«Балкон с фасада убрали, зря»

История купеческого особняка с улицы Садовой

 921

Автор: Редакция

Двухэтажный особняк на Садовой, 143, что возле музея Алабина, всегда привлекал мое внимание. Во-первых, несомненно прекрасным стилем модерн, свойственным самарской архитектуре, во-вторых, своей обособленностью.

Анастасия Кнор разобралась в истории купеческого дома на Садовой и даже нашла потомка хозяев особняка. 

Единственный выживший

Когда в начале 1980-х годов начали строить Ленинский мемориал, то под него расчистили целый квартал. Безжалостно уничтожили все старые дома, переселили тысячи людей. И только этот особняк выжил. То ли потому, что в нем был детский сад, то ли потому, что у какого-нибудь чиновника екнуло сердце и рука не поднялась.

Дом стоит до сих пор, по нему каждый день топают сотни детских ножек, и два года назад он наконец-то стал объектом культурного наследия. Сейчас его можно найти в перечне выявленных объектов на сайте областного управления госохраны памятников. По своему основному описанию он назван «городским купеческим особняком».

42990429_2169784043055146_5787530549472002048_n

Дата постройки и имя архитектора не дошли до наших дней. Владелец усадьбы, казанский мещанин Александр Кузьмин, приобрел место в 89 квартале города Самары в самом конце XIX века. В 1901 году он подал прошение в городскую управу с просьбой о постройке деревянных служб с брандмауэром. Когда был построен каменный особняк, сказать сложно, предположительно – с 1902 до 1910 года.

В окладной книге 1915 года он уже есть, правда по адресу Садовая, 137. После революции дом был муниципализирован, а сведения о судьбе прежних владельцев утрачены.

Спустя ровно сто лет Эдуард Ростегаев публикует в фейсбуке старинные фотографии. На одной из них запечатлен этот особняк, под ним — подпись: «Наш родовой дом». Так появилась история, у которой, я надеюсь, будет продолжение.

Рассказывает Игорь Борисович Ростегаев, прославленный оператор ТРК «СКаТ»

— Моя бабушка Татьяна Кузьмина была из многодетной семьи обедневших казанских мещан. Родилась она в 1901 году, а в 1904 переехала в Самару к семье своего дяди Александра Сергеевича. Детей у него не было, поэтому он упросил своего родного брата отдать ему девочку на воспитание. Впрочем, через пять лет супруга всё же принесла Александру ребенка. Девочку назвали Валентиной.

Судя по тому, что рассказывала прабабушка, её сразу привезли в этот особняк, поэтому можно сузить датировку его постройки до 1904 года. Про свое детство прабабушка почти не рассказывала. Из неё приходилось клещами тянуть информацию: так глубоко сидел в ней страх.

Александр Кузьмин разбогател на торговле мануфактурой. Он часто бывал за границей, откуда привозил тюки тканей. Семья была строгой и набожной. В доме часто бывали священники, особенно после церковных праздников, когда Кузьмины устраивали обеды.

В доме было много икон, в том числе богато украшенных. Татьяна Андреевна утверждала, что некоторые оклады икон были сделаны даже из бриллиантов. Девочек держали в строгости. Несмотря на то, что в доме была прислуга, их приучали к труду. Девочки помогали на кухне, занимались шитьем и вышиванием. Татьяну отдали учиться в семилетнюю школу, которую она закончила в 1919 году. Это образование станет базовым, потом будут различные курсы делопроизводства и бухгалтерии.

Кузьминых выселили из особняка красные. Куда семья переехала, точно неизвестно. Предположительно, им выделили комнату в их же деревянном доме напротив (он не сохранился). Семья Кузьминых владела тремя домами, стоящими на Садовой улице. Что случилось с Александром Сергеевичем, Татьяна так и не рассказала. Её собственная судьба складывалась сложно.

Происхождение и социальный статус навсегда испортили ей биографию. В 20-х годах она в основном стояла на бирже труда и подряжалась на временные работы. Потом до конца жизни занимала мелкие должности в системе здравоохранения. В 1924 году вышла замуж, сменив фамилию на Ростегаеву. Её младшая двоюродная сестра Валентина вышла замуж за немца, Якова Гинтера, и в 1941 году её отправили в Казахстан, где следы и затерялись.

У Татьяны Кузьминой было трое родных братьев и две сестры. После революции часть родни перебралась из Казани в Самару. Среди них, например, был брат Николай. Его сын Николай Николаевич Кузьмин в будущем прославит сцену самарской драмы и станет мужем всенародно любимой Веры Ершовой.

Татьяна Алексеевна дожила до 90 лет. Она несколько раз меняла прописку, но, что удивительно, всегда в рамках только одной улицы – Садовой. Последний дом, где она жила, под номером 281, недавно снесли. Теперь там топорщится многоэтажка.

Что удивительно, она всегда обходила свой родовой дом стороной. Сделала исключение только один раз. Когда умер её сын Борис, она попросила внука отвезти её на Садовую, 143. Она долго стояла, замерев, напротив. На вопрос, хочет ли она зайти внутрь, ответила твердое «нет». Потом охнула: «Балкон с фасада убрали, зря», развернулась и пошла в машину.

В годы Великой Отечественной войны особняк Кузьминых занимала военная миссия США. В настоящее время в здании по улице Садовой, 143 находится детский сад.

Текст: Анастасия Кнор
Фото взяты здесь

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook