Свободный английский

Как я была компаньонкой богатого британца

 3 021

Автор: Наталья Фомина

Прошел год, в течение которого я обещала не рассказывать эту смешную, в сущности, историю. Прощаясь на вокзале, англичанин свешивался с вагонных ступеней и прижимал руки к сердцу. Он был милый, старенький, все время добро улыбался и немного тряс головой. Секретарь англичанина взяла меня за пояс и глухо проговорила: «Молчишь год. Потом делаешь с фактурой все, что хочешь. Не называя имен».

«Чьих?» — глуповато переспросила я.

«Да твое-то кому нужно! – добродушно сказала секретарь. – Наших с Френсисом!»

Помолчала и добавила: «Путин – вор! Путин – вон!»

Она часто это говорила. Поезд тронулся. Мы с Димой молча, спешно и в ногу прошли в ближайший алкогольный магазин, где терапевтически втянули флягу коньяка. «Она вправду уехала?» — спросил Дима. «Путин — вон», — пошутила я, а он дал мне щелбан.

Введение

Как все произошло: я сидела дома и писала эротический рассказ для одной заказчицы. В свободное время я тружусь литературным негром, это принято в нашем городе. Заказчица требовала убрать из текста слова «член» и «грудь». Трудно писать эротический рассказ, не используя этих сюжетообразующих понятий. Заказчица спорила, уверяя, что все члены и груди можно обозначать как «самое сокровенное место». Так что я была очень, очень занята сокровенными местами, когда прозвонил телефон.

Пронзительный женский голос рассказал, что представляет большого поклонника России, известного в мире эколога, мецената и английского олигарха. Двадцать пять лет, говорила женщина, он каждый год ездит в Россию, путешествует из края в край, и всегда останавливается в квартире местного жителя, который выбирается по особым правилам и может рассчитывать на щедрое вознаграждение.

Я немного напряглась. Разговор неуловимо что-то напоминал. Даже и куриная нога присутствовала (в холодильнике).

Далее женщина представилась секретарем англичанина. Англичанин, сказала она, мечтает, чтобы Россия встала на путь демократических перемен, поэтому предпочитает общаться с яркими представителями оппозиции и противниками режима. Меня им рекомендовали в «Новой газете».

Я приосанилась. Все-таки неплохо, когда богатые англичане считают тебя ярким представителем.

«Поэтому, - сказала секретарь, - вы должны обеспечить англичанину ежедневные встречи с такими людьми. Подготовите пофамильный список. Приложите ссылки. Я согласую. Вы тоже, разумеется, сможете присутствовать. Лучше все организовать у вас дома. Френсис любит неформальную обстановку, в духе эпохи диссидентов шестидесятых».

Я растерянно ответила, что у меня, наверное, будет не очень удобно.

«Френсис неприхотлив, я вообще предельно аскетична, - сказала секретарь. – Чистая постель, проточная вода и кусок хлеба – и наши потребности полностью удовлетворены».

 «И да, - перешла к главному секретарь, - Френсис готов платить».

Я как раз правила очередную грудь на самое сокров. место. Секретарь назвала сумму, трижды превышающую мой совокупный ежемесячный доход репортера и негра. За неделю. Уверенная, что сейчас вежливо откажусь и положу трубку, я быстро ответила: «Да».

Завязка

Список гостей был составлен, утвержден, визиты назначены, каждую минуту я должна находиться около секретаря, чтобы ей было кому рассказать о демократическом пути развития. Англичанин держался автономно, иногда вставлял в уши беруши, чтобы не отвлекаться шумом от мыслей. В разговоры доброжелательно не вступал. Русский язык знал неплохо, а вот секретарь английского не знала совсем. Англичанин был безукоризненно вежлив, одет с лоском, за все платил. Писал заметки в черную записную книжечку. Любил животных. Однажды разошелся и сообщил, что в его замке всегда наполнена кормушка для оленей.

К англичанскому приезду я приготовила борщ, чахохбили, блины и сметану. Борщ с блинами англичанин съел, а входящие в состав чахохбили помидоры оказались вредны его организму. Я расстроилась, а секретарь приободрилась.

— Могу приготовить индейку с овощами в сливочном соусе, или вот карпа запечь в белом вине.

— Нет, мы купим готовое, и ты только разогреешь. Я не хочу, чтобы ты страдала у плиты. Мне невыносимо это видеть.

— Но я не страдаю у плиты.

— Не притворяйся. Женщина ненавидит кухню. Это пыточная.

— Но я вправду люблю готовить.

— Нет, не любишь. Пищу готовят только женщины, у которых нет других интересов. Вспомни Инессу Арманд!

— ????

— Вот она никогда не готовила, (через паузу) и Анна Нетребко тоже.

IlE1223IPms

Развитие

Утром англичанин завтракал банкой сметаны, потом мы таскались по памятным местам, секретарь много беседовала со мной, Дима рулил, англичанин улыбался и делал фотографические снимки. Уже в первый час на самарской земле секретарь выказала себя чемпионом мира по нахождению поводов для недовольства. Ей не нравилось всё.

На прогулочном пароходике: «Ой, как громко музыка. Ой, как громко. Френсис, дай беруши. Нет, Дима, сходи к капитану, договорись, чтобы сделали потише. Господи, ну нет сил. Как громко. Громко как. А еще тише можно? (недовольно) Нет, еще тише. Чтоб мурлыкало. Я люблю, чтоб мурлыкало. Ну вот, совсем выключили, что за люди. Путин — вор! Путин — вон!»

Френсис отсел от всех подальше, пытался рукой поймать брызги воды. Иногда ему это удавалось.

Обедали неизменно в ресторане:

- Что это за жюльен. Какой-то огромный. Я не хочу такой огромный. Молодой человек, ну почему ваш жюльен такой большой. Будьте добры, принесите мне половину порции супа с цесаркой и лесными грибами. Я плачу за целую, а вы принесите половину. Нет, вы не понимаете. Люди моего возраста не оставляют еду на тарелке. Это неэтично по отношению к профессионализму повара. Блинчики с семгой прекрасны были бы, если бы вы их принесли вовремя.

- Да, рыбу эту есть невозможно, одна соль. Хм, одна соль. Соль одна. Одна соль.

— Это они специально так долго не приносят кофе, чтобы подчеркнуть, как трудно им его варить.

— Это не кофе. Это смесь кофе с мелом. Причем мела больше. Путин — вор.

Френсис с удовольствием выпил пива и заметил, что в Лондоне такая порция стоит полфунта.

В чебуречной, куда заехали за готовой едой (потому что Инесса Арманд):

- Выбор вообще отсутствует. Совсем нет выбора. Из чего тут выбирать. Цыпленок табака — генетический мусор, рыба была на обед, куриная котлета — это скучно. Печеночные оладьи вообще нонсенс. Натали, ты куда нас привезла. Я хотела купить тут бефстроганов. Всегда дома покупаю бефстроганов.

— Я на всякий случай взяла телефон доставки из Миссис Хадсон.

- Нет, там такие порции огромные, как моя ненависть к Путину!

Я не вру. Так и сказала, моя ненависть огромна, как порции в Миссис Хадсон. Френсис сбежал наружу. Его заинтересовало старинное здание театра «Самарская площадь».

mRw2QMxDlAM

Кульминации

Вечером, готовясь к гостевому визиту:

Так, вот я подумала, к нам же сегодня инвалид придет (слепой прекрасный мужественный и самостоятельный юноша, гражданский активист), и как мы будем при нем есть? А он что будет, в тарелке ковыряться? Надо поесть без него, чтобы не смотреть.

— Он прекрасно управляется ножом и вилкой и вообще полностью социализирован.

- А ты уверена? Ты с ним ела?

— Ела.

- А какое блюдо? Ему, наверное, надо гуляш, чтобы не падало с ложки. Сейчас не об этом. Вот эта наша гостья. Я как раз гуглю. Не нравится мне это, смотри, Френсис, одни картинки про неё. Одни картинки. Она скрывает что-то. Человек в футляре. Человек с камнем в груди (неожиданно). Скрывает. Непростая.

— Вы просто выбрали «фотографии гугл», вот и одни картинки.

- Нет! Нет! Что же я! Гугла не знаю? А, да. Ноутбук у тебя старомодный какой. Френсис! Ты давно видел такой старомодный? Ладно, ничего. Ничего, говорю, уровень ненависти у народа зашкаливает. А в марте снова выберем Путина.

Френсис отдыхал с чашечкой чая. Глаза он прикрыл.

- Ну и что? Восемь лет прослужила чиновницей, а потом стала организатором штаба Навального в Самаре. Как это? Когда она врала? Когда? Сначала брала взятки с народа, теперь как бы отрабатывает?

— Она юристом работала же.

- Да? Это тебе только так кажется. Это она только говорит так. Чиновница! Так. Так, а кто такой Лехциер? Откуда он вообще?

— Он был в нашем списке.

- Глупости. Его там не было.

Френсис ушел к себе в спальню и плотно закрыл дверь.

vXT13u3vrT0

Развязка

В старом городе, около костела: «Не пойдем. Не пойдем. Да что он там не видел! Он 25 лет по России. Уже осточертело всё. Кругом одно и тоже. Путин — вор! Путин — вон!»

В парке Гагарина, у памятника жертвам репрессий: «Тут дата неправильная. Обе даты неправильные. Ну что такое: памяти жертв репрессий 30-40-х годов? Надо: 20-50-х годов (повторено пятьдесят шесть раз). Ну что такое, дерево совсем закрыло памятник. Надо его отклонить. Отклонить надо. Закрыло памятник совсем. Ну что такое, а. Путин — вор». 

Френсис гладил уличную кошку. Купил ей шаурму и раскрошил на травке. Кошка мурчала.

lqE8XFWMKak

На площади Славы:

- И вот смотри, Френсис, тут с одной стороны — герои Советского Союза, а с другой — работники городской администрации.

— Но это НЕ работники городской администрации.

- А кто же?

— Просто люди. Это проект телеканала «Россия-24″.

- Смотри, Френсис, тут с одной стороны — герои Советского Союза, а с другой — работники городской администрации. 

Френсис стоял у парапета и ветер с реки взбивал из его волос серебристый нимб.

На Стрельной горе, за Волгой: «Да, горы, конечно, не ахти. Ну что это за горы, разве это горы. Это холмы какие-то. Да, вид-то невыигрышный, конечно».

Френсис устал и сел на реликтовый пень. Немного подремал. Извинившись, смог отправиться в обратный путь. Это был последний день.

S912s3MDbrw

На следующее утро я открыла вордовский файл и продолжила эротический рассказ. Заказчица поделилась новой идеей. Предложила расположить в комнате героев бассейн в форме человеческой почки.

И что?

Саквояж его был предельно английским. В самую дьявольскую самарскую жару он носил пиджак. В тольяттинском музее всякой техники на военную тему купил у старушки рукодельный браслет из бисера за пять тысяч рублей одной бумажкой (браслет стоил сто). Подарил мне, я его держу в ящике рабочего стола. По-русски пил водку, грамотно предпочитая горячие закуски. В день говорил примерно пять слов (два из них — «доброе утро»). Заплатил больше обещанного почти в два раза. В интернете нашла информацию, что Френсис был во вьетнамском плену, сидел в яме какое-то долгое время, материально поддерживает кучу заповедников по всему миру, учредил ряд книжных премий, а на территории его поместья расположена часовня двенадцатого века, с ценными витражами. Витражи начали разрушаться из-за того, что над часовней проходила международная авиалиния. Френсис подал иск в местный суд. Пролет международных лайнеров отменили.

Я не знаю, понравилось ли ему Самара. Иногда гуглю в сети, беспокоюсь, жив ли. Он ведь старенький совсем. Жив, здоров, не переживайте. Очень богатый англичанин.

Текст: Наталья Фомина
Автор иллюстраций: Агата Коровина
Обложка отсюда

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

comments powered by HyperComments