«ПО-ДРУГОМУ РАБОТАТЬ НЕИНТЕРЕСНО»

Интервью с Александром Хинштейном о старой Самаре и загубленных инициативах

 2 432

Автор: Редакция

В минувший вторник депутат Госдумы Александр Хинштейн посмотрел результаты фестиваля восстановления домов в старой Самаре «Том Сойер Фест», а затем встретился с редакцией ДГ и ответил на вопросы Анастасии Кнор, Андрея Кочеткова и Евгении Волунковой. Мы приводим полную видеозапись встречи, а ключевые моменты интервью публикуем в виде текста.

О «Том Сойер Фесте»

Замечательный проект! Он мне правда очень понравился. Он наглядно демонстрирует, как можно при минимуме затрат и максимуме энтузиазма в кратчайшие сроки восстановить и придать должный вид тому, что ещё вчера казалось абсолютной рухлядью… А сегодня это украшение города, и цена вопроса не сопоставима с теми затратами, которые бюджет зачастую несёт при реставрации и восстановлении каких-то объектов. Правда, здесь нужно сказать о том, что дома – не памятники. Поэтому не было никаких сложностей с изменением материалов…

Думаю, что в будущем в проекте могут принять участие новые депутаты районных советов — Самарского и Ленинского… Я, несомненно, ваш союзник в таких вещах. Ваш товарищ по несчастью. Или по счастью…. Вы наступите на ноги, наверное, каким-то застройщикам, которые уже наметили для себя новые пятна застройки…

Сегодня охрана культурного наследия и вообще исторического облика города, прямо скажем, находится не на должном уровне. И здесь вы можете кому-то наступить на горло… Но к этому, мне кажется, нужно относиться философски.

О спасении старой Самары

Есть официальная позиция Министерства культуры России в ответ на резолюцию прошедшего здесь собрания архитектурной и исторической общественности… Минкульт предлагает присвоить статус исторического поселения центральной части города Самара. В то же время мы должны с вами понимать, что это, бесспорно, остановит подготовку к чемпионату мира. Нам, наверное, надо найти какое-то среднее арифметическое…

Конечно, мы должны какую-то часть старой Самары оставить. Жизнь, бесспорно, не стоит на месте. Она меняется и развивается. Но это не значит, что нужно перечёркивать всё, что было в прошлом. Не думаю, что наши дети и внуки нам потом скажут спасибо за то, что мы им вообще ничего не оставили…

Нам нужно с вами активно развивать движение в защиту старой Самары… Для меня, когда я стал депутатом, честно сказать, было удивительно, что здесь такого движения мощного нет… Предлагаю вам начать ещё более системно вокруг себя объединять людей в защиту старого города. Что греха таить, с одним или двумя голосами, наверное, можно не считаться. А когда речь идёт о какой-то общественной инициативе, волей-неволей приходится это слышать.

Нам нужно с вами активно развивать движение в защиту старой Самары… Для меня, когда я стал депутатом, честно сказать, было удивительно, что здесь такого движения мощного нет…

О городской власти

Я не вижу той отдачи от городской власти, которую видел год назад. Если полтора года назад мы бы с вами эту тему тогда обсуждали, я гораздо более уверенно вам говорил, как мы с вами это всё реализуем и воплотим. Потому что я видел обратную реакцию, видел заинтересованность в каких-то переменах… Сейчас я в таком объёме этой заинтересованности не наблюдаю.

Не получается пока реализовать создание музея военной техники. У меня есть давняя идея. Я объявил о ней, когда на Мичурина мы открывали памятник боевой машине десанта к 25-летию вывода войск из Афганистана. Я сказал тогда, что предлагаю организовать в городе музей нашей военной техники под открытым небом, готов взять на себя все организационные и прочие вопросы, связанные с получением техники у Министерства обороны и доставкой её в Самару. На сегодняшний день город не предоставил площадки под размещение этого парка.

Я не вижу той отдачи от городской власти, которую видел год назад.

О будущем «Культурной Самары»

У меня нет уверенности, что у комитета «Культурная Самара» есть большое будущее, потому что я вижу со стороны сегодняшней городской администрации определённый скептицизм и не самое должное, скажем так, отношение к той работе, которую мы ведём. Поскольку вся работа ведётся сугубо добровольно, и все скульптурные композиции, которые устанавливаются (на данный момент их появилось 16) исключительно за счёт внебюджетных источников, это подарки городу. Если городским властям эти подарки не нужны, то люди, которые выступают сейчас в качестве жертвователей, найдут, как эти деньги применить…

О преступлениях и точечной застройке

Было несколько случаев, когда приходят люди, ставшие жертвой преступлений, жестоко избитые. В одном случае парня жестоко избили в ночном клубе, челюсть ему сломали. Он много месяцев лежал в больнице. Уголовное дело никто не расследует. Во втором случае парню молодому на набережной средней тяжести вред нанесли. Он катался на роликах. Я послушал его. Это, конечно, абсолютно возмутительно. Возмутительная работа правоохраны. В данном случае полиции… Есть заявление, есть установленный вред здоровью. Даже по формальным признакам они должны завести дело… Дела уголовного нет на сегодняшний день. Моя задача — чтобы дело это появилось, а виновные были привлечены к уголовной ответственности…

Меня всякий раз возмущает и угнетает равнодушие и безразличие со стороны многих наших представителей власти. В первую очередь правоохраны. Потому что треть обращений ко мне связаны с работой силового блока… Я вижу, что на следующем приёме придут наверняка жалобы по точечной застройке. У нас в городе увеличиваются масштабы точечной застройки. Несмотря на все заявления руководителей, губернатора, который говорит, что это недопустимо.

Принято решение по застройке стадиона «Буревестник»… И как будут люди, живущие вокруг, на это реагировать?.. У нас был долгий спор про самострой на Красноармейской улице в Железнодорожном районе. Город суд проиграл. И он и должен был его проиграть, потому что изначально было так составлено всё…

Что у нас происходит со стихийными рынками и ларьками, которые мы сносили на протяжении последних лет? Это всё восстанавливается.

Принято решение по застройке стадиона «Буревестник»… И как будут люди, живущие вокруг, на это реагировать?..

О жизненной позиции

Назвался груздем – полезай в кузов. У каждого есть свой выбор. Вы можете не восстанавливать дома, можете не создавать студию, можете не делать свой портал. Настя может вернуться обратно на ГИС, снимать паркетные сюжеты про встречи руководителей с коллективами. Но вы же этим не занимаетесь. Такая же история со мной. Я сам выбрал осознанно этот непростой путь, понимая, что меня ждёт на нём много шишек, тумаков и синяков. Но по-другому работать мне неинтересно и не хочется. Отсиживать свой номер и отбывать его я не хочу…

Я сам выбрал осознанно этот непростой путь, понимая, что меня ждёт на нём много шишек, тумаков и синяков.

О выборах 2016 года

На вопрос, уйду ли я из Самары или останусь, должны ответить жители. Исходя из того, какую они позицию займут, я и буду принимать решение. С другой стороны есть партийная дисциплина, есть политическая составляющая. И это будет иметь для меня существенное значение.

В любом случае Самара для меня город не чужой во всех смыслах. Я нашёл здесь дома моих предков… Дом на Молодогвардейской, который в своё время приобрёл мой прапрадед и получил разрешение на его перестройку, в котором до недавнего времени находилось кафе «Шамони». Я когда кому-то об этом рассказываю, мне говорят: «Ты что, хочешь дома эти себе обратно забрать?» Упаси Господь. Ни о какой реституции речи в России не идёт. Но мне кажется, что мой родовой дом, раз уж я восстанавливаю объекты в Самаре, чего ж я своё собственное родовое гнездо не могу в эту орбиту вовлечь?..

На вопрос, уйду ли я из Самары или останусь, должны ответить жители.

Мне кажется, что в Самаре за 4 года работы меня многие начали воспринимать как своего. И для меня это главная оценка. Всегда хочется видеть своего депутата, который стоит рядом в очереди за молоком и по утрам он с тобой вместе выходит из подъезда. Да ещё и мусор выносит. Но нужно понимать, что КПД в данном случае гораздо ниже.

Суммарно за первые 3 года работы мне удалось привлечь в Самарскую область 4 миллиарда 600 миллионов рублей. И план для меня до конца моих полномочий – 7 миллиардов, чтобы в регион было направлено. Дополнительных федеральных денег. То есть я ни у кого ничего здесь не отбираю… Это дополнительные куски пирога, которые Самаре не предназначались. Во многом это результат личностного ресурса. Взаимоотношений, каких-то историй, построенных с теми или иными людьми, с кем-то по-хорошему в силу товарищеских, дружеских отношений… Если я перееду жить в Самару, а не буду здесь наездами, то вряд ли у меня будет получаться это делать дальше.

comments powered by HyperComments