МНОГОЭТАЖНАЯ АМЕРИКА

Впечатления самарского тракториста о поездке в США в 1927 году

 1 459

Автор: Редакция

«Всего через океан от Франции до Сев. Ш. Америки шли шесть дней на пароходе. На середине океана были жуткие места, где происходит вечная зыбь. Между прочим, в этом месте погиб самый большой в мире пароход “Титаник”.

С парохода вышли на берег в г. Нью-Йорк — мировой коммерческий центр, с восьмимиллионным населением жителей, больше 2,5 миллиона автомобилей, движущихся по хорошо мощеным улицам. Улицы прямые, с заселенными 70-этажными домами. Первый раз дают громадное впечатление, но скоро это в голове притупляется и делается обыкновенным явлением, достигнутым умом и творением рук человека».

circle (7)Это цитата из отчёта самарского тракториста Дмитрия Климова о стажировке в Соединенных Штатах Америки на одном из заводов компании Ford Motor Company в 1927 году. Тезисы товарища Климова к докладу о загранкомандировке вместе с другими документами пролежали почти сотню лет в одном из самарских архивов, пока до них не добралась Елена Алексенко, студентка исторического факультета Самарского университета.

Елена принесла документы в редакцию ДГ и рассказала, каким замысловатым образом они попали в её руки:

— Мы вышли на эти документы самым невероятным образом. У моего научного руководителя — профессора Зои Кобозевой в сундуке хранились котиковые шкурки, на которых стоял штамп made in USA и год — 1927-й. Зоя Михайловна поручила мне найти ответ на вопрос: каким путём эти шкурки попали в её сундук.

Стоит напомнить, что с 1917 по 1933 год длился «период непризнания», когда между нашими странами не было официальных дипломатических отношений. Однако, как выяснилось, в это время существовали тесные экономические и культурные связи.

Несмотря на враждебное отношение правящей элиты США к Советской власти и классовую ненависть, которую большевики испытывали к капиталистам, в этот период между нашим странами активно развивались торговые отношения. В 1924 году в США было создано акционерное общество с участием советского капитала «Амторг» (Amtorg Trading Corpora­tion). Компания «Амторг» выступала в качестве торгового-финансового представительства и контролировала до половины сделок между СССР и американскими компаниями.

С такими исходными данными я обратилась в Самарский областной государственный архив социально-политической истории, сотрудник которого Евгений Малинкин (выпускник истфака СамГУ) вспомнил, что ему попадались рекламные проспекты (информационные бюллетени) Амторга с американской техникой.

В 1920-е годы, в условиях дефицита ресурсов, и в том числе бумаги, эти проспекты использовали в делопроизводстве, используя обратную сторону листа. Например, бюллетени с рекламой корчевальных машин Hercules 200 были найдены в подшивке партийного делопроизводства.

Обладая сведениями о предприятиях и предпринимателях (это был расцвет НЭПа, допускающего различные формы собственности на средства производства и рыночные отношения), «Амторг» рассылал рекламу по регионам, изучая потребности рынка и рассказывая об американских производителях техники.

Через «Амторг» в Советский Союз поставлялась сельскохозяйственная техника, в том числе с заводов Форда, у которого с нашей страной сложились давние отношения. Техника продавались в России ещё с 1909 года, сам Генри Форд относился с симпатией к новому государству и был в Советском Союзе, пожалуй, самым известным и уважаемым в американцем — его книги Му Life and Work и Today and Tomorrow были переведены на русский язык и стали бестселлерами. В середине 1920 годов с Фордом был заключён контракт на поставку тракторов «Фордзон» и оказание технической помощи, по которому советские инженеры отправлялись в США на стажировки для изучения производства и ремонта тракторов. Оставалось выяснить, бывали ли самарские специалисты в США.

Продолжительные поиски фактов, свидетельствующих о том, ездили ли наши заграницу, увенчались успехом. В одном из дел мне удалось обнаружить «Тезисы к докладу о поездке в Северные Соединенные Штаты Америки» — шесть страниц машинописного текста отпечатанного на кальке — ни фамилии, ни подписи. Указан лишь год — 1927-й.

Примечательно, что, кроме технических сведений об организации производства тракторов, статистической информации, документ содержит впечатления человека, побывавшего за границей. Автор достаточно подробно рассказывает о путешествии, делится впечатлениями о Нью-Йорке, рассказывает о нравах, уровне жизни и порядках в США. Как будто эти тезисы написал турист (или разведчик, — прим. ред.). Перелопатив массу подобного рода документов, могу сказать, что столь подробное и несколько эмоциональное изложение не типично для отчетов о командировках.

Из документа стало известно, что в командировку на завод “Форда” были отправлены 50 человек, «сведущих в тракторном деле», со всего Советского Союза, в том числе двое из Самары. Этот факт я установила позднее.

Дело в том, что долго не удавалось установить автора этих тезисов. Перевернув все самарские архивы, я уже потеряла всякую надежду установить личность этого человека, но меня снова выручил Евгений Малинкин. При очередном детальном просмотре, поднеся кальку к свету, ему удалось разглядеть на последнем листе чуть видную подпись, сделанную карандашом: «Климов Дмитрий Архипович».

Дальше — дело техники. Была найдена учетная карточка. Дмитрий Климов, 1893 года рождения, по социальному происхождению — рабочий, шофер-монтёр, член ВКП(б) — идеальная кандидатура для загранкомандировки, о чем свидетельствуют копия протокола о его «выдвижении» и письмо за подписью заведующего орготделом губернского комитета ВКП(б), в котором тов. Климов назван «отвечающим целям командировки». Вместе с Климовым для поездки был рекомендован товарищ Шмелёв, о котором больше ничего не известно.

В тезисах подробно описаны приключения во время путешествия через Прибалтику, Германию, Бельгию и Францию — автор делится впечатлениями о каждой стране, метко подмечая характерные особенности. Он сообщает, что во время пути следования их группа была предметом внимания правительств тех стран, через которые они проезжали:

«При следовании через Латвию, особенных отличий от ССР не было. Можно отметить худшее: развал хозяйства, неустойчивость политического положения, особенно это было заметно при проезде через Литву».

Примечательным было рижское происшествие, где советские граждане получали визы для поездок в США. Поскольку дипломатические отношения между нашими странами не были установлены, для получения визы было нужно выехать в соседнее государство. Климов сообщает, что латвийский консул разрешил остановится в стране всего на 24 часа, однако американский консул задержал в Риге первую группу специалистов на два месяца, а вторую группу специалистов — на девять.

«Это происходило чтобы произвести проезжающим испытание в виде карантина. После испытания американский консул дал нам нравственную присягу, по всем правилам с примесью лютеранской: с поднятием руки во имя верности бога даете клятву, что при въезде в Северные Соединенные Штаты Америки вы не будете вести агитацию против существующего строя, не будете извращать нравственность, заниматься многоженством и предлагать женщинам вступать во временное сожительство и т.п.

При проезде через Германию показалась европейская культура, образцовое дорожное строительство, в сельском хозяйстве фермерские образцовые хозяйства, в городах — порядок и чистота, а также порядок, регулирующий автомобилей и пешеходов.

Бельгия территориально маленькая страна, но покрыта сплошными заводами и техническими сооружениями, на всей территории не было видно сельского хозяйства. Видны развалины, произведенные империалистической войной.

Центр Парижа представляет из себя мировой кафе-шантан, куда съезжается кутить вся мировая буржуазия. Во Франции попытались помешать нашему проезду, путем посадки нас в поезд не тот, в котором мы должны следовать. Здесь пришлось вмешаться нашему дипломатическому сотруднику, после чего весь конфликт был улажен».

Путешествие по Атлантическому океану заняло всего шесть дней. По прибытии в Нью-Йорк советских граждан досмотрели с пристрастием и заставили повторить «нравственную присягу».

Нью-Йорк. Фото из книги "Одноэтажная Америка" И. Ильфа и Е. Петрова
Нью-Йорк. Фото из книги «Одноэтажная Америка» И. Ильфа и Е. Петрова

«Из Нью-Йорка направились в г. Детройт, в районе которого сосредоточена автомобильная и тракторная индустрия. Там расположены заводы “Форд”. Детройт существует около 20 лет, имеет до 1,5 миллионов жителей, преимущественно рабочих, вырабатывающих на 36 автомобильных заводах до 10 тысяч автомобилей в сутки».

По прибытии в Детройт тов. Климов поступает на завод «Форд», где проводит 68 рабочих дней. В отчете он не без восторга делится впечатлениями о масштабах производства, описывает дисциплину на заводе и отношение к советским рабочим со стороны американцев.

«На предприятиях Форда работают в настоящее время около 160 тысяч рабочих. Ежедневно выпускают готовой продукции до 2000 автомобилей и 350 тракторов за 8-часовой рабочий день.

Предприятие Форда по своему оборудованию может выпускать ежедневно 12 тысяч автомобилей и 700 тракторов, в настоящее время не выпускает, потому что кризис сбыта.

С рабочими мы были связаны на производстве и в повседневной работе 68 рабочих дней, а также в бытовой жизни. Рядовые рабочие относились к нам доброжелательно, особенно русские и других угнетенных национальностей. На производстве вести разговоры с рабочими не представляется возможным, так как существует дисциплина — не только вести какой-либо разговор, но даже лишний раз сходить в уборную считается ненормальным. Курить на территории завода и на производстве строжайше запрещается. В нерабочее время можно было видеть постоянно около гостиницы желавших узнать о состоянии дел в СССР. Вместе с этим, здесь мы старались узнать о положении и жизни в Америке».

Автор сообщает, что в сельском хозяйстве США используется около одного миллиона тракторов и до миллиона автомобилей. Трактора обслуживаются частными тракторными мастерскими, в полной мере обеспечены запасными частями и в достаточном количестве — нефтепродуктами.

«Владельцы тракторов связаны с ремонтными базами посредством телефонной связи и специальными автомобилями по подвозке монтеров, которые могут понадобиться вместе с трактором, и нефтепродуктов, что способствует правильному использованию тракторов в сельском хозяйстве».

Отдельный абзац автор посвящает нравственности в США:

“Американское законодательство дало своеобразную привилегию женщине, в следствие чего нет твердости семейной жизни. Поэтому большинство мужского населения не считает нужным вступать в продолжительную жизнь с женщиной. В свою очередь женский труд в производствах используется в небольшом количестве и оплата женского труда производится в меньшем размере против мужчины, хотя она и выполняет одну и ту же работу с мужчиной. Это экономически женщину бросает идти на легкий способ работы — на проституцию, а мужчину использовать проституцию. Поэтому в главных промышленных центрах — в гг. Нью-Йорк, Детройт имеются 10 тысяч проституток, заселяющих целые кварталы.”

Фото времен "сухого закона" в США
Фото времен «сухого закона» в США

Несмотря на «сухой закон», действовавший в то время в США, автор сообщает сведения о многочисленных тайных заводах, «производящих муншайн (спиртной напиток из кукурузы, — прим. ред.) и самогон», при этом «два миллиона человек заняты тайной торговлей спиртным, а 50 миллионов жителей являются клиентами бутлегеров».

«Эти цифры свидетельствуют, что потребление спиртных напитков не уменьшились с 1917 года, а увеличились, — делает вывод тракторист Климов, — с той только разницей, что спиртные напитки были дешевле и менее опасны для населения (до введения «сухого закона», — прим. ред.), и огромное число людей занимаются большим или меньшим нарушением законов».

Большую часть в отчете автор уделяет описанию жизни русских эмигрантов в США. Тут не обошлось без идеологической подоплеки. Бывшие генералы, офицеры и чиновники по его сведениям работают «в ресторанах за буфетами, сторожами, подметают пол на заводах, торгуют газетами». Эмигранты из крестьян, выехавшие из России до революции из-за безземелья, «неграмотные, пьют запоем самогон, играют в карты», между ними нет организованной «спайки», поэтому они легко поддаются эксплуатации со стороны капиталистов.

«Единственное объединение русских эмигрантов — это кооператив взаимопомощи, в который входит 100 тысяч человек. Эта организация примыкает к газете «Новый мир», выходящей на русском языке один раз в неделю. Среди этих эмигрантов имеется большая тяга поехать в СССР. Из общего числа переехавших около 20 тысяч — это белогвардейцы, классовый состав их состоит преимущественно из царских чиновников, генералов, офицеров, крупных фабрикантов, помещиков. Эта часть эмигрантов имеет свою организацию взаимопомощи и издают 5 газет на русском языке. Значительная часть из них настроены против СССР, но есть и те, кто тоскуют по Родине и говорят: «Если бы нам простили все прошлое, мы бы спокойно вернулись на Родину».

***

Этот документ подтверждает тот факт, что, несмотря на все политические противоречия между социалистическим и капиталистическим миром, в 1920-е годы на повседневном уровне происходила межкультурная коммуникация — контакт советского человека с заграницей.

При этом четкой ментальной позиции, которая была выработана к концу 1930-х годов, ещё не прослеживается. При всей классовой ненависти, которую член ВКП(б) тов. Климов должен был испытывать к капиталистам в его отчёте можно прочитать восхищение организацией производства на заводе Форда, масштабами Нью-Йорка, порядком на улицах в Германии.

PS.: Да, из котиковых шкурок Зоя Кобозева сшила себе замечательное пальто.

Сканы архивных документов предоставлены Еленой Алексеенко, обложка отсюда.

 

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»