ПРЕЛЕСТИ АДЕЛАИДЫ

Жители Самары изобрели чудо-каяк для долгих путешествий

 1 351

Автор: Редакция

Жители Самары Михаил Вейсман и Александр Щапин изобрели собственную модель лёгкого, скоростного и надежного каяка, разработал технологию его производства и начал активно заниматься раскруткой своего продукта. Новые элегантные лодочки уже заскользили по водной глади.

ДГ узнал у  Михаила, чем его каяки отличаются от привычных нам всем каркасных надувных байдарок типа «Таймень».

Собиратель каяков

Когда физик Михаил Вейсман начал ходить в водные походы на байдарках по Волге и познакомился с другими туристами-водниками, его посетила идея придумать современный, усовершенствованный и во всех планах удобный каяк. Так он стал одним из разработчиков спортивно-туристических судов в Самаре и уже несколько лет собирает каяки под любые цели и бюджет.

Первые шаги в разработке современных плавсредств Александр Щапин, главный конструктор фирмы «Аквалайн», предпринял на весьма скромной производственной базе — в небольшой комнате на территории Аэрокосмического университета. Тогда был спроектирован и построен первый одноместный каяк «Иргиз». А в 2007 году были сделаны два вида стеклопластиковых катеров и парусная яхта.

В 2009 году Михаил узнал о Фонде поддержки предпринимательства в научно-технической сфере и предложил Александру поучаствовать в конкурсе проектов. Они выиграли грант и сделали инженерный проект,  технологическую оснастку и опытный образец. До серийного производства дело не дошло, отсутствовала производственная база, рабочие руки и многое другое.

— Я подумал, что если есть технология композитного судостроения, то можно строить не только моторные, но и спортивно-туристические суда. В итоге в 2011 году мы построили первый морской каяк-двойку «Аделаида». А через три года выпустили первый в России одиночный морской каяк «Кортик».

В чём сила

У многих катание на байдарке ассоциируется именно с кругосветкой и большими рюкзаками, куда утрамбовывают разборные плавсредства. Возникает резонный вопрос, чем  «Аделаида», собственно, отличается от всем известного  «Тайменя-2».

— «Таймень» – дешёвое, универсальное судно, на котором раньше ходили везде: и по горным рекам, и по Волге. Эти байдарки делали на военном заводе, носили на себе, в рюкзаке. Но как нет универсальной машины, на которой можно и в лес по грибы ездить, и на дачу кирпичи возить, и участвовать в гонках по шоссе, так и байдарка должна быть для каждой цели своя. Можно, конечно, любую использовать, но  не везде она будет  оптимальна.

«Аделаиду» можно хранить в гараже или на автостоянке рядом с Волгой и перемещать, закрепив на крыше автомобиля.

— На ветру «Таймень» ведёт себя плохо, у него не очень хорошая скорость, против течения на нём идти тяжело. Кроме того, на «Таймене» невозможно правильно грести из-за широких бортов. Современный же каяк должен быть как ботинок на ноге – хорошо подогнан. Важны и внешний вид, и эргономичность. В «Аделаиде» есть ножные и бедренные упоры, которыми каякер контролирует крен байдарки, удобное сиденье со спинкой, рулевое управление и обвязка по периметру, чтобы можно было, если каяк перевернется, держаться за него или привязывать к нему вещи. Плюс грузовые отсеки большого объёма, они же отсеки непотопляемости. Все это нужно, чтобы эффективно и далеко ходить. Скорость «Аделаиды» в среднем выше на 5 км/ч. При этом дело не только в быстроте, но и в легкости хода. Возможность грести правильно, не задевая борта, позволяет человеку расходовать свои силы экономно и наслаждался путешествием.

— В России каякинг развит плохо, — досадует Михаил, — утвердилось мнение, что на байдарках ходят чуть ли не малоимущие слои населения: носят рюкзаки, перемещаются на электричках. Однако на Западе, например, этим занимаются респектабельные люди. И мы стараемся привлечь подобную аудиторию. Отдых становится комфортабельнее, и каяки становятся комфортабельнее. Я часто привожу пример: стоимость круиза на теплоходе сейчас не меньше 30-50 тыс., и цена каяка около 50 тыс. То есть близко к средней зарплате. Кстати, путешествовать по Волге можно без особых проблем даже тем, кто не привык жить в палатке. Вдоль обоих берегов много турбаз и баз отдыха, где можно остановиться.

Проблемы с материалами

— К сожалению, российские фирмы крайне плохо работают с потребителем – не отвечают за качество. Западные материалы дороже, их надо закупать в больших количествах. Мы работали с одной самарской фирмой, и было много нареканий – они старались все проблемы спихнуть на нас. Когда же факт низкого качества стал очевиден, просто сказали: «Что вы от нас хотите? Мы просто продавцы, за технологии не отвечаем».

Как при постоянно прыгающем качестве материалов достичь западного образца строительства? Это скорее риторический вопрос, который я задаю в воздух. Однако тут же возникает другая проблема – Китай. С ним тягаться ещё сложнее.

Сейчас очень много ввозится полиэтиленовых каяков из Китая. Хотя наши каяки лучше по ходовым качествам, быстрее, легче, маневреннее, с китайскими конкурировать непросто. Их каяк дешев, его производство давно поставлено на конвейер. Инвесторы всё время меня спрашивают: «Кому мы будем продавать каяки, будет ли спрос?» Да! Спрос как раз есть! Китайские каяки у нас уже стали продавать. Но рынок пока не переполнен, и пока еще есть шанс найти в нем свою нишу.

Михаил параллельно ведёт борьбу за хорошие материалы и за поддержку проектов фондами. И если первое увенчалось успехом, то вторая проблема кажется неразрешимой.

— Мы нашли очень качественный пластик, который делается методом вакуумной инфузии. Он не хуже западного, однако менее технологичный. Каяк долго вынимается из матрицы. Чтобы обеспечить прочность каяков, мы работаем с эпоксидными смолами, а они долго «встают». Сейчас всё упирается в то, что каяк невозможно сделать быстро: одна-две недели. При этом те же китайцы делают аналогичный за три дня. Производство становится очень трудозатратным. Но при использовании тех же технологий, что и для ультралёгких самолетов, хочется, чтобы каяк не стоил, как самолёт.

Особенности производства

Сейчас производство находится на территории, где расположилась фирма, которая делает малые летательные аппараты. Это соседство не прошло даром, оно помогло внедрить новые технологии изготовления – вакуумную инфузию.

Технология производства

Сначала в матрицу закладывается гелькоут – декоративно-защитный слой, затем в несколько слоев укладывается стеклоткань и вакуумный мешок, после чего включается установка «Вакуумная инфузия», образующая вакуум. Под действием вакуума происходит всасывание смолы и пропитка слоев, создаётся «скорлупа», каркас.  Когда каркас вынимается из матрицы, в него вклеивается ножной упор с педалями, ставится обвязка, рулевое управление, монтируется сидение.

Удивительно, как до такого можно додуматься – «вылепить» байдарку, грубо говоря, из эпоксидки. Возникает вопрос, где они это подсмотрели.

— Наши каяки уникальны тем, что они не «слизаны», мы сами их разрабатывали, хотя западный опыт тоже учитывался. Тот же каяк «Аделаида» чем-то похож на каяк Nello Vaterman, только наш туристический, а тот – спортивный. Я сам разработал каяк «Кортик» и принимал участие в разработке техзадания на «Аделаиду» и «Иргиз». Как правило, непосредственно чертежами у нас занимаются отдельные люди, так же как и собственно изготовлением. Я скорее научно-технический руководитель, организатор и разработчик. Попутно занимаюсь испытанием каяков. Достаточно много хожу, участвую в гонках: скоростная «Жигулёвская кругосветка», Петровский гребной марафон и другие.

 Текст: Светлана Гребенникова