МАЛО ОГНЯ

Как главный следователь Самары пытался выяснить, кто поджигает дома на Часовой

 838

Автор: Антон Черепок

Больше месяца понадобилось властям, чтобы всерьез обратить внимание на бесконечные поджоги на улице Часовой. За это время произошло около 10 возгораний — горел подъезд дома, построенного в 20-годах прошлого века, сгорели сараи и хозяйственные постройки. Несмотря на то, что жильцы организовали дежурство, чтобы не пропустить поджигателей, накануне вновь вспыхнуло пламя. 

Неделю назад стало известно, что 15 сентября состоится встреча с полицейскими. Появилась надежда, что полиция поделится информацией о ходе расследования и все эти бесконечные обращения в инстанции всех уровней дали толк.

Встреча состоялась, хотя диалог больше напоминал отчет о проделанной жильцами работе. 

Новшество в деле сыска

Инициатива собрания принадлежала начальнику Следственного управления УВД России по городу Самаре Рафаилу Валиуллову.

Выйдя перед народом на импровизированную сцену между старым деревом и песочницей, полицейский начальник представился и сразу сообщил, что в Самаре он всего 4 месяца, ориентируется слабо и просит помощи и содействия.

Главный полицейский следователь воодушевил собравшихся, что лично заинтересован в раскрытии преступления, связанного с поджогами, но предложил необычный способ выяснения мотивов и виновных.

Опыт по Тольятти показал, что проще собрать сход граждан, приехать, и люди тебе расскажут, в чем причина поджогов.

— То, что мы делаем по уголовному делу, это оперативно-розыскные мероприятия, следственные действия — это одно, — начал главный полицейский следователь Самары. — Мы устанавливаем автомашины, регистраторы, очевидцев. Опыт по городу Тольятти показал, что проще собрать сход граждан, приехать, и люди тебе расскажут, в чем причина поджогов.

DSC_0197

Затем Валиуллов начал представлять своих сопровождающих, в числе которых назвал фамилию участкового Кудрякова.

Из толпы раздались голоса:

— Покажите его! Хоть бы посмотреть на него! Как он выглядит-то?! Мы его не видели, хотим просто узнать, что это за человек и чем он занят?

Я надеялась, это они нам расскажут, почему нас жгут, — тихонько прошептала одна пожилая женщина.

Начальник Следственного управления почувствовал близость народного гнева и решил переключиться с проблем кадровой политики на поджоги.

— По поводу кадровой политики и состава участковых обратитесь потом к начальнику отдела полиции по Октябрьскому району, не будем задерживать граждан, тут дети маленькие. Я приехал узнать, в чем причина поджогов. Узнать ваше мнение, разобраться в ситуации. Есть человек, который бы мне сказал, какое количество поджогов произошло за этот месяц?

— Я надеялась, это они нам расскажут, почему нас жгут, — тихонько прошептала одна пожилая женщина.

Отчет жильцов о проделанной работе

Основной версией жильцов о том, что послужило причиной поджогов, стал конфликт с застройщиком “Прогресс-М”, который, как считается, получил право возвести во дворах домов на Часовой два 16-этажных здания с теннисными кортами на крышах. Именно на территории будущей стройки находятся неоднократно горевшие сараи и хозяйственные постройки

DSC_0194

Историю конфликта с властями делегации полицейских чинов поведал Евгений, житель дома№ 169, собравший за несколько месяцев несколько томов обращений и отписок.

Он рассказал, как на слушания об изменении зоны застройки пригнали молодых людей, проголосовавших «как надо», и о том, как окружение министра строительства Самарской области больше не допускает жильцов домов к своему руководителю.

— Я был на приеме у министра строительства областного, эта площадка была выделена в качестве компенсационной “Прогресс-М”. Это застройщик, который строит для обманутых дольщиков.

— Значит, Гришин постановил, что через месяц мы встретимся, там будут представители прокуратуры, я принесу коллективное заявление, как все было на общественных слушаниях, и больше меня к нему не пустила его челядь. Извините, просто не пустили. Они сказали: «Вам ответили, всего вам доброго». Круг замкнулся!

— У меня есть копии протоколов с синими печатями, вот такая папка ответов Хинштейна, губернатора. Вообще, в 2006 году это место было выделено некому ООО “Материк” под застройку. Они отвечают, что с ООО “Материк” ведется претензиционная работа, якобы они не учли интересов граждан. При этом областное министерство выделяет эту площадку под застройку. Вы знаете, как это бывает.

DSC_0192

После всей этой долгой истории про самоуправство чиновников и нулевую реакцию на обращения во все инстанции Валиуллов произнес: «Жители дома обращались в прокуратуру Октябрьского района по поводу этих нарушений?»

Евгений еще раз попытался объяснить ситуацию:

— Так вот Гришин и говорил, что через месяц вас вызовут, тут будут представители прокуратуры, приносите заявление коллективное. И больше к нему не допустили. На этом кончилось. Последний ответ от областного министерства я получил в марте. Что проект застройки еще не представлен на подпись главе администрации города.

Главный полицейский следователь города на секунду задумался и сделал вывод, что жильцы окружающих домов против застройки.

— Конечно! — воскликнул Евгений. — У нас по законам города человек, достигший 18-летнего возраста, имеет право голосовать, где бы он ни жил. Мы написали, что просим провести альтернативные общественные слушания с участием исключительно жильцов района. Тишина гробовая. Вы сам понимаете, как это делается. Они начнут строить, и уже постфактум получат разрешение на строительство…

Кто поджёг подъезд?

Еще несколько минут присутствующие объясняли главному полицейскому следователю Самары, зачем жильцам коммунальных квартир без балконов и кладовок нужны сараи. После этого Валиуллов решил перейти к следующей теме и выслушать мнения жильцов относительно многократных поджогов 8-го подъезда.

— Какой смысл поджигать подъезд? Либо молодежь, либо хулиганы там сидели — вы как думаете? — начал собирать материал главный следователь самарской полиции.

DSC_0195

Однако никаких вразумительных версий жильцы предоставить полицейскому не смогли и предложили самим следователям попробовать разгадать эту загадку.

Пока вокруг Валиуллова кипели страсти, часть сотрудников внутренних органов держалась в стороне и не проявляла никакого интереса к происходящему.

— Оперативный сотрудник где? — внезапно поинтересовался начальник Следственного управления.

Кто-то из сопровождения полковника позвал молодого человека, стоявшего спиной к происходящему.

— Вы там спите, что ли? — с недоумением спросил Валиуллов.

— Нет! — высокий молодой человек показался за спинами граждан.

Вам не стыдно? Я, полковник НКВД, очевидцев устанавливаю лейтенанту!

— Вам не стыдно? Я, полковник НКВД, очевидцев устанавливаю лейтенанту! — Валиуллов начал заговариваться от злости. — Вот стоит парень, идите, данные записывайте! В конце концов вас отжиматься, что ли, заставить? Вы позорите! Вы зарплату от кого получаете-то? Идите на завод работать там тогда.

Оперативный сотрудник проскочил перед полковником и вроде начал что-то записывать, опрашивая присутствующих.

Вам надо заявления писать

Завершающая часть встречи походила на театр абсурда. Валиуллов генерировал идеи о том, что жильцы должны обратиться в управляющую компанию, чтобы та установила камеры видеонаблюдения, несмотря на то, что в заросшем дворе, представляющем собой некое подобие пересеченной местности с пустырями, лесной чащей и остатками сараев, не было даже намека на столбы освещения.

— Вы вправе обратиться в прокуратуру о нарушении закона со стороны вашей управляющей компании. По большому счету содержание территории и домов входит в их обязанности, — предложил начальник Следственного управления людям, живущим в домах 1920-х годов постройки.

DSC_0199

— Так. По уголовному делу мне более-менее ясна версия, — решил подвести итог встречи Рафаил Амирович. — Что касается управляющей компании и Ж-2 — Ж-3, вам, я считаю, целесообразно написать заявление в прокуратуру, областному прокурору.

— Мы уже ходили, — устало ответили жильцы.

— И тишина? Остается только выйти с транспарантами и все? — кажется, только в этот момент начальник Следственного управления города Самары сопоставил все данные.

DSC_0204

— Понимаете, Солодовникову звонили, в прокуратуру писали, в РОВД писали. Уже Меркушкину написали. Мы написали куда только можно.

— М-да. Ну что, уважаемые жильцы, я все-таки следственный начальник, я не прокурор, не начальник ОВД. Поэтому по данному уголовному делу прошу оказать содействие. Всех, кого мы будем приглашать на допросы, пожалуйста, являйтесь, кого следственные сотрудники установят.

Все будет хорошо

— Что нам дальше делать? — задали вопрос полковнику измученные жильцы. — Мы не спим день и ночь.

— Уважаемые жильцы! По поводу предотвращения пожаров сейчас ничего не смогу ответить, так как это не входит в мою компетенцию, — подвел итог встречи Рафаил Валиуллов. — Моя работа — это расследование уголовных дел, я приехал, чтобы определиться по данному уголовному делу. По делу мы будем работать. Помощь по этой версии я получил от вас, спасибо большое. По поводу жалоб — вы много раз обращались, и в ответ тишина. Но вы поймите, я же не могу все проблемы решить!

— На месяц бы вселить их всех в наш “клопятник”! — усмехнулась одна из старушек.

На этом встреча жильцов с главным полицейским следователем Самары закончилась. Следователи и оперативные сотрудники что-то усердно записывали за жильцами, подсвечивая себе в наступившей темноте экранами сотовых телефонов.

Начальник Следственного управления отошел в сторону давать интервью перед видеокамерой, а в чате социальной сети жильцы начали распределять между собой время ночных дежурств.