СВОБОДА НА СЛОВАХ. Деятели самарских медиа о свободе слова

СВОБОДА НА СЛОВАХ. Деятели самарских медиа о свободе слова

Автор:

НОВОСТИ
387

В преддверии свободных выборов мы решили задать деятелям самарских медиа простой вопрос: есть ли сейчас в самарских СМИ свобода слова?Люди нам отвечали разные, и по убеждениям, и по репутации, но ответ получился почти единодушным. Впрочем, судите сами.

Текст: Илья Сульдин

Гор Мерконян и Александр Лашманкин
Гор Мерконян и Александр Лашманкин

Гор Мелконян. Руководитель самарского подразделения радиостанции «Эхо Москвы»

— Если коротко отвечать на вопрос – да, есть. В качестве примера: ваш портал, который «посмел» задать этот вопрос, или ИА «Засекин», или «МК В Самаре» или «Парк Гагарина». Иное дело – самоцензура журналиста. Хотя себя не считаю журналистом, но полагаю, что самоцензура порой больший ограничитель, нежели цензура в классическом понимании.

Александр Лашманкин. Правозащитник, гражданский активист. Долгое время считался главным оппозиционером Самары

— СМИ, зависимые от власти, не могут считаться свободными. СМИ зависимые от местного бизнеса и местные выпуски федералов — можно рассматривать как ограниченно свободные. Гражданская журналистика насыщена блогерами на жалованье, то есть имитаторами и, следовательно, в целом, не является свободной. Плюс законодательные ограничения. Все вместе дает ограниченную свободу слова. Единственный случай полностью свободного СМИ — это СМИ, существующее вне российского законодательства и получающее средства от своих читателей, но такие мне неизвестны в Самарской области. Единственная черта, отделяющая ограниченную свободы от несвободы СМИ, — прямая цензура госорганом материалов перед публикацией, цензура собственника или заказчика «информационного обслуживания» — это тоже признак ограниченной свободы СМИ.

Дмитрий Бегун и Эрнест Старателев
Дмитрий Бегун и Эрнест Старателев

Дмитрий Бегун. Сейчас блогер со скандальной репутацией, в прошлом – редактор еженедельника «Время»

— К сожалению, есть.

Эрнест Старателев. Известный политтехнолог, обозреватель, телеведущий

— К сожалению, есть.

Дмитрий Котуков и Дмитрий Лобойко
Дмитрий Котуков и Дмитрий Лобойко

Дмитрий Котуков. Блоггер

— Свобода слова в региональных медиа, конечно, есть. Скажу больше, я наблюдаю растущую потребность общества и власти в объективном и непредвзятом освещении жизни губернии. На мой взгляд, это выражается в поддержке гражданской независимой журналистики. Блогеров, интернет-активистов, популярных пользователей социальных сетей. Интерес к ним постоянно растет, в то время как к традиционным СМИ падает.

Дмитрий Лобойко. Сейчас руководит «МК в Самаре», до этого был директором сайта Zasekin.ru, считающегося в городе оппозиционным. Дмитрий участвовал в исторической встрече самарской оппозиции с Ходором в Киеве, которую частенько поминает наш ВРИО-губернатор, отвечая сам себе на вопрос: где же пятая колонна? 

— В Самаре сейчас принято цитировать другого «классика», но я сошлюсь на теряющего популярность Дмитрия Медведева. Еще будучи президентом РФ, на вопрос о свободе слова он сказал простую, но мудрую вещь: «Технически все свободны». Кто хочет, кто испытывает потребность в свободе слова — свободен. Но для потребности в свободе слова нужна также свобода мысли. А вот этого, как мне кажется, дефицит. Причина в страхах. Российское общество очень несвободно, закомплексовано, агрессивно, запугано. Под каждое из итих утверждений, увы, есть данные социологических и психологических исследований.

Ситуация в самарских СМИ мало чем отличается от ситуации в российских СМИ. Да, у нас чуть больше лубка, сермяжного псевдо патриотизма и колхоз-стайла. Это издержки провинциальности, в которую местные СМИ погружаются всё глубже в последние годы. Подавляющее число сотрудников этих СМИ лично у меня язык не поворачивается назвать журналистами. По факту, это райтеры, выполняющие техзадания и подменяющие собой пресс-службы органов власти. Зачем им свобода слова? Или мысли? Или право на свободные выборы? Да и кому в Самаре нужны свободные СМИ? Нескольким сотням, ну, может быть, тысячам человек? Для них есть социальные сети, одна радиостанция и (пока не закрылись) несколько сайтов и пара газет.

Да и к чему сейчас о свободе? Это слово уже сейчас для широких масс стало почти ругательством.

Алексей Сиверкин
Алексей Сиверкин

Алексей Сиверкин. Журналист, блогер, издатель/главред novred.ru. Алексей известен своим свойством задавать неудобные вопросы и раскапывать скандальные истории

— От себя скажу, свобода слова есть, но границы этой свободы зачастую зависят от ситуации. В споре хозяйствующих субъектов или населения с некой крупной компанией — эта свобода ограничена заинтересованностью СМИ в результате. Побеждают деньги или заинтересованность конкретного СМИ в исходе в пользу населения. Но здесь тоже все субъективно. В заключение добавлю: свобода слова стала более управляемой и уходит все дальше от ее выразителей в лице простых людей. Далеких от власти, бизнеса и доступа к СМИ.

Игорь Титаренко
Игорь Титаренко

Игорь Титаренко. Редактор оппозиционного сайта barbosha.org. Неоднократно привлекался к административной ответственности за участие в протестных акциях

— На мой взгляд, если и есть, то в ограниченных, контролируемых самостоятельно или извне рамках. Но называть это свободой желания у меня нет.

Виталий Папилкин
Виталий Папилкин

Виталий Папилкин. Редактор газеты «Самарские Известия», в прошлом скандальный блогер, кинувший ботинок в мэра города Тархова.

— А разве она вообще существует?

Владимир Сверкалов
Владимир Сверкалов

Владимир Сверкалов. Известен как sv-bob. Популярный блогер

— Я не слышал ни разу, чтобы журналистов как-то ограничивали, хотя, наверняка, такие случаи были и есть. Скорее, всё ограничивается самоцензурой и желанием угодить, ну, и как бы существуют оппозиционные проекты.

Комментарии: