ЭТО ЖЕ БУБЛЬГУУМ! Колонка Ирины Якоби ко Дню рождения жвачки

ЭТО ЖЕ БУБЛЬГУУМ! Колонка Ирины Якоби ко Дню рождения жвачки

Автор:

НОВОСТИ
503

23 сентября считается днем рождения жевательной резинки – именно тогда, аж в 1848 году, американец Джон Кёртис открыл первое в мире официальное производство жвачки. В России же истинный «жевательный бум» начался гораздо позже – в 90-е годы 20 века, когда к нам хлынули из-за границ разноцветные пластинки, не оставляющие ни единого шанса нашим пломбам. О, это золотое время! О, мой стоматолог Галина Ивановна из детской больницы на Физкультурной, ты стала мне как сестра.

Текст: Ирина Nervnoe_Serdce Якоби

как-надувать-пузырь-из-жвачки

В основном, мы затаривались жвачками у «бабок». Модный торговый центр «У бабок» размещался вдоль дороги за официальными магазинами с хлебом и представлял собой штук шесть раскладных столов. На каждом с одного края по другой плотно укладывался ровными рядами богатый ассортимент. Большая часть которого при употреблении сейчас, скорее всего, меня бы убила.

Адовые «Зуко» и «Юпи», конфеты-шипучки в длинных лентах, «сосачки» всех мастей – прежде всего, конечно, «чупачупс», но не обязательно. И россыпи жвачек, моря жвачек и окияны жвачек, потому что в середине 90-х со жвачкой в России уже было все нормально. И бедным детям уже не приходилось жрать гудрон по кустам (если только ради собственного удовольствия).

gums

Бессменным хитом, конечно, были турецкие Love is. На каждом вкладыше которых захлебывались в потоках розовых слюней девочка и мальчик с одухотворенными лицами давних завсегдатаев амстердамских кофешопов.

Многозначительные надписи на вкладышах учили подрастающее поколение в резиновых сланцах и майках с Гуфи тому, что «любовь — это… быть далеко, но мысленно рядом» и прочему романтическому сумбуру. Грозящему смертью от передозировки сердечками и мимишностью каждому преодолевшему пубертат.

l4 (1)

Между прочим, художник Билл Эспри, который все еще рисует эти самые комиксы, понятия не имел, что ушлые турки уже несколько десятков лет зашибают нормальные деньги с его картинок. Якобы только в 2008 году он с удивлением узнал, что его мультяшную пару пихают в какие-то жвачки – но это, конечно, звучит невероятно. А вообще, девочку с мальчиком придумала новозеландка Ким Гроув — она нарисовала их на салфетке в 1970 дремучем году. Собственно, девочка — это она сама, а ее возлюбленный с глупой прической — это, извините, её возлюбленный с глупой прической. Впоследствии они поженились, а комиксы про любовь подхватил и понес через годы товарищ Эспри.

Эй, кстати, а как вы сами называли эту жёвку (жёвку!)? Мы, например, исключительно «Лавейс». А Wrigley’s Spearmint не называли никак, потому что вообще не могли эту ерунду прочитать и выговорить.

productimage-picture-00004035-130308_jpg_620x620_q85

Автомобильно-мотоциклетные Turbo и BomBibom пользовались дикой популярностью у парней, девчонки же покупали их, скорее, от безысходности — если «бабки» (а «бабками» считались все продавщицы старше 30 лет, мысль о чем сейчас повергает меня в депрессию) не успели закупить на своей базе чего-то повеселей.

turbo0277160

Ассортимент «повеселей» тогда уже был шикарным – гораздо шикарнее, чем сейчас: жёвки со вкусом колы и неожиданным названием «кола», «дональд даки» с диснеевскими утками… Жвачки с «переводилками» в виде кровавых сердец, пронзенных кинжалами, обклеившись которыми с ног до головы дети в первый день напоминали обитателей колонии для несовершеннолетних. А во второй (когда «переводилка» начинала сходить и царапаться) — лишаистых любителей дворовых кошечек. А пугательные «переводилки», благодаря которым на руках у чуваков во дворе, к ужасу родителей, появлялись кровавые раны с торчащими из них болтами?!

03KKKzwIuQ8

Когда девчонки начали сходить с ума от группы Spice Girls, отлично чуявшие модные тенденции «бабки» как по заказу выложили на свои раскладные прилавки под палящее солнце жвачки с наклейками, на которых были изображены участницы этой группы. «Терминаторами», «Элен и ребятами», а также развратными голыми женщинами из «Бич Боттомс» к тому времени были заклеены уже все холодильники, подъезды и гитары в округе. История повторилась с группой «Блестящие» (юная Жанна Фриске в короткой юбке в каждой второй упаковке) и сериалом «Беверли Хилз 90210» — всюду отвратительный Стив вместо офигительного Брэндона.

 70531742_YElen_i_rebyata

 Реклама жвачки Boomer взорвала экраны в середине 90-х – мужик в синем костюме и с кирпичным лицом завязывался в узел, вытягивал резиновые руки и ноги на тыщу метров во все стороны и голосил: «Бум-бум-бум бубубубу Бум!». И под эти чудовищные завывания мы всем двором вприпрыжку бежали отдавать свои жалкие копеечки «бабкам», как загипнотизированные.

А вот «Орбиты», «Диролы» и «Стиморолы» поначалу покупались нами редко, считаясь «взрослыми» жвачками. Что объяснялось их «взрослым» ментоловым вкусом, от которого с непривычки (после многолетнего жевания всякой «фруктовой» дребедени) моментально выпадали глаза, и жгучие слезы текли рекой. Ну, и вкладышей у них не было — что за чушь. Зато они пригодились несколько позже, когда дети чуть подросли, начали ходить на «дискачи» и пробовать курить за гаражами, по примеру старших товарищей.

Сигареты тоже покупались у «бабок» — поштучно, для «папы», «дяди Коли с этажа», «президента Соединенных Штатов Америки» и прочие, прочие невыносимо жалкие отмазки.

— Для себя, что ли, берешь? – строго спрашивали «бабки».

Вот в этот момент нужно было взять себя в руки и, равнодушно глядя в сторону, как можно спокойней ответить:

— Для старшего брата.

И, окончательно засыпавшись, уточнить:

— Ему 17.

«Бабки» неодобрительно качали головами, но сигареты лицемерно продавали. А вот «Дирол» (самый мятный из всех мятных!) нужно было покупать уже в другом лотке – а то ведь сразу догадаются, зачем берем!

Чтобы выкурить одну сигарету на троих, уходили в безлюдное место, где не ступала нога человека, выли волки и пылали костры инквизиции. Один стоял на стрёме, а другие выдували сигарету по очереди, зажав фильтр сложенной пополам веткой с дерева – чтоб не пропахли руки. Совершив этот акт в священном молчании, каждый зажёвывал целую горсть мятных подушечек. И только после этого можно было идти домой, не боясь, что посторонние запахи выдадут родителям тот скорбный факт, что их дети – те еще болваны.

Всю бессмысленность этих действий я прочувствовала только годы спустя, когда мой парень сошел с ума и принялся увлеченно врать мне, что бросил курить.

И приходил домой, душераздирающе пахнущий и термоядерным ментолом, и табаком. Одновременно.

 

Комментарии: