивации в дело идут как печеньки, так и психологические рычаги. Все-таки я не так давно получила диплом психолога. Для детей постарше хорошим мотиватором является поездка на фестиваль. Ради этого можно не один раз переснять неудачный эпизод. Ведь ни автору, ни мне не нужен плохой мультик. Студия «Печка» — это сейчас уже гарант качества.

- Но незавершенные проекты есть?

— Конечно. Более чем достаточно. Одна девочка, например, сняла мультфильм ровно до середины. И перестала ходить. Возможно, родители повлияли или она сама потеряла интерес. Я целый год хранила ее рисунки и фоны, надеялась, что она вернется и доделает фильм. Но она так и не вернулась. А я выбросила все ее заготовки. Я редко так делаю, но вот взяла и выбросила. Нужно двигаться дальше.

005

- А родителей подключаешь к работе студии? Просишь помощи?

— В первые годы часто просила помочь. Но теперь перестала. Думаю, это оттого, что система у нас в студии наладилась, мы стали автономны.

- Катя, ты говорила про золотую середину в плане изобразительном. А где та золотая середина в плане сценария и режиссуры? И нашла ли ты ее?

— Ох, сложный вопрос! Об этом в последнее время часто спорят на фестивалях детской анимации. Дело в том, что все чаще создатели такой мультипликации делают свое, авторское кино руками детей. Это сразу видно. Да у нас у самих внутри «Печки» идет постоянный спор между мной и аниматором Александром Максимовым. Он старается сдерживать мое влияние на конечный результат. Я со своей стороны тоже стараюсь минимально воздействовать, но все равно мой отголосок чувствуется во всех мультфильмах. Но с другой стороны разве это плохо?! Есть ученики Ивана Максимова, есть ученики Александра Петрова и прочих аниматоров. Хорошие ученики перенимают лучшее. Да и я сама нарабатываю опыт и стиль при общении с детьми. Так что мы себя держим в руках, чтобы не снимать свое кино руками детей! Ведь именно дети порой могут предложить яркие, непосредственные образы, придать герою по-детски абсурдные черты и характеристики. Вот недавно младшая группа придумала фильм про снегирей. Встал вопрос по названию. Дети предложили три варианта: «Снегири попали в космос и там умерли», «Снегири попали в ловушку в Аду» и «Камни упали в воду, птицы летели». Последний вариант в манере хокку мне очень понравился – его и утвердили.

Я решилась на смелый эксперимент

 — Может, стоит попробовать и самой сделать свой собственный мультфильм, а не бить себя по рукам?

— Сейчас уже и мне хочется попробовать. Возможно, сниму что-нибудь свое, авторское, но не сейчас — я ведь не художник, мне нужна команда. Я не могу сделать все сама, как, например, делает аниматор из Киева Саша Даниленко. Но события не тороплю, пусть все само сложится.

006

- За пять лет, что существует студия, отснято множество работ. Какая самая близкая тебе?

— За время работы студии мы с ребятами сделали около 30 мультфильмов, ряд из которых взяли призы на различных российских фестивалях. Каждый фильм близок мне по-своему. Могу особо выделить, наверное, «Дачу со слонами». Этот проект был очень важен для меня. Я с детства чувствую какую-то связь с этим местом. Так что развернулась я широко: отвела детей на выставку работ Головкина в Художественный музей, сама сделала слайд-шоу об этом человеке и устроила историческую лекцию в студии, а потом и вовсе отвезла ребят на целый день в этот особняк. Мы там гуляли, фотографировались, просто хорошо провели время. В итоге дети прониклись историей и сделали очень тонкий, эмоциональный мультфильм.

- Студии сегодня есть куда расти, развиваться?

— Я стараюсь освоить различные техники анимации. Если мы на достаточно хороший уровень вывели перекладку (анимационная техника, при которой плоские фигуры или объекты членят на фрагменты и перемещают их под камерой — прим. авт.), то с объемной (пластилиновой) еще стоит работать и работать. А в прошлом году я решилась на смелый эксперимент. Узнала, что в Екатеринбурге есть студия «Аттракцион», где с детьми делают классическую рисованную анимацию. Позвонила руководителю студии Сергею Айнутдинову и сказала, что хочу приехать посмотреть, как у них поставлено дело. Мне кажется, он слегка обалдел от наглости, но согласился и тепло принял. Спустя полгода я пригласила на неделю в Самару его ученицу – Анну Крицкую. Она неделю жила у меня, помогала запустить у нас рисованную анимацию. Наша задача была сделать рисованный ролик. Подготовили специальные столы. Сами сидели, рисовали. Сейчас трое ребят делают мультфильмы в этой технике. Я считаю, что это важно – давать детям возможность выбрать технику. Единственное исключение – компьютер. Приближать к нему детей не собираюсь. Мне кажется, мультфильмы детям важно делать руками.

- Одним словом, у тебя в руках любое дело спорится…

— Все просто: если у меня есть четкая цель, то остановить меня сложно. А порой и какие-то иные силы приходят на помощь. Например, у меня почти ежегодной проблемой является поиск педагога-художника. Больше года почти никто не задерживается – человек с дипломом художника все-таки не аниматор. А с такими эксклюзивными кадрами у нас в Самаре тяжело. Их просто нет. В сентябре прошлого года я не знала, что делать – не нашлось даже художника. Но тут звонок, просьба на встречу. Оказалось, что в Самару на работу приехала выпускница Анны Крицкой из Екатеринбурга. Я была поражена! Так что студия «Печка» продолжает делать мультфильмы и учить детей фантазировать уже с профессиональными аниматорами «в обнимку»!

Комментарии: