ТРИ УРОКА РОТТЕРДАМА

Что делать, чтобы город стал лучше

 600

Автор: Евгения Новикова

«Есть ли жизнь в городе после чемпионатов, олимпиад и других событий?» Так обозначила тему встречи в воскресенье вечером мастерская урбанистики «Артполис». В кофейне White Cup выступил иностранный болельщик, по совместительству – профессор из Голландии Артур ван дер Хам.

Голландский профессор, доцент экономики университета InHolland с накрашенными синим лаком ногтями и шейным платком на брюках вместо пояса, приехал в Самару с билетами на четвертьфинал ЧМ-2018. Кураторы творческих мастерских подсуетились и пригласили поговорить с неравнодушными самарцами.

20180708_194209

Вечером 8 июля Хам рассказывал про родной и любимый Роттердам — крупный портовый город в Нидерландах, который, по его словам, по уровню жизни занимает третье место после Англии и Новой Зеландии. Артур сразу заявил, что фотографий будет больше, чем спича: это из-за книги Сюсаку Эндо «Молчание», которую он прочитал, приехав в Самару.

Что мы поняли, слушая европейца и рассматривая картинки?

1. Не нужно делать новое, если можно изменить назначение старого

Артур ван дер Хам утверждает, что это главная концепция Роттердама, которой как минимум 70 лет. В качестве примера он приводит морской лайнер, который стал отелем, и фабрику Van Nelle, которая служит площадкой для проведения фестивалей. Он говорит, изменить можно все. Даже превратить море в сушу. Пример — насыпная область Маасвлакте, которая выходит в Северное море и является продолжением порта.

Главное — ответить на вопрос: что первично – инфраструктура или события?

- Стоит больше думать о том, что вы уже имеете, — предлагает Артур.

2. Город – это люди, а не здания

В Роттердаме власть спрашивает жителей, чего они хотят и что им нужно, и действует исходя из их запросов. Сегодня это — возможность больше ходить, ездить на велосипедах и сидеть на террасах. Поэтому новые улицы строят узкими, по ним может проехать всего одна машина. Улицы принадлежат прохожим.

Если приходится строить ненужный горожанам стадион, его делают так, чтобы потом превратить в необходимый порт. Именно под таким соусом жителям «продали» план развития района Фейеноорд, который намерены реализовать до 2022 года.

01_Impression_Feyenoord_City_Birdeye_2_OMA

3. Больше событий — меньше полицейских

Если верить Артуру, «ивентов» в Роттердаме проходит много и преимущественно на открытых пространствах. Например, трехнедельный джазовый фестиваль, для которого в городе выделяется 100 (!) площадок, включая крыши (дни, когда можно выходить на крыши, в Роттердаме называются «Дакендаген»). Голландский профессор говорит, в его городе нет оперного театра, и жителям он не нужен: «Моя опера — это весь город».

Джаз на крыше

Такие события (большинство из них – частная инициатива) выманивают людей на улицы, и именно это создает комфортное ощущение безопасности, а не полицейские на каждом углу.

ЧМ-2018 в Самаре Хам сравнил с терактом. Во-первых, это сильно повлияло только на историческую часть города, а во-вторых — после подобного «взрыва» людям необходимо вернуться к нормальной жизни. Возникает вопрос: что теперь для самарцев «нормальная жизнь»?

- Чемпионат задал высокую планку. И сейчас нужно либо приготовиться к движению по большой амплитуде от высокого уровня к низкому и обратно, либо придется найти путь где-то посередине, — утверждает Артур ван дер Хам.

Фотографии взяты из открытых источников
Фото обложки отсюда

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook