ЧИСТЫЙ ПРОГРЕСС

Звёзды сноубординга и ньюскула о самарских экстремалах-одиночках

 1 176

Автор: Ксения Лампова

Редакцию ДГ посетили очень классные ребята, не сильно известные в Самаре, но при этом настоящие звёзды сноубординга и ньюскула за её пределами – Паша Бекиров и Егор Малкин. Пришли они в сопровождении Димы Курбатова, упрямца, который неустанно устраивает в городе спортивные ивенты. Парни рассказали, почему все самарские спортсмены зимой впадают в спячку, как спортивные федерации ждут подачек от властей и зачем вообще они всё это до сих пор не бросили.


- Давайте каждый небольшую вводную о себе даст, чтобы читатели вообще представляли, кто вы такие и чем занимаетесь.

Дима Курбатов: — Всем привет, давайте я всех представлю. Это Паша Бекиров, профессиональный сноубордист, прорайдер, самарский спортсмен, достигший результатов на международном поприще.

Паша Бекиров: — Динозавр, короче. Мало кто из местных знает обо мне, поскольку в Самаре всем вообще на сноубординг положить, а знают о моих достижениях только ребята из тусовки.

Дима: — Вот Егор Малкин, он представляет дисциплину ньюскул (это лыжи, если что), новая школа так называемая.

Егор Малкин: — Хотя она давно уже не новая.

Дима: — Да, Егор живет в Самаре, один из немногих райдеров, который судил сочинскую Олимпиаду и строил для нее фигуры, на которых катались спортсмены со всего мира. Ну а меня зовут Дима Курбатов, я организатор всевозможных спортивных ивентов и не только. Живу тоже в Самаре, и у меня такое ощущение, что последние лет десять ничем, кроме организации мероприятий в Самаре, России и за её пределами, я вообще не занимаюсь.

4S5uoi1ueF8

- Как получилось, что у нас в Самаре сноубординг и ньюскул развиты на довольно посредственном уровне, а вы смогли добиться таких результатов?

П: — Я на доску в первый раз встал в 11 лет, тогда ещё более-менее народ катался и звёзды зимнего спорта в области были. Саша Солдатов, Сергей Березкин, Найк Арзютов, например, — это люди, на которых можно было равняться. Я маленький был, и у меня было желание, стремление показывать результаты. Из всей нашей группы в итоге выбился я один. Забросил наш парк, в котором учился, – просто появились лучшие условия, в которых можно было тренироваться. Вошёл в десятку лучших райдеров России, в 2012-м вошёл в топ-10 по Европе, в общем зачёте по Кубку Европы. В 2013-м попал в сборную, поездил по Европе, в Штатах побывал. В сборной я до сих пор состою, но я уже как бы старый, мне целых 25, что по спортивным меркам до фига, вперед продвигают молодых, а я в резерве в основном. Сейчас катаю на коммерческих контрактах, спортивных. Ребята поговаривают, будто у меня получилось через бетонную стену пробиться – дальше Самары местным раньше трудно было выбраться.

У нас в Самаре нет полноценной тусовки, чтобы все вместе ездили куда-то, выезжали на соревнования. У нас все одиночки. Приехал в парк, помахал всем рукой и уехал. Ивенты происходят, это здорово, вроде все должны сплотиться, но после них все просто расходятся по домам. Мне есть с чем сравнивать, вот, например, Москва. Приезжаешь туда, и там огромная семья, даже те, кто плохо катаются, все равно стараются с профи в кучке держаться, все вместе собираются, путешествуют по стране. У нас по-другому. Все как-то непонятно чем занимаются. Один работает на заводе, другой на водоканале…

Е: — Как раз это и сыграло ключевую роль. Они тоже могли стать профессиональными райдерами, но приоритеты по-другому расставили.

Д: — Многие пошли работать в газ, нефть. Это сиюминутно, конечно, прибыльнее. Сноуборд на шкаф, «реп-шмеп» сменил на деловой костюм — и вперед. Тут ещё давление со стороны родителей сказывается. Не только в Самаре, но и в столицах, и чем дальше от них, тем сильнее.

П: — Просто не поверили, что сноубордом тоже можно зарабатывать. Деньги поначалу небольшие. Но вполне хватает, чтобы и обеспечивать себя, и мир смотреть, например. Ну а дальше всё в твоих руках. Цепляйся за возможности, расти. Амбиции предавать нельзя.

Нужно стараться, работать над трюками, над собой. У нас нет организованного центра подготовки. Да, есть база. Есть тренеры. Но условий для тренировки нет, наша трасса за мировой тенденцией уже катастрофически не успевает. Все так, но работать надо.

Д: — Мне кажется, стоит над этим подумать.

Е: — Я на лыжи встал потому, что мой брат Денис этим занимался, году в 2003-2004-м. Я всегда смотрел на соревнования, в которых он участвовал. Он прыгал с огромных трамплинов, сейчас уровень в Самаре до этого не дотягивает. Так вот, я, глядя на это, на его видео, купил себе первые лыжи в 2005 году. И стал участвовать вместе с братом, начал его обгонять даже. В дальнейшем на всех соревнованиях, в которых я участвовал, в основном забирал первые места. Ездил на Домбай, там сильные ребята были. И тогда-то понял, что в Самаре уровень очень низкий.

После этого разочарования учёба-работа началась. Но работу я выбрал всё-таки поближе ко всему этому – на горнолыжке. Потом поехали мы в Москву, прошли судейские курсы и попали на Кубок мира в Сочи, провели там всю зиму, мотались туда-сюда из Сочи в Самару, ухаживали за трассой, общались с мировыми именами. А после нас пригласили в официальный судейский состав Сочи-14. Что интересно, была куча волонтеров из Самары, о них много писали, говорили, обсуждали, а о том, что самарские парни, например, судили Олимпиаду — вообще ни слова. Я ничуть не расстроен, просто интересно были расставлены приоритеты. После мы вернулись и использовали олимпийский опыт в Малой Царевщине – строили свой сноупарк, делали трамплины, бигэиры, перила ставили по своим проектам. Практически каждые выходные делали соревнования среди лыжников. Много перспективных ребят появилось, из других городов многие приезжали, появилось много хороших друзей. Катался, катаюсь, из спорта не ушёл, занимаюсь строительством, «тестингом» построенных площадок. Всё делаем своими силами, за свой счёт, получается неплохо, хочется повышать уровень. С братом Денисом развиваем этот спорт в Самаре.

89wJTY2Ak3U

— Вы все втроем движетесь в том направлении, чтобы эти виды спорта для области стали делом более привычным. Можно ли эту стену вообще проломить?

Д: — При желании можно. Нужно найти финансирование. На правительство мы не рассчитываем, честно скажу. Во всём мире экстремальные виды спорта поддерживаются коммерческими организациями, и это абсолютно нормальная практика. В интересах той или иной корпорации сделать красивое и зрелищное мероприятие. Но можно ведь её заинтересовать не в разовом каком-то вложении, а в долгосрочном, которое приносит хорошие плоды. Всё возможно, повторюсь, было бы желание. Торговый центр «Сила Спорта», например, выбрал вектор движения как раз в этом направлении. 20 декабря мы вместе с JK-EVENT делаем контест по джиббингу. Можно и просто посмотреть, и покататься. Мероприятие позволит и себя показать, и на других посмотреть, и в местную тусовку, которая в городе всё-таки есть, влиться – всё сразу. Я считаю, что нужно пользоваться возможностью, вот Паша говорит: раньше никто молодые таланты не поддерживал. Теперь вот мы поддерживаем.

Е: – После Олимпиады у меня выдался шанс открыть пару магазинов вместе с Артуром Андреевым, самарским скейтером и сноубордистом. Кстати, джиббовый контест, о котором сказал Дима, проходит при поддержке магазинов «Woodfish» и «Burton». А вообще, в планах много всего.

— Может, расскажете о каком-то своем положительном опыте? К чему вообще должны стремиться самарские парки, как это должно в конечном счёте выглядеть?

П: — Конечно, сноубордические парки в США – это парки очень высокого уровня. Я был в таком в Колорадо. Огромные территории с 48 перилами – хоть куда езжай, хоть заблудись там. Ребята напылили про-линию из трёх трамплинов, трое суток работали, и тот же человек, который всем этим занимался – огромный мужик с бородищей, сразу надел доску и тестанул. И говорит – класс, катайтесь, ребята. Построил свой трамплин с нормальными пролётами и сам же его затестил. Вот это уровень!

Уровень катания развивается очень быстро. Ребята, которые строят парки в России, просто не успевают за тем, как растёт уровень райдеров – у последних ведь есть возможность ездить по всему миру и совершенствовать навыки. Всё это, конечно, всё равно развивается – федерация сноуборда какие-то попытки делает. Медленно, но двигаемся вперёд.

sclcwusQNOs

— То есть перспективные ребята появляются и шанс у них есть?

Д: — Давайте вспомним одну историю про китайцев на одной из Олимпиад. Ну не было у них зимних видов спорта вообще. И тут они приезжают и просто всех рвут в клочья. Что сделал Китай? Он взял очень классных гимнастов и научил их кататься на сноуборде. Китайская школа сноубординга – это нечто, потому что они гимнасты, у них другое понимание акробатики. Они изначально гимнасты, а потом уже сноубордисты. А у нас наоборот: так, вот ты вроде неплохо на доске катаешься, есть у тебя какой-то талант небольшой в сноубординге – иди на батуте тренируйся. А в Китае пошли от обратного. Нужно уметь увидеть талант и развить его, это требует желания в первую очередь. Я не говорю о том, что плохо, а что хорошо, дело в том, что таланты повсюду, нужно лишь уметь распознать их.

Е: — Фристайл — очень недешевая история, но очень зрелищная. Преобразование ландшафта стоит денег, но, поверьте, не таких, какие сейчас вливаются в футбол или хоккей, где вообще ничего сильно затратного нет. Тут у спортсменов, конечно, масса вопросов к властям.

Д: — Ребята, в развитых государствах спортивное сообщество – самостоятельный организм, ему просто дают спокойно существовать, идти своим путём. А у нас все сидят и ждут, когда государство денег пришлёт. Это не совсем правильно. Давайте уже сами, потихонечку, шаг за шагом пытаться что-то делать.

— Так вы уже делаете, насколько нам известно. Расскажите о предстоящем мероприятии.

Д: — Верно, от слов к делу уже перешли. Фигуру к джиббинговому контесту, который состоится 20 декабря, мы в гараже уже собрали. Есть лебёдка мощностью в пять мопедов, разгонять райдеров будет нереально. Будет на что посмотреть, будет с кем посоревноваться. Мне уже пишут: «Диман, чё вы делаете, поставьте прямую фигуру 50 сантиметров от пола, у нас никто ничё не умеет, мы не раскатанные…» А кто вообще раскатанный, начало сезона и снега нет? Вы тренируйтесь и учитесь. У нас в начале летнего сезона было три человека, которые в мини-рампе через спайн прыгать могут. А конце сезона их стало двадцать. Никаких травм не было, был только прогресс. Приезжайте на контест, преодолевайте себя и растите. Просто смотрите, болейте за наших. Приводите детей.

П: — Я профессиональный сноубордист. Каждый раз страшно на новой фигуре кататься, каким бы опытным ты ни был. Никто не хочет быть первым. Часто бывает, приезжаешь с ребятами на очередной ивент, там стоит такая… бандура. И никто прыгать первым не хочет. Спасает древняя игра «камень-ножницы-бумага», я вот очень часто в неё проигрывал. Конечно, всем боязно, но надо просто идти и делать. И все!

Д: — Раньше на контестах часто видел людей, которые стоят с сижками и пивком, показывают пальцем на спортсменов: «Ну отморозки ваще, вы ж себе всё переломаете! Все мозги отшибёте!» Ну я не знаю, кто экстремалы ещё из нас. Сейчас ситуация меняется. Из знакомых спортсменов ни у кого серьёзных травм на хороших и правильных фигурах не было, а мы делаем именно такие. В спорте так, на своём опыте скажу – нужно использовать любую возможность учиться, нужно видеться с ребятами, которые умеют что-то лучше, чем ты, и тогда через страх и преодоление выйдешь на чистый прогресс. Так что ещё раз повторюсь – всех очень ждём на контесте, который состоится 20 декабря возле торгового центра «Сила Спорта». Обещаем, что никто не замерзнёт – там и чаёк-кофеек горячий, и барбекю, но главное, там будут очень сильные спортсмены со всей России, все наши друзья – из Уфы, Самары, из Москвы. И они будут кататься так круто, что вы этого никогда не забудете. Пойте в душе и любите друг друга!