Книгу Олега Иванца «Бандитская Самара» можно купить только в лавке «Другого города»

 3 766

Автор: Антон Черепок

Лавка ДГ — единственная площадка, где вы сможете приобрести это весьма необычное издание. Главная ценность этой книги в том, что в ней скрупулёзно воспроизводятся события конца 80 — начала 90-х годов. Герои этого историко-публицистического произведения в большинстве малоприятные люди. Но они жили бок о бок с нами, прямо или косвенно вмешивались в нашу жизнь, управляли многими теневыми процессами в нашем городе.

«К выходу новой, особенно ожидаемой книги, хотелось бы дать предварительное пояснение автора. Но в отношении книги «Бандитская Самара» мы этого сделать не сможем. Олег Иванец, основной историограф преступных разборок, впрочем, как Наталья Умярова, его соавтор, заключены под стражу по делу так называемых блогеров. Их арест продлён до конца февраля. Но книга была отдана в типографию ещё до всех этих неприятных событий, так же, как и все договорённости с авторами о её представлении на страницах журнала «Другой город» и в нашей сувенирной лавке.

На самом деле сегодня наша площадка единственная, где вы сможете приобрести это весьма необычное издание. На мой взгляд, главная ценность этой книги в том, что в ней скрупулезно, я бы даже сказала, маниакально точно воспроизводятся события конца 80 — начала 90-х годов. Герои этого, скорее, историко-публицистического произведения в большинстве своём малоприятные люди. Но они жили бок о бок с нами, прямо или косвенно вмешивались в нашу жизнь, управляли многими теневыми процессами в нашем городе.

Мы публикуем небольшой фрагмент книги, чтобы вы сами смогли оценить её историческую любопытность».

Анастасия Кнор

Фрагмент главы «Совещательно-консультативное сообщество «Политбюро»

… Во Дворце спорта, где проводил свои тренировки Василий Шишов, был офис у кооператора и большого интригана Никиты Хведчика. Кстати, сам он себя впоследствии (никто за язык его не тянул) частенько именовал «братвой». Вот туда и повадились заскакивать самарские авторитеты, которых приглашал гостеприимный Никита. Фамилии гостей были на слуху. Кроме вышеуказанных боксеров, на посиделках и чаепитиях Политбюро засветились бодибилдер Шамиль Арусланов, боксер Александр Белашев, боксер Сергей Беляков. Частыми гостями застолий были пивник Александр Масолов, кооператор и катала Евгений Кондратенко, коммерсант Юрий Соколов, мастер спорта по боксу Александр Важдаев, пивник Юрий Сапрунов. Да всех не перечислишь. Весь тогдашний бомонд неформальной Самары. Впоследствии на «заседаниях» Политбюро наблюдалась тень будущего мэра Самары Георгия Лиманского. Говорят, что эту тень попросту гоняли в буфет за пивом и закусью. Но, возможно, это была лишь похожая тень…

7TK

… Хведчик заваривал кофе с плюшками, и члены Политбюро обсуждали текущие проблемы. Это не было бандитскими встречами. Их больше интересовали вопросы денег, политики и связей. Иногда, разумеется, их деятельность грубо нарушала границы дозволенного (был организован кооператив «Мобис» во главе с В.Шишовым, который занимался уличными лотереями под прикрытием благотворительности). Но это 90-е… Да и они себя ощущали хозяевами Самары. Да, к ним подчас шли просители-бизнесмены за помощью и защитой от наезда диких рэкетиров. Шишову, Белашеву, Масолову и Кондратенко достаточно было одного только своего авторитета, чтобы защитить бизнесмена или урегулировать спор. Как таковых бригад у них и не было. Позже своими бригадами обзавелись Белик, Шеховцов, Важдаев, которые уже тогда стояли на грани перехода в ОПГ. Верхушка же Политбюро до последнего сохраняла облик «авторитетных бизнесменов и спортсменов».

Предприниматель Юрий Соколов гнал с АвтоВАЗа автомобили. Юрий Качмазов помогал ему их реализовывать, беря на консигнацию с базы на Заводском шоссе. Владимир Захарченко развивал свой обширный бизнес изначально под крышей Олега Графкина, потом при поддержке Александра Шеховцова. В конце 1992 года началась приватизация Жигулевского пивзавода. В итоге Сапрунов и Масолов приватизировали комбинат за 24 миллиона рублей (примерная стоимость трех автомобилей ВАЗ).

Летом 1994 г. Сергей Тропанов озвучивает: «Чем хуже работают предприятия Самары, тем выгоднее это тем, кто хочет стать их хозяевами. Скупив их за бесценок, они могут заработать на перепродаже прав предприятия дальше».

Через Федю Бешеного в Самару шел «отжатый» или награбленный товар со многих регионов России на реализацию.

Все шло хорошо. Все по плану. Никита Хведчик довольно потирал руки. Бригады спортсменов-рэкетиров находились в союзнических или нейтральных отношениях с Политбюро. Семенюк, Шеховцов, Раевский, Бесфамильный работали или прислушивались, как минимум, к авторитетному Политбюро. Даже «синяя» бригада Китайца и Джина ладила с ними. Но надвигались другие времена.

И полномасштабное начало этому положил Сергей Яшин (Дохлый). Дохлый, сын мясника с рынка Ленинского района, освободился в 1985 году. На рубеже 80/90-х годов его затянул рэкет. Яшин был достаточно отвязанным и понтовитым, что делало его в глазах молодой поросли авторитетным человеком. Да и нужен был беспредельщикам именно человек сиделый, так как спортсмен явно не подходил на роль попирателя авторитетов Политбюро, состоявшего сплошь из спортсменов. Вроде бы, изначально Яшина протежировали и двигали Ильич и Зеленый, сами не сиделые и не спортсмены. Поначалу порэкетирствовали в Новокуйбышевске. Но этого показалось мало. Дохлый к тому времени уже обрел грозный вид отвязанного бандита. Во многом этому способствовало то, что, как утверждается, если до 1992 года Сергей лишь курил «травку», то потом плотно присел «на иглу». Да и среди правоохранителей были установлены нужные контакты. Чекисты рассказывали, что ими даже был установлен один из милицейских начальников, который прямо из своего кабинета предупреждал Дохлого о готовящихся мероприятиях правоохранителей.

Выйдя на просторы Самары, Дохлый столкнулся с противодействием Политбюро и союзнических бригад. Но для Дохлого авторитет Политбюро был ничем. Тем более, в этот же момент в город заходила третья сила — чеченцы, которые хоть и не пользовались симпатией Дохлого, но, тем не менее, способствовали началу войны и во многом повлияли на дальнейшее изменение криминального расклада в губернии.
Изначально Дохлый «отжал» у Бесфамильного (Бес) кафе «Венеция». Потом были закрышеваны ряд автостоянок. В этот момент ряды Дохлого сильно увеличиваются за счет самарской «синей» братвы, которая ревниво смотрела на росшее могущество спортсменов под покровительством Политбюро. Да и многие спортсмены были рады найти себя в рядах «дохлят». К Дохлому присоединяются бригады Кемеровского и братьев Курсаковых.

В 1992 году Дохлый был обьявлен в розыск за похищение и избиение Сергея Кузнецова (бывший сотрудник милиции), занимавшегося нефтепродуктами. Но при этом Яшин спокойно разьезжал по городу.

Весной 1994 года на Александра Масолова наехал Ильич. Разумеется, от имени Дохлого. Была назначена стрела возле памятника Чапаеву. «Дохловские» приехали на двух машинах, а «масоловские» на нескольких. Причем спортсмены проявили порядочность и не допустили массового избиения. По слухам, один Шеховцов вырубил большую часть оппонентов, а Масолов набил лично лицо одному из «дохловских».

Война началась. Через месяц прогремел взрыв у магазина «Деликатесы» на улице Ленинградской. Магазин принадлежал Масолову. Взрывной волной разнесло витрину. Безопасность бизнеса Масолова на тот момент обеспечивали Александр Шеховцов и Александр Важдаев.

Через несколько дней, когда Важдаев выходил из Дворца спорта, раздались выстрелы. Боксеру стреляли по ногам, но одна из шальных пуль попала в позвоночник. С тяжелым ранением Важдая отвезли в больницу, где написали, что произошел несчастный случай на охоте.

В течении нескольких следующих дней в кабинете политбюровского крупного коммерсанта Юрия Соколова рвануло самодельное взрывное устройство. Жертв не было. Но это было обьявление войны.
И вот тут лидеры Политбюро повели себя непонятно. Шишов, Тропанов и Белашев уехали на отдых в Италию. Масолов уехал на свою виллу на Кипр. Стоит заметить, что большинство членов Политбюро не приветствовало начало войны. Они были за мирное решение проблем. Большинство их союзнических бригад были сторонниками «цивилизованного рэкета», без стрельбы и трупов. Кровавые разборки развязал именно Сергей Яшин. Эра романтического рэкета заканчивалась. Пока верхушка Политбюро была далеко, ряд их сторонников приняли вызов и, тем самым, вошли уже в криминологическое определение «ОПГ». Именно с этого момента Политбюро можно смело именовать ОПГ. Но большинство родоначальников Политбюро уже были готовы покинуть бандитскую тропу.

Сергей Беляков (Белик), — упрямый, вспыльчивый, нервозный, возглавил ряды сторонников войны с Дохлым. Беляков был сторонником решительных действий. Именно он проповедовал жесткую линию в отношении коммерсантов. Политбюро все же помогало кооператорам кредитами, поставками, связями, в отличие от Дохлого, который проповедовал политику «бычок предназначен для убоя» (папина наука?). Белик в этот момент поднял для всех коммерсов тариф. Особенно это ощутил на себе Сергей Арсентьев. Своих идейных противников Белик клеймил «сучками». Именно коммерсант Соколов на тот момент спонсировал все боевые действия Белика. Сам Белик отправил свою семью из города и руководил боевыми действиями из своей квартиры.

Параллельно вел боевые действия с Дохлым Александр Шеховцов. Надо признать, что данная война не имела своей целью уничтожение соперника. Нет. Дохлый требовал признания за ним права на часть Самары и уважения его авторитета. «Политбюровские» изначально не воспринимали «синего» авторитета. Да и Самара тогда была под влиянием спортсменов — Бес, Семенюк, Раевский, Шеховцов, Король — все спортсмены. Потому всем была дана команда «фас». И гибли простые пацаны.
Кстати, сам Дохлый в этот момент покинул Самару и наблюдал за разборками из Москвы.
В 1994 году был тяжелоранен «дохловский» бригадир Барсук (после выздоровления практически отошел от рэкета).

В сентябре 1994 года у «Спецавтоцентра ВАЗ» на улице Алма-Атинской был расстрелян чеченцами Константин Раевский. На тот момент Раевский крышевал большую часть Безымянки и часть пивного бизнеса. Мастер спорта по боксу, Раевский являлся союзником Политбюро. Хотя и с Дохлым имел нейтральные отношения. Есть слух, что за неделю до смерти к Раевскому подьезжал Дохлый и известил, что он собирается выступить на стороне Напарника по Алма-Атинке и предлагал Косте поддержать его за определенную долю в будущем бизнесе. Костя решил поучаствовать в делах «Спецавтоцентра ВАЗ». Поучаствовал….

23 мая 1995 года у своего дома был застрелен Михаил Бесфамильный.

29 ноября 1995 года у своего подьезда был убит Александр Шеховцов. Ему было 34 года.

Разумеется, все эти убийства не обязательно связаны с ОПГ Дохлого. Просто шло вытеснение «цивилизованного рэкета» (спортсменов) «беспредельным» («синими» с примкнувшими к ним спортсменами). В Самару приходил отвязанный бандитизм.

В 1996 году из Самары уезжает Александр Семенюк — двухкратный финалист чемпионата Европы по контактному карате. ОПГ Семенюка, по сути, прекращает существование.

Бикташев, cохранявший всегда ровные отношения с Политбюро, принципиально отстранился от всех разборок. Боксер Андрей Королев, никогда не отличавшийся самостоятельностью, быстро подружился с Саидом Центроевым.

Но вернемся несколько назад. Когда Шишов, Белашев и Тропанов вернулись из Италии, то их встретил взвинченный до предела Белик. Суть его предьяв сводилась к тому, что именно он руководил войной. Пока некоторые отдыхали. И необходимо решить как дальше жить. К чести именитых спортсменов, они удивились амбициям Белика и заявили, что не приветствуют его методы и остаются лишь коммерсантами, а авторитет у них и так есть, и никто на него не покушался. На том и расстались. Белик был волен делать, что считает нужным. Хведчик, видя, что Политбюро по сути более нет, резко «навел мосты» с набирающей авторитет (и созданной правоохранителями как противовес усилению «синих» Дохлого и чеченцев Саида), ОПГ Беркута.

Дохлый, по сути, победил. Нет, не выиграл войну. В этой войне изначально никто не мог выиграть. Просто теперь Дохлого признали. Началась экспансия Самары беспредельными «дохловскими» ордами. Его авторитет стал легитимен. Кстати, есть слух, что когда Дохлый приехал из Москвы, то Ильич ему также напомнил об его отсутствии во время боев и необходимости «преференций». Но это уже другая история.

Самое пародоксальное, что сразу же после развала Политбюро, Сергей Беляков заключает союз с… Дохлым. В принципе, это логично. Из всего Политбюро именно Белик был наиболее близок в своем понимании рэкета к методам Дохлого. Именно Белик на завершающей стадии превратил Политбюро из совещательной тусовки добродушных боксеров в ОПГ. С чисто бандитскими беспредельными методами.
Белик впоследствии устанавливает связь с люберецкой братвой Москвы. С середины 1994 года он крышует самарскую фирму в Москве «САМОС» и, по сути, живет там. Были даже слухи, что к концу 1995 года у него было аж две семьи. В Самаре жена и 7-летний сын Олег. И в Москве семья. Но, возможно, это досужие сплетни.

Фирму «САМОС» (торговля аппаратурой) изначально опекал Федя Бешеный. После его убийства эту роль поручили именно Белику.

В январе 1996 года Сергея Белякова убили при выходе из московского массажного салона. Убили четырьмя выстрелами. При нем было обнаружено удостоверение сотрудника «САМОС». В Самаре его хоронили 28 января 1996 года. Похороны были масштабными. Огромное количество братвы и кавалькада автомобилей. Похоронили на кладбище «Рубежное».

Считается, что после Белика его самарское наследство принял один из его близких — Проша (Андрей Пронин), мастер спорта по боксу, участник войны в Афганистане, Кавалер ордена Красной Звезды. Но если взглянуть на состав его бригады, то выяснится, что она состояла как из спортсменов, так и из «синих». Это говорит о многом.

Эра Политбюро и романтических спортсменов-рэкетиров канули в лету. Последующие разборки становились все беспредельнее, признавался авторитет марки ствола, а не былые заслуги в спорте.