Альтернативный проект развития Хлебной площади

НЕ ХЛЕБНОЙ ЕДИНОЙ

Альтернативный проект развития Хлебной площади

Автор:

НОВОСТИ
2 785

Самым ценным архитектурным наследием Самары, признанным международным сообществом, являются исторические кварталы Самарского и Ленинского районов (от ул. Полевой до Стрелки, места слияния Самары и Волги). Тридцать лет местные архитекторы пытаются понять, как быть со «старой» Самарой. За это время было проведено множество семинаров по реконструкции среды, в том числе и международных, разработаны десятки проектов, проведены научные исследования… Пришло время рассказать о них.

Кафедрой инновационного проектирования СГАСУ готовится к публикация каталог «САМАРСКАЯ АРХИТЕКТУРНАЯ ШКОЛА: ОПЫТ ПРОЕКТИРОВАНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОМ ЦЕНТРЕ». Редколлегия каталога, в которую входят известные представители самарского архитектурного сообщества, любезно согласилась предоставить «Другому городу» один из проектов реконструкции района Хлебной площади, а Евгения Репина взяла интервью у архитектора Сергея Малахова, руководителя авторского коллектива этого проекта.http://drugoigorod.ru/wp-includes/js/tinymce/plugins/wordpress/img/trans.gif

Текст: Евгения Репина
Разработчики: Сергей Малахов, Антон Раков, Александр Шерешевский

Концепция реконструкции района Хлебной площади

00

Старый город сохраняет историческую атмосферу и является потенциальным эпицентром культурной и экономической активности. Только при сохранении и разумной реконструкции исторического центра Самара может получить развитую туристическую инфраструктуру и программу, заслуживающую включения в федеральные мероприятия по случаю предстоящего Чемпионата мира по футболу.

Кажется, что всё остальное иностранцы уже видели, а вот «деревянных кварталов» в мире очень мало. Но также мы должны понимать, что для нас самих чрезвычайно важно сохранение души города. И помнить, что её материальный носитель — истощаемый ресурс. Начнем с самого свежего проекта, выполненного в составе проекта института «Ленгипрогор» в 2013 году.

Проектное предложение разрабатывалось по приглашению руководства института «Ленгипрогор», но практически не вошло в состав окончательного проекта. Или вошло в искажённом виде. Разработка участка с историческими кварталами в границах улиц Карбюраторной, Максима Горького, Куйбышева и Комсомольской осуществлялась на стадии концепции авторским коллективом в составе Сергея Малахова (руководитель), Антона Ракова и Александра Шерешевского.

08

На основании анализа опорного плана были выявлены и смоделированы на генплане около 20 смысловых элементов туристического кластера под названием «Хлебная площадь» (название придумано авторами концепции). Проект основывался на принципе максимального сохранения целостных фрагментов исторической застройки, а не отдельных памятников, как это практикуется повсеместно в Самаре. Участки с включением новых объектов интегрируются с существующими дворами с соблюдением каскадной и масштабной морфологии ткани и панорамы. Предлагается максимальное перепрофилирование функциональной программы кластера в интересах активного туристического бизнеса.

13

Мне удалось побеседовать с архитектором Сергеем Малаховым, руководителем авторского коллектива проекта.http://drugoigorod.ru/wp-includes/js/tinymce/plugins/wordpress/img/trans.gif

 Проект планировки и проект межевания территории исторического центра города Самары, выполненный институтом «Ленгипрогор», вызвал сопротивление горожан, а участие в проекте самарских архитекторов – их недоумение. В том числе звучала и ваша фамилия. Проясните ситуацию?

— Приглашение принять участие в проекте «Ленгипрогора» пришло в марте 2013, информация о моем согласии была известна многим. Нас попросили работать «со слов», то есть, официального техзадания не было, договора не было. Была определенная оплата и обещания, что мое участие в дальнейшем проектировании будет как-то лоббироваться. В итоге мы разработали самый древний кусок города. Я воспринимаю такую работу как увлекательное упражнение на стадии «концепция».

