КЛАНОВЫЙ ВОЛЫНЩИК

Кто и как в Самаре делает средневековые волынки

 713

Автор: Редакция

Евгений Jack – единственный в Самаре волынщик. Его можно услышать в составе группы «5 шиллингов» на разных фестивалях типа «Метафеста» и «Пластилинового дождя». Волынки он изготавливает сам – исключительно аутентичные.  

В своем лофте на мукомольном заводе Евгений сделал уже с десяток исторических инструментов. Мы заглянули к нему поглядеть на необычное производство, а заодно расспросили о технике изготовления, стоимости материалов и о том, как он дошел до жизни такой.

Где взять волынку

— Все мои увлечения, и музыка в том числе, всегда крутились вокруг реконструкции. Я преследовал одну цель – привнести что-то новое на фестивали. Музыканты играли музыку, которая никому не нравилась. Это такие унылые академические коллективы. А мне хотелось сделать группу, которая наравне с другими ребятами будет веселиться вечером, выпивать и играть на волынках. Трактирные такие музыканты. Под это дело нужна была, конечно, сама волынка.

— Волынка – инструмент не серийного производства, то есть нельзя просто так прийти в магазин, например «Сириус», и сказать: «Дайте мне волынку». Никто ее вам при всем желании там не продаст. Это инструмент мастеровой, штучный, а все, что производится в штучном экземпляре, стоит, как правило, очень дорого. Тут мы задумались: где ее взять? Если заказывать из-за границы, то нужно не менее 100 тысяч. В России тоже есть мастера, но их, естественно, мало и они практически все делают непотребные вещи. Мы общались с ними и поняли, что покупать у них не стоит. И решили попробовать изготовить волынку самостоятельно.

1

Из истории волынок

— Болгарские волынки гайды, испанские гайты, ирландские иллиан пайп и огромные итальянские волынки зампоньи… Их великое множество! Но самая популярная из всех них, конечно, шотландская волынка: highland pipe, большая высокогорная волынка, small pipe или border pipe. Они совершенно разные по звучанию, последние две изготавливались для помещения, хайлендер – очень громкая, пронзительная, была волынкой «для улиц».

Большая шотландская волынка получила свое развитие в XVI-XIX веках на северо-западе Шотландии. В средние века шотландская волынка применялась как функциональный инструмент. В кланах шотландских горцев существовала специальная  должность «клановый волынщик». В обязанности кланового волынщика входило звуковое сопровождение всех церемоний и событий (в т. ч.  ритуальных), торжественных дат, сходов калана и различных бытовых сигналов.

— В Европе волынка была распространена как музыкальный инструмент, но по мере того, как прогрессировало общество и требовало какого-то развития музыки, расширения диапазона, а волынка давала всего девять нот, этот инструмент остался на задворках истории. Придуманы были и стали использоваться новые, «более совершенные» инструменты: лютни, клавикорды и прочее. Из Европы волынка попала в Россию, однако долго здесь не задержалась, после всяческих репрессий на скоморохов ее благополучно забыли. Так, волынка в разных странах осталась только среди народных исполнителей, в деревнях и небольших поселениях. Эта традиция до сих пор сильна в Белоруссии, где белорусская дуда (разновидность волынки) осталась как светский инструмент.

— Самая дорогая сегодня – ирландская волынка (около 5 тыс. долларов), она изготавливается из ценных пород, а последнее время – из экзотических пород дерева, один брусочек которого стоит 10 тысяч. Кстати ее отличительной особенностью является то, что ее надувают не ртом, а специальной штукой, «лягушечкой». Одной рукой накачивают воздух, мешок надувается, и волынка начинает играть.

Эксперименты

— Разумеется, вначале у меня ничего не получалось. Представьте, вы делаете музыкальный инструмент, первый в своей жизни – что у вас получится? Скорее всего, своеобразный кусок полена, который не будет никаких звуков издавать. Была у меня экспериментальная волынка, я ее делал для пробы. Из черенков для лопаты, а мешок – из прорезиненного плаща химзащиты. Я не знал, где взять кожу, а нужно было потренироваться на чем-то. Дедушка очень злился, когда я утащил у него химзащиту. Кстати, эту волынку я тогда подарил, а потом она каким-то образом оказалась в Уфе. Кто-то на ней даже играет.

— Всего я сделал около 10 разных волынок, экспериментировал… Одна волынка у меня была из березы. За прототип я взял дюреровскую волынку со знаменитой гравюры 1514 года, где изображен волынщик. Изображение и дизайн — всё оттуда. Помню, очень хотелось, чтобы что-нибудь получилось, чтобы можно было это применять на фестивалях. Тяжело было делать, знаний ведь никаких не было, не было ни чертежей, ничего…

Мне казалось, что она издает божественные звуки. Это было невероятно, счастью не было предела. А через месяц я понял, что это изделие никаким требованиям не отвечает.

— После уже так – что-то берешь за основу, находишь похожие чертежи, а дизайн выбираешь любой. У меня были чертежи похожей волынки какого-то непонятного мужика из Интернета, а дизайн – с картины Дюрера. В принципе эта штука играла, но у меня тогда не было ни высоких запросов, ни музыкального слуха. Так что на тот момент мне казалось, что она издает божественные звуки. Это было невероятно, счастью не было предела. А через месяц я понял, что это изделие никаким требованиям не отвечает. Никакого строя толком не было. У меня не было тюнеров, дырки я сверлил, как рука возьмет. Это сейчас есть тюнер, на 440 герц настраиваем, сверлим отверстия, смотрим, что показывает, потом отверстия растачиваем или, наоборот, подклеиваем.

Лесозаготовка

— Как правило, инструмент изготавливается из твердых пород дерева. Чем плотнее порода, тем лучше инструмент. Самые лучшие – из породы черного дерева. Часто делают из клена, не нашего, американского, он с давних пор считается музыкальным деревом. Если же рассматривать с исторической точки зрения, то, как правило, волынки изготавливались из тех пород древесины, которые доступны в той местности, где живет мастер. В России это были яблони… Шведская волынка сак-пипа традиционно изготавливалась из березы. Просто потому, что она у них растет. Испанские волынки делались из самшита, реликтовая порода древесины, очень дорогая сейчас, у нас занесена в Красную книгу. У меня есть одна самшитовая дудка…

— Всю древесину мы покупаем на деревобазе, но кое-что я заготавливаю сам. Допустим, наши работники ЖЭКа спилили рябину