ПУТЁВКА В СИБИРЬ

Житель самарского села Михаил Власов о дальневосточном гектаре

 2 754

Автор: Редакция

Год назад учитель истории из Кинеля Михаил Власов обменял однокомнатную квартиру площадью 35 квадратных метров на два дома и 90 соток земли в селе Большая Дергуновка. По просьбе ДГ Михаил написал колонку о бесплатном дальневосточном гектаре, заявку на получение которого с 1 февраля может отправить каждый дееспособный самарец.

 ***

— В общем, так: 20 баранов.
— 25!
— 20. Холодильник «Розенлев».
— Что?
— Финский, хороший, почётная грамота.
— И бесплатная путёвка.
— В Сибирь!

Когда я узнал, что с 1 февраля любой житель Самарской области может занять место в электронной очереди за бесплатным гектаром на Дальнем Востоке, у меня возникло два вопроса: «Зачем?» и «Для кого?» Можно назвать их новыми извечными вопросами русской интеллигенции, на которые мы и наши потомки в ближайшие сто лет будут искать ответы. У меня не получилось, но обо всём по порядку.

Зачем?

Если подойти к делу формально, ответ на вопрос “зачем?” можно найти в законе о дальневосточном гектаре. Цель программы — освоение бескрайних территорий Дальнего Востока.

Цель, конечно, прекрасная и значительная, не теряет актуальности своей со времен сибирского похода Ермака. Но можно подумать, что мы приступаем к решению этой грандиозной задачи, потому что в центральной России все земли давно освоены и находятся в обороте. Жителям Самарской области предлагают ехать за восемь тысяч километров, как будто в Поволжье наблюдается чудовищный земельный голод, и в поисках лучшей доли самарские крестьяне уже занимают сидячие места в столыпинских вагонах.

У тех, кто учил в школе историю, неминуемо возникнет аллюзия на программу переселения крестьян в Сибирь и на Дальний Восток Петра Столыпина. К слову сказать, тогда крестьяне получали около 50 гектаров на семью при той же государственной поддержке. Но даже по итогам издевательской, по отношению к крестьянам, отмены крепостного права средний размер надела равнялся 3,5 гектара.

Но то было начало XX века, и действительно в центральной части России свободной земли катастрофически не хватало. В Большой Дергуновке, где я купил свои владенья, сто лет назад проживало 10 000 человек. Сегодня в селе живёт 700 человек.

В Самарской области много вымирающих сёл, в которых стоят десятки, сотни пустующих домов с заброшенной землёй. Но вместо государственной программы по возрождению жизни в этих сёлах нам предлагают какие-то несуразные меры, которые помогают деревне как мёртвому припарка. Эти меры напоминают действия никчёмного врача, пичкающего больного всем, чем попало, только бы больной умер не в его смену.

Нам не предлагают бесплатных самарских гектаров, хотя пустующей земли в Самарской области во множестве. Попробуйте выкупить землю в умирающих сёлах у муниципалитетов. Устанет рука. Представителю местной власти это невыгодно. Пусть удалённое село вымрет, только бы не чистить туда дороги зимой, только бы не гонять автобусы школьного подвоза, только бы не переработать и отбыть свой номер до пенсии с муниципальным стажем.

Я не пытаюсь по старой русской традиции обвинить власти во всех бедах. Отчасти проблему пустующих самарских гектаров создают сами жители, покидающие сёла под различными предлогами: нет работы, развлечений, детского сада-школы и т. п.

В моём селе, к примеру, пока стоят трёхэтажное здание школы, где когда-то училось 600 человек, и двухэтажное здание детского сада, но нет детей, для которых эти здания построили. Детей нет потому, что нет родителей, которые сами создают работу и меняют село к лучшему, не ожидая помощи извне.

А работа на селе в наш постиндустриальный век может быть не связана с сельским хозяйством. Пробежавшись по тематическим сообществам «ВКонтакте», можно узнать, чем ребята вроде меня, уехавшие из города в деревню, занимаются. Кто-то создаёт фермерское хозяйство, кто-то организует экотуризм, заводит пасеку, собирает травы, занимается ремеслом и продает продукцию своего ремесла по всей стране, а кто-то просто медитирует с утра до вечера и тем доволен.

Всё к тому, что эту проблему пустующей земли и занятости на селе в Самарской области и даже на Дальнем Востоке можно решить, было бы желание, воля и здравый смысл. Но я бы предложил начать все-таки с Самарской области

Для кого?

С трудом могу представить себе самарца, который отправится за тридевять земель в надежде разжиться одним гектаром земли. Но попробую смоделировать персонажа, который может воспользоваться этой программой.

Фермер

Начнём с геометрии. Гектар земли – это участок земли, равный по площади квадрату сто метров на сто. То есть гектар – это очень мало, а гектар чукотской земли — это ничтожно мало. При правильной организации хозяйства и средней продуктивности земли один гектар прокормит одну дойную корову. Сколько коров позволит содержать гектар земли в Якутии? Четверть? Три четверти?
Ок, наверное, можно заняться растениеводством. Но как конкурировать с китайскими теплицами на Дальнем Востоке, если эти ребята добрались уже до Самарской области? С одним гектаром это невозможно.

Дауншифтер

Может быть, за своим вожделенным гектаром поедет уставший от городского шума дауншифтер, желающий под звуки варгана сливаться с природой? Красиво, но варган можно купить в любом музыкальном магазине, а домик с 30 сотками (больше дауншифтеру не надо) по бросовой цене можно прикупить и в Самарской области.

Лично мне за 300 тысяч рублей удалось отхватить два дома на берегу реки и 90 соток земли в красивейшем месте недалеко от Самары. Уверен, что, имея 100-150 тысяч рублями, можно найти приемлемый вариант в пределах области.

Кто-то скажет, что за такие деньги можно купить пусть и красивый дом, но в курмышах, которые даже волки обходят. Так ведь на то он и дауншифтинг, чтобы в глушь и людей поменьше.

Если же опостылели друзья, родственники и в Самарской области не климат, не обязательно искать своё счастье в такой дали. Год назад я вполне серьёзно рассматривал вариант переезда в Вологодскую область, где, не выходя за пределы тех же 300 тысяч, можно было отхватить здоровенный старинный срубовой дом, как в кино «Атлантида Русского Севера». А ведь существует ещё и юг России, западные регионы, например Калининградская область, или восток, но не Дальний.

Сектант

За дальневосточным гектаром рванут разного рода сектанты, чтобы на своей земле весело позвякивать кедрами, рычать горловым пением, копать катакомбы в тундре в ожидании антихриста и просто слушать речи харизматичного лидера. Туда им и дорога.

Но если серьёзно, мне так и не удалось найти ни одной мало-мальски серьёзной причины для добровольного путешествия из Самары в Анадырь в один конец. И в связи с этим у меня возникает третий извечный вопрос: «Кому это выгодно?»

Автор: Михаил Власов