Все коды реконструкции основаны на простых идеях развития дворовой структуры с возможным повышением и уплотнением застройки внутри кварталов. Всю функциональную программу мы разработали самостоятельно. Нами были предложены более двадцати туристических подпрограмм. Сожалею, что «Ленгипрогор» принял решение не придавать этому эскизу особого внимания. Могу добавить, что я ни разу не был приглашен к обсуждению или представлению перед руководством всего их проекта, хотя и был в курсе того, что происходило за пределами, отведенными для моей работы.

Эскизы ленгипрогоровской команды мне представлялись какими-то временными и предварительными набросками, взятыми для «первого разговора», но потом вдруг выяснилось, что они на самом деле и совершенно серьезно намерены идти по пути развития «волжских кварталов» на основе тех самых первоначальных и крайне посредственных скетчей.

14

— Как Вам поставили задачу?

— Если коротко, то поставленную задачу можно было понять как установку на разработку концепции реконструкции очерченной зоны с учетом существующей ситуации с памятниками, фоновой застройкой и всем остальным, включая «неисторические» вторжения. Позже мне было сказано, что электромеханический завод, скорее всего, будет сохранен как действующее предприятие и его преобразование в общественный центр представляется отдаленной перспективой. Я думаю, что наш проект лишь отчасти мог быть интересен заказчику как некая аналитическая картина происходящего на площадке и может быть также как некий декоративный бэкграунд для будущей презентации других более важных для них идей.

17

— Существует немало домыслов о состоянии данной территории. Как вы оцениваете текущее положение дел?

— Общее впечатление: очень мало кафе, нет туристических объектов, все магазины, кроме «Маяка», выглядят сомнительно. Нет ощущения, что в районе Хлебной площади происходит активность, атмосфера запущенности и дискомфорта. Всего две небольших гостиницы. Четыре точки общественного питания, включая один ресторан, один трактир, одно мини-кафе и одно кафе. При этом – 22 учреждения экономического, административного, управленческого характера, включая полицию, МВД, министерство обороны и МЧС. На территории находятся около 50 памятников истории, культуры и архитектуры, большое количество ценной фоновой застройки.

Дискомфортными характеристиками отличаются подсистемы общественного транспорта. Абсолютно отсутствуют учреждения культурного назначения. Таким образом, для эффективного функционирования в качестве туристической территории район Хлебной площади на сегодняшний день совершенно не готов. Пассивное функционирование уже сегодня можно считать состоявшимся. Но есть все предпосылки сделать разумный проект, это место может стать туристическим Клондайком.

18

— Какова философия Вашего предложения?

— Если бы появилась возможность реализовать наши идеи, Самара получила бы уникальный фрагмент среды, в котором исторический периметр активно взаимодействует со средовой тканью, соединяющей тактичные, но тонко проработанные современные объекты и сохраняемые дворовые элементы. Важно, чтобы дворы сохранили свою привлекательную структуру и фактуры, — иначе мы получим «высушенные» и «вылизанные» стерильные обрезки старого наследия, которым могут интересоваться лишь провинциальные любители диснейлендов.

Важно также правильно работать с масштабом, глубиной корпусов (не превышать, по возможности, 9 метров), соединением с поверхностью через опоры и террасы, устройством брандмауэров и воздушных галерей с общественными функциями. Поработать над разработкой каскадной ступенчатой панорамы, введением атриумов в качестве арт-пространств и зимних садов, прозрачных студий от пола и до потолка», обитаемых мансард с прозрачными оранжерейными крышами.

Очень важно благоустроить внутренние тропы, насытить их многочисленными мелкими туристическим, музейным и арт-бизнесом, восстановить реликтовые фрагменты, живые стены, скульптуры.

Но это не должно быть пластмассовыми и бронзовыми придумками в духе буратин, львов, сфинксов, лжегербов, черных кованных роз, и прочего кладбищенского хлама. Нельзя украшать то, что прекрасно само по себе. Если бы наш проект был принят, Самара получила бы прецедент сложного средового проектирования с пересмотром многих консервативных подходов.

19

- В чем основная суть Вашего предложения, какой сценарий существования территории Вы предлагаете?

— Возникает 25 основных туристических объектов, построенных по принципу аутентичных островов, застройка которых сохранила исторический фонд, и памятники. Это группа проектов номер один. Все остальные объекты предполагется преобразовать на противоположной основе, как «неисторические подцентры» — это группа проектов номер два. Территория туристического кластера «Хлебная площадь» обладает самостоятельным функциональным сценарием, однако он подключается к общей концепции «Ленгипрогора» со Стрелкой, набережной, и, быть может, еще существующему сценарию бывшего управления главного архитектора с общей реконструкцией исторических кварталов, инфраструктуры и создания пешеходных зон.

Общая пешеходная зона, ее основной маршрут — это движение от перекрестка Куйбышевской и Ленинградской, далее — по Венцека, Степана Разина, пересекаем Хлебную площадь, площадь Героев (площадь Дзержинского). Движемся далее по специальным поперечникам и улице Крупской на улицу Водников и Максима Горького, и дальше – на Стрелку, в запланированный «Ленгипрогором» парк. Две площади преобразуются в связанный общественно-транспортно-культовый центр.

Площадь Героев (сейчас – площадь Дзержинского) обретает статус эпицентра всех пешеходных маршрутов проектируемой территории. Хлебная площадь концентрирует следующие функции: храм Алексия Второго, деревянный храм, трамвайное кольцо, автобусную пересадочную станцию, подземные и наземные автопарковки, сквер. Главный объект территории – Самарский Форум, которые возникает как крупномасштабное сооружение на базе уже существующего здания (комплекса зданий) Самарского электромеханического завода.

Сохранение промышленного производства такого масштаба в самом эпицентре проектируемой туристической зоны не соответствует никаким международным стандартам подобного типа территорий, то есть, является недопустимым. Комплекс объектов, объединяемых под общей пространственной светопрозрачной кровлей Форума, включает сами здания завода, а также здания, расположенные с юго-западной стороны квартала №3.  А именно — памятник архитектуры Дом губернатора (А.Толстого,3), памятник истории – дом, где жил Ленин (Ст.Разина,10), сохранившиеся остатки построек, расположенные в соответствии с направлениями дорегулярной сетки.

20

Форум включает:торговый центр «Хлебная площадь», фуд-корт «Завод», гостиницу «Старая крепость», театр «Тартария», арт-салон «Левый Берег», фитнес-центр с бассейном, кафе-площадь «Лабиринт», зал приемов «Дом губернатора», Исторический музей «Дом Ильича», киноцентр на четыре зала, библиотека по истории Самары и Поволжья, художественные мастерские, дизайн-центр, конференц-центр и бизнес-клуб. Форум также включает фирмы и учреждения медицинского и бытового обслуживания: «Наш доктор», «Недорогие лекарства», «Оптика».

21

- Что такое объект-перформанс «Старая самарская улочка» и инновационная городская школа «Самарский двор»?

— Улица Степана Разина, как известно, раздваивается, повторяя контуры давно исчезнувшей второй Самарской крепости. На плане возникает своеобразный ромб, одна грань которого образует тихий переулок с несколькими очень характерными самарскими дворами. Оригинальный поворот улицы возвращает нас к самой древней топологии самарского плана и создает совершенно необычную атмосферу. Лучшего места для туристических прогулок трудно было бы придумать.

Эффект туристической привлекательности создается с помощью несколько театрализованных архитектурных приемов и размещением специфических туристических подсистем. В этом же переулке два или три двора могут быть объединены на основе общей концепции экспериментальной школы, учащиеся которой могли бы получать уроки общения с исторической средой. Я думаю, мы можем представить себе такой учебный предмет.

22

- Кроме описанного, у вас в проекте намечено еще семь пешеходных маршрутов. В чем их смысл, как они должны функционировать?

— По сравнению с основной пешеходной трассой остальные маршруты играют роль «приключенческого лабиринта», сокращающего интервалы между существующими перекрестками. Кроме того, возникающие пешеходные поперечники, на которых, кстати, настаивал «Ленгипрогор», позволяют потенциальному туристу заглянуть внутрь исторических самарских кварталов.

Подобная планировочная организация выдвигает перед архитекторами и девелоперами крайне интересные задачи по ревалоризации внутренней структуры, облика и функции застройки. В одних случаях это будут дворы-музеи, продолжающие одновременно существовать как жилое пространство, а по другим решениям здесь могут располагаться микро-объекты туристического обслуживания. Об этом мы мечтаем хотя бы по той причине, что это позволит реанимировать мелкое частное предпринимательство резидентов исторических кварталов.

23

- Кстати, как вы видите развитие жилой инфраструктуры этого района, какова судьба жителей?

— Это самый сложный вопрос. Здесь сталкиваются интересы жителей и потенциальных инвесторов, благодаря участию которых, как все считают, только и возможно восстановить жизнеспособность старого города. Мы все оказываемся перед выбором – насколько сложными должны быть принимаемые решения. Но если они будут слишком простыми, мы потеряем больше, чем обретем.

- В чем должна заключаться сложность?

— В том, чтобы заинтересовать в реконструкции самих резидентов, пробудить в них интерес к творческому переосмыслению своего родного пространства, помочь им в поиске возможностей, в том числе и финансовых, для организации диалога с инвесторами и властями; требуется вообще другой тип проектной работы, основанный на мониторинге многочисленных мелких инициатив, пересекающихся с интересными и современными инвестиционными программами, не губительными для исторического наследия. Сложность возникает во взаимоотношениях типов собственности, нормативных актов, и той спонтанной активности, которая по факту образует столь очаровательный и специфический для Самары образ среды.

24

- В вашем проекте более подробно представлен 4-ый квартал. Почему?

— Квартал № 4 является продолжением нового пешеходного пространства, связывающего исторический центр и Стрелку. Руководство «Ленгипрогора» артикулировало первоочередность нескольких участков проектируемой территории в роли своеобразных стартапов. Возможно, что 4-ый квартал относится к их числу.

- В чем проектная идея 4-го квартала?

— Наш вариант, насколько я мог понять, не очень понравился заказчику. Нам казалось, что все коммерческие перспективы, связанные с этим кварталом, вполне можно было реализовать при сохранении относительно разветвленной внутренней системы объектов, в то время как заказчик настаивал на тотальной расчистке внутреннего пространства. По нашему варианту периметральная застройка, включающая памятники и ценные здания, реставрируется и реконструируется, жилая функция сохраняется частично. Важно, чтобы дворовые фасады были замкнуты и образовали после реконструкции мини-дворы с выходами для посетителей в центральную пешеходно-прогулочную зону квартала.

27

Центральная территория квартала размещается на рельефе на прямоугольной платформе, открытый этаж которой обращен в сторону Волги и содержит различные общественные функции, в частности въезды в подземную парковку и ресепшн гостиничного комплекса. Платформа – искусственная площадь, все части которой открыты для свободного перемещения. Над площадью на опорах размещается гостиничный комплекс «4-й квартал». Между жилыми модулями гостиничного комплекса и другими объектами, расположенными по периметру, переброшены мосты и террасы, позволяющие организовать второй уровень открытых и закрытых кафе, ресторанов и бутиков.

28

— Вы видели проект «Ленгипрогора». В чем принципиальные расхождения с Вашей концепцией? Чем, на Ваш взгляд, вызван резкий протест против проекта среди местного сообщества?

- Все здравомыслящие горожане должны оценить потенциальный ущерб от политики примитивного обращения с исторической средой как с обычной площадкой для коммерческих инвестиций. Что касается архитекторов, то они должны понимать, что в историческом центре должно возникать в сто раз больше инвестиционных, культурных и проектных сюжетов, чем при принятии упрощенных крупномасштабных программ. Соответственно, для архитекторов могло бы быть в сто раз больше работы. Сегодняшний кризис архитектурной профессии во многом объясняется тупостью парадигмы крупномасштабного строительства, ориентированного на производство квадратных метров.

Не говоря о культурных потерях, мы могли бы хотя бы сожалеть по поводу возникающей скудности среды, сводящейся к фактическому проектированию микрорайонов со всеми вытекающими последствиями для качества жизни.
Самарский исторический квартал и формирующее его подворье, напротив, являются уже готовыми и куда более жизнеспособными паттернами среды. И дело здесь не только в сохранении старого, в том числе и ценного в культурном отношении, фонда, но и в необычайном наборе жизненных приоритетов, присущих самарскому двору и кварталу. Вопрос заключается лишь в поиске нестандартных строительно-инвестиционных и архитектурных решений, позволяющих воспользоваться существующим ресурсом.

29

Более подробно с  проектом «Концепция реконструкции района Хлебной площади» в лучшем разрешении можно ознакомиться пройдя по ссылке.

Комментарии: