ДОМ 22

Как один мужик хотел открыть в своем доме ТСЖ и чем это закончилось

 2 475

Автор: Антон Черепок

На фоне больших предвыборных кампаний, где сражаются политические партии, а кандидаты привлекают в свои фонды миллионные средства и гордо позируют на фоне развевающегося флага, настоящие народные битвы остаются совершенно незамеченными для широкой общественности.

Пока кандидаты в депутаты по очереди выступают в дебатах, прохлаждаясь в телевизионных студиях, кандидаты в должности “старший по подъезду” и “старший по дому” ведут бескомпромиссную борьбу. Самый активный класс, пенсионеры, громят друг друга возле подъездов, используя все виды пиара. Тут, на лавочках возле кустов сирени и покрашенным в розовый цвет пнем, воспеваются одни жильцы и навеки очерняются другие.

Во дворе дома 22 по одной из центральных улиц Самары уже который месяц ведется упорная борьба за старшинство по дому. Решившие создать собственное ТСЖ, жильцы никак не могут решить, кто из них возглавит еще не образованную организацию.

То, что казалось трудоемким, но выполнимым, превратилось в позиционную борьбу, подобно фронтам Первой мировой.

Затишье перед бурей

Соседние дома уже давно приобрели ухоженный вид — стены закрыты утеплителем, оштукатурены, а в подъездах установлены пластиковые стеклопакеты. Только 22-й дом все еще стоит ободранной серой панельной девятиэтажкой.

В 2013 году состоялось собрание жильцов, на котором Галина Ивановна, старшая по дому, решила сложить с себя полномочия. 15 лет она занималась домом, воевала с коммунальщиками и выбивала положенный ремонт. Доходило до того, что она собирала с жильцов показания их счетчиков, сама высчитывала расход и заполняла квитанции, постепенно обучая стариков делать это самостоятельно. Но несколько лет назад в доме поселилась семья, которая с первых дней начала активную кампанию за благоустройство двора и дома. Галина Ивановна почувствовала, что наконец-то нашлась смена. Было созвано собрание жильцов дома. Привычно собравшись во дворе и собрав подписи, назначили нового старшего.

Любое собрание дома должно проходить определенные процедуры, просто их никто не соблюдает, потому что они очень затратны и по деньгам, и по времени. Государство на это закрывает глаза до поры до времени.

Алексей, старший по дому:

— Никто не знал, как это делать. Просто собрались жильцы, не важно, собственник или нет. Решили, что нужен новый совет дома. Председателем предложили меня. Собрали подписи присутствующих, пошли по квартирам. Собирали подписи у всех подряд — приватизированная квартира или нет. Набрали большинство — вот вам и новый совет.

— Через некоторое время возник вопрос — может быть, создать ТСЖ? Начали изучать вопрос, как это сделать. Есть специализированное государственное учреждение — Ресурсный центр, который всеми этими вопросами занимается. Они помогают, в частности, в выборах. Разъясняют, как это должно быть, какие требования. Там узнали, что большинство выборов в советы домов по сути незаконны, потому что не соответствуют законодательству.

— Любое собрание дома должно проходить определенные процедуры, просто их никто не соблюдает, потому что они очень затратны и по деньгам, и по времени. Государство на это закрывает глаза до поры до времени.

— Другое дело, создание ТСЖ. Товарищество собственников жилья — это юридическое лицо, поэтому там все проверяет прокуратура. По закону ты обязан оповестить всех собственников. Далеко не все проживают в доме. Кто-то сдает квартиру, у кого-то живут родственники. Кто-то живет в Москве, кто-то в Сызрани, кто-то в Ростове. Некоторые живут вообще за границей.

Вероятность, что собрание не состоится, составляет 90%. Нужно всех пришедших переписать, зарегистрировать, а если приходит представитель собственника, то он должен иметь при себе нотариально заверенную доверенность.

— Уведомлять нужно посредством заказных писем либо лично в руки с росписью в реестре собственников. Реестр собственников — это еще одна проблема. Потому что кто-то адекватный и предоставляет эти данные тебе самостоятельно и без проблем, а кто-то отказывается. Притом надо знать всех собственников жилплощади и в каких они долях, потому что в таких выборах голосуют квадратными метрами.

— Кто-то просто может закрыть дверь перед тобой со словами: «Я даже разговаривать с тобой не буду!»
Тогда надо идти в МФЦ, брать справку за 200 рублей о собственниках в каждой квартире.
Когда мы готовились к ТСЖ, отдали в районе 4000 рублей на эти справки и около 5000 рублей на заказные письма.

— Но это первый этап. Далее идет собрание в очной форме. У нас в доме числится 400 собственников. Соответственно, их нужно где-то собрать. На улице — не вариант. Администрация района может предоставить зал бесплатно, но исключительно в рабочее время. Еще вариант — в библиотеке, предоставляющей свой зал по тарифу 2500 рублей в час. Нужно минимум 2 часа, а то и 3 или 4.
Вероятность, что собрание не состоится, составляет 90%. Нужно всех пришедших переписать, зарегистрировать, а если приходит представитель собственника, то он должен иметь при себе нотариально заверенную доверенность. Все это надо переписать, посчитать.

— Если пришло меньше ⅔, то кворума нет. Пишется протокол. Разумеется, что все, что было собрано, все деньги пропадают, потому что выборы совета дома осуществляются на общественных началах. Когда создаешь ТСЖ, там в итоге государство компенсирует 10 000 рублей. Хотя это тоже не покрывает расходов.

— Если не получается провести очное, нужно провести заочное собрание. Все по новой. Нужно уведомить о заочном голосовании, раздать бюллетени определенной формы. Кому не вручил, нужно отправить почтой, притом нужно отправить с описью, чтобы не было претензий, что отправил пустое письмо. А это уже не 40 рублей, а 120. И мы подходим к сумме не 10, 15, а около 30 000 рублей минимум. Именно поэтому выборы советов домов проводятся не так, а на полулегальной основе.

«Парковка преткновения»

Пока шла работа по организации ТСЖ, Алексей организовал во дворе дома парковку, собрав с заинтересованных автомобилистов деньги и отсыпав часть газона щебнем с асфальтовой крошкой. Кроме этого, он сделал аккуратные ограждения, выбил из горзеленхоза красивую высокую ель для двора и зимой сам украсил дерево гирляндами и подвел к ним электричество.

Собственно, парковка и оказалась главным “злодейством” Алексея. При организации стоянки несколько лавочек пришлось перенести на пару метров вглубь двора. Бабушки с таким положением смирились, но затаили.

DSC_9543

Оппозиция

Алексей показывает документы, собранные “оппозицией”, согласно которым он уже не старший по дому. Протокол собрания жильцов, которое состоялось, видимо, в большой тайне, выглядит очень странно. Некоторые участники собрания записаны по имени-отчеству без фамилии. Разнообразные “Лидии Степановны” соседствуют чуть ли не с “тетями Любами”, паспортных данных нет вовсе, а в качестве идентификации записаны номера сотовых, притом далеко не у всех. С квартирами все еще интереснее. Тех, кто за Алексея, просто нет в списке.

Алексей:

— Весной были собрания по организации ТСЖ. Наши оппозиционеры выступают лично против меня. Распускают слухи, что я ворую, все делаю незаконно. Одно из обвинений — то, что я посадил во дворе елочку и нарядил. В итоге все обвинения скатываются к парковке. Когда парковку делали, пошли в ТОС. Нам там сказали: «Проведите собрание». Тоже никто не знал, как делается. Собрали подписи, начали делать за свой счет. А подоплека всего этого — это желание жить на халяву.
Сейчас речь идет о том, чтобы снести столбики и тросики, которые мы натянули, и ставить машины всем. То есть опять возвращаться к хаосу, хотя и без грязи, асфальта и щебня мы завезли достаточно.

“Оппозиционеры” ходят по квартирам, пенсионерам говорят: “Этот вот сволочь, я д’Артаньян”. Но поскольку у них нет ни желания, ни грамотности, ничего не получается. В итоге было сорвано собрание, и теперь нет ни ТСЖ, ни перспектив у совета дома

— Было как — все ставили машины на газон как попало, растаскивали грязь по двору, бросали машины, кому как удобно. Многие парковались на тротуаре, пройти было невозможно, бабульки жаловались. Было желание стариков, что надо решить эту проблему.

— Теперь парковка отсыпана щебнем и асфальтом. Установлены столбики и натянуты тросики. Машины ставятся на свои места, ставят те, кто участвовал, своими средствами. Да, свободных мест больше нет, но это потому, что у людей машин стало больше.

DSC_9542

— По идее, надо было парковку на полметра глубже сделать, но не учли. Сейчас машины ставят на дороге, если кто приезжает в гости. Но их надо объезжать, заезжая на тротуар. В принципе ничего ужасного нет.

— Но конкретная группа человек, 5 человек, решили собрать новое правление, новый совет. Провели свое собрание, составили этот протокол. Притом мы передали им инструкцию, как надо. В ЖЭУ и ТОСе им сказали, что это неправильно. Они утверждают, что они законные. Правда, с “новым правлением” никто не работает.

— Но пропаганда работает. “Оппозиционеры” ходят по квартирам, пенсионерам говорят: “Этот вот сволочь, я д’Артаньян”. Но поскольку у них нет ни желания, ни грамотности, ничего не получается. В итоге было сорвано собрание и теперь нет ни ТСЖ ни перспектив у совета дома. При желании в любом ТСЖ при открытии можно найти зацепку и аннулировать все решения. Амбиции оппозиции будут удовлетворены, но все останутся у “разбитого корыта”.

- Что дальше?

— Дом остается у ЖКС. После прошедшей процедуры лицензирования с июня что-то начинает меняться, заявки начинают выполняться, работы по текущему ремонту тоже становятся понятны, подрядчики более адекватны по ценам. Но пока новых смет нет. В планах стоит замена стояков на горячую и холодную воду, посмотрим, какие сметы они принесут. Раньше приносили весьма завышенные.

- Зачем нужно ТСЖ?

— Управляющая компания делает работы по содержанию. Лампочку в подъезде поменять, хомут поставить, чтобы из трубы не текло. В общем электрощитке поменять автомат, уборка территории и вывоз мусора из контейнеров.

— Другие работы выполняют коммерческие подрядчики. И там хотят заработать и подрядчики, и управляющая компания. Благодаря законам РФ понятие коммерческой тайны касается информации, сколько подрядчик получил денег. Из частных разговоров основной навар оставляет себе УК.

Если бы мы были ТСЖ, то подрядчик нам бы все сделал, а потом получил деньги. Сейчас же наоборот

— В соседних домах организованы ТСЖ либо кооперативы. По 185-му федеральному закону, государство выделило им деньги на капитальный ремонт. Там заменены все инженерные коммуникации, установлены пластиковые окна и утеплены фасады.

— Как правило, мы переплачиваем за коммунальные услуги в два раза. Если бы мы были ТСЖ, то подрядчик нам бы все сделал, а потом получил деньги. Сейчас же наоборот. Ну и ТСЖ может само выбирать подрядчика, сметы все будут прозрачны.

Мы попытались расспросить представителей «оппозиции», чтобы понять, откуда столько негодования в отношении Алексея. Но разговаривать согласилась только пожилая жительница дома Нина (имя изменено). Все остальные активисты затаились.

— Алексей здесь живет недавно, все начал делать “под себя”. Когда выбирали старшего по дому, он не сказал, что даже не является собственником. Вот и начали они потом выкручиваться, что, дескать, не знали, что это важно. Он ни с кем не советуется, никому не отчитывается. Если он станет председателем, то будет зарабатывать на нас. Пусть лучше свои будут.

- ”Свои” же тоже не бесплатно будут работать?

— Ну и пусть, надо же людей поддержать.

- А почему тогда не Алексей?

— Потому что ему я не доверяю. У нас собрание было. Они там наворотили что-то с документами, жена его кричала на нас, хамила. Это вот так они собираются управлять?

Безвластие

По мнению оппозиции, Алексей “зарабатывает” на своей должности, получая откаты с управляющей компании, хотя сам он уверяет, что занимается этим делом только на общественных началах. На вопрос, зачем ему это, отвечает: “Если мы все будем по углам сидеть и ни на что не влиять, ничего хорошего не выйдет”.

DSC_9541

В сентябре у него заканчиваются полномочия, но сдаваться и передавать власть своим оппонентам он так просто не собирается. Теперь все будет по закону.

Разумеется, даже без старшего по дому управляющая компания будет продолжать свою работу. Только теперь акты выполненных работ сможет подписать любой собственник. Например, если будет заменен отрезок трубы в подвале за десятикратную стоимость, будет достаточно одной подписи какой-нибудь бабульки, чтобы все было законно. Что будет в актах, остальные смогут узнать только через 30 дней, положенных на законодательством. Без совета дома идет потеря контроля.

Люди сами себе противоречат. По принципу: лучше я буду ставить бесплатно, хоть и в грязь.
Как какая-то бабушка высказалась: «Ну да, было грязно, стало чисто». Ну, а кому от этого стало лучше?!
Народ в неадеквате.

Алексей возвращается к теме парковки, как к камню преткновения. Он повторяет диалог с “оппозицией”, который повторяется раз за разом:

— Вы все сделали незаконно! Нужно согласовывать и прочее.
— А куда вы машины ставить будете?
— Вот сюда!
— Так тут же газон!
— Ну и что?!

— Люди сами себе противоречат. По принципу: лучше я буду ставить бесплатно, хоть и в грязь.
Как какая-то бабушка высказалась: «Ну да, было грязно, стало чисто». Ну а кому от этого стало лучше?!
Народ в неадеквате.

Алексей сдаваться не собирается, хотя вся эта “война” уже порядком ему надоела. Он уже привык к слухам и сплетням, которые распространяются от лавочки к лавочке.

Но не все способны пережить этот «черный дворовый PR». Галина Ивановна, бывший управдом, некогда отмеряющая чеканным шагом каждый метр двора и знающая каждого жильца в лицо, все реже появляется на улице.

Бабки возле подъездов привычно клеймят всех проходящих мимо. Кто вор, кто ханыга, кто проститутка или наркоман. И Галине Ивановне от “гласа народа” тоже досталось. Все ее 15 лет служения дому обернулись черной неблагодарностью и сплетнями.

Иногда она выходит во двор, но от былой хозяйки осталась бледная тень. Бабульки пристыженно замолкают, понимая, что натворили своими разговорами. Галина Ивановна почти ни с кем не здоровается, потому что перестала узнавать людей.


В случае с домом № 22 вспоминаются слова Уинстона Черчилля: “Лучший аргумент против демократии – пятиминутная беседа со средним избирателем”. Напротив облезлого панельного серого дома двор зарастает молодой порослью, лишь тот участок, который выстригает Алексей своей собственной газонокосилкой, еще радует глаз. Напротив стоит отремонтированный дом, ежедневно напоминая всем жильцам о том, как можно жить, если все делать по-человечески. К сожалению, иногда человеческие амбиции побеждают здравый смысл.