"НЕ ЗАСТРАХОВАН НИКТО"

Известные люди говорят о ВИЧ

 609

Автор: Ксения Лампова

ДГ совместно с самарским СПИД-центром подготовил фотопроект, в котором известные персоналии города говорят о ВИЧ. Мы попросили каждого героя проекта высказать своё мнение о проблеме вируса, по капле забирающего жизнь: они рассказали нам об отношении к больным, об испытаниях и наказании и том, как важно оставаться живыми до конца.


Дмитрий Дмитриев, музыкант, организатор и идеолог просветительского проекта Jazz Guide Jam:

— Моё отношение к людям, имеющим положительный ВИЧ-статус, неоднозначное: я хотел бы относиться к ним нормально, но побороть страх очень сложно. Наверное, если бы мне пришлось больше с ними общаться, то я бы смог поменять своё мнение. Однажды я даже жил в квартире с ВИЧ-инфицированными целую неделю. Специально анализы на ВИЧ-инфекцию я не сдаю, в последний раз проходил тест при визите в военкомат, с тех пор пока отрицательно всё.

~

Демиан Моргачев, режиссёр:

— ВИЧ — это болезнь, а значит, людям нужны помощь, психическая и моральная поддержка, лечебные мероприятия. Люди со СПИДом живут рядом с нами, как и где они подхватили вирус — это уже частности. Главное, что они переживают этот факт как живые люди, и помощь в борьбе с недугом им необходима.

С людьми, имеющими положительный ВИЧ-статус, я сталкивался: картина печальная, но не критичная. Важно лишь то, как сам больной к этому относится, как он это воспринимает — как испытание или как наказание. Живые они до тех пор, пока живут и борются.

Сам анализов на ВИЧ я не сдавал, но если что, попытаюсь жить без отчаяния.

~

Роман Еремкин, директор Некоммерческого партнерства «Спортивно-туристический клуб «Вело-Самара»:

— Отношение к ВИЧ у меня, конечно, отрицательное, ибо это болезнь. А вот к людям, которые им заболели, по-разному. Если человек сам виноват в том, что заболел, если причиной его болезни стали наркотики и беспорядочные половые связи, если он при этом продолжает вести свой деградирующий образ жизни, то, увы, ничего хорошего я сказать не могу. Но ведь бывают и люди, которые заразились случайно — таких можно и нужно поддерживать, чтобы у них были силы лечиться и жить с этим.

Сам я сдаю кровь, и в рамках этой процедуры выясняется, есть у меня ВИЧ или нет. У меня всё хорошо. Среди моих друзей и знакомых ВИЧ-положительных нет, по крайней мере, об этом никто не говорил.

~

Дмитрий Храмов, архитектор, директор мастерской урбанистики «Артполис»:

— Я никогда не сталкивался с ВИЧ. Любая болезнь — это беда, а неизлечимая — это постоянное преодоление и борьба. Я всегда восхищался людьми, которые продолжают активно жить и работать в состоянии тяжёлой болезни. Сам анализы сдаю, ВИЧ-статус отрицательный.

~

Дмитрий Азаров, сенатор Совета Федерации ФС РФ от Самарской области:

— ВИЧ – болезнь, которая стала болезнью нескольких поколений. Многие страны поразило это заболевание, оно наносит удар по главному богатству – её жителям. Без просвещения, без вдумчивого разговора на эту тему с людьми всех поколений и, конечно же, в первую очередь с самыми юными гражданами нашей страны невозможно остановить трагедию, лавину, которая буквально захлёстывает некоторые регионы.

К сожалению, в числе регионов, где ситуация не может считаться благополучной, и Самарская область. Я рассчитываю, что усилиями не только СМИ, где работают небезразличные ответственные люди, но и всего общества возможно создать условия, барьер, когда духовные ценности, ценности семьи станут главными для подрастающего поколения, и это будет главной защитой от развития болезни нашего общества.

~

Андрей Кочетков, главный редактор интернет-журнала «Другой Город»:

— Ужасно, но в начале 1990-х в России за словом “СПИД” тянулся шлейф эротизма. Благодаря главному на тот момент таблоиду страны с эротическим контентом — газете “СПИД-Инфо”. Тогда мне было 12-13 лет, казалось, что это неплохое чтиво. Для изучения тайком, разумеется. Ещё в те годы я очень любил группу Queen. Да и сейчас альбомом A Night At The Opera, например, не брезгую. А вот “СПИД-Инфо” уже не читаю…

В первой половине 1990-х меня интересовало всё, что связано с британской группой. И я прочитал изданную в те годы единственную на тот момент биографию Фредди Меркьюри на русском. И посмотрел на слово “СПИД” совсем с другой стороны, понимая, как невероятно талантливого, богатого и знаменитого артиста съедали последствия заражения тогда ещё малоизученным вирусом. И если вирус забирал таких людей, то становилось понятно, что от получения ВИЧ-инфекции не застрахован никто.

Но есть простые и понятные правила, которые могут свести эти риски к минимуму. И их важно знать абсолютно каждому. Увы, в печально складывающейся в нашей стране ситуации с ВИЧ-инфекций научно-популярных знаний на эту тему в широкие слои общества попадает совершенно недостаточно. Ещё печальнее, когда наука в вопросах пропаганды знаний о ВИЧ заменяется морализаторством.

~

Отец Сергий (Рыбаков), настоятель храма святой великомученицы Татианы:

— Мое глубокое отношение к людям научило меня отделять человека от греха. Кстати, о разнице понимания в католической и православной церкви. Католики считают, что грех — это юридическое преступление, поэтому должна быть сатисфакция, поэтому есть адвокаты, прокуроры, чистилище, индульгенции. История индульгенции — не просто покупка прощения за грехи.

У православных отличие кардинальное. Мы рассматриваем грех как болезнь. Я могу заболеть ненавистью, завистью, сребролюбием. Болезнь и я — это не одно и то же. Заноза не является частью пальца. Поэтом умы приходим на исповедь, Господи, прости меня, это не моё, то, от чего я хочу отказаться, я не тождественен своему греху.

Людей мне бесконечно жалко. Есть люди, которые не живут аморальной жизнью, имели неосторожность чем-то уколоться, с кем-то повстречаться, больные дети, которые лежат в домах малютки, причем ВИЧ, который не заразен, работает как красная тряпка для всех тех, кто их хотел бы усыновить, как только слышат ВИЧ — всё, не усыновляем, как прокаженный, как изгой.

Безусловно ВИЧ, СПИД — это некая иллюстрация человеческого общества потребления: чем больше нарастает потребление, чем разнузданнее становится человек, тем меньше есть граница, за которую он боится переступить. Поэтому само явление ВИЧ, безусловно, страшно, это набат для людей, чтобы они обратили внимание на то, как они живут, проживают свою жизнь.

~

Антон Рубин, директор общественной организации «Домик детства»:

— Всё-таки у каждого человека свой уникальный бэкграунд, который, конечно же, сильно влияет на восприятие всего. Вот у меня куча подопечных с ВИЧ — как я могу к этому относиться? Ну, конечно же, мы делаем для себя в мозгу пометки, что вот у Маши, Саши и Пети ВИЧ. Но не для того, чтобы обходить их стороной (да и невозможно в нашем небольшом помещении кого-то стороной обойти), а для того, чтобы проследить, что они встали на учёт, что их обеспечили АРВ-терапией и что они регулярно сдают анализ на вирусную нагрузку. При этом я всегда знаю, что наверняка знаю не всё.

О том, что кто-то из наших ребят является носителем ВИЧ, мы (и они) зачастую узнаём случайно — при попадании в больницу с воспалением лёгких, беременности или переломе. К сожалению, полное отсутствие в общеобразовательных и интернатных учреждениях полового воспитания и хотя бы базового информирования ребят об опасности ВИЧ делает невозможным профилактику до их совершеннолетия. А в 18 оказывается, что профилактику делать поздно.

~

Анастасия Альбокринова, дизайнер, куратор, педагог в сфере неформального образования:

— Мое отношение к ВИЧ и людям, больным ВИЧ нормальное, потому что я читаю достаточно публикаций на эту тему и не подвержена предрассудкам. Также я понимаю, что, хотя заболевание зачастую результат неосмотрительного поведения или небрежного отношения к собственному здоровью и безопасности, человек уже достаточно испытывает в этой жизни, чтобы «навешивать» туда ещё и осуждение окружающих людей.

У меня ВИЧ-положительных знакомых лично нет, но в круге знакомых знакомых такие люди есть, и часто это типичные случаи заражения вследствие наркомании и незащищённого секса. Пару лет назад я делала комплексный анализ организма и знаю свой ВИЧ-статус. Думаю, нужно делать это регулярно (не только по ВИЧ, но по всему организму в целом).

 

~

Наталья Фомина, писатель, собкор «Новой газеты», редактор «Новой газеты» в Поволжье»:

— К ВИЧ у меня нормальное отношение: ну болезнь и болезнь. Два или три раза я записывала рассказы ВИЧ-инфицированных. Ещё пару раз мельком всплывала тема – как-то на митинге в Тольятти познакомилась с девушкой, чей бойфренд получил буквально только что положительный статус. Если брать личный круг – одна из давнишних подруг по детству лет уже десять, наверное, как носит вирус. Как заразилась, не знает, одно время они с мужем чуть не приступом брали стоматолога, типа занесли вирус во время манипуляций, но потом отступились. Девочкин муж ВИЧ-отрицательный. Ребёнка, правда, они не решились завести. Но вместе.

Ещё один мой приятель совсем недавно делился переживаниями: заподозрил у себя ВИЧ, пошёл сдавать анализы, всё оказалось нормально, но напугался он сильно и уже расписал себе все дни остатка жизни. Самостоятельно анализ на ВИЧ не сдаю. Последний раз его брали в больнице в рамках общего протокола сдачи анализов этой весной. Был отрицательным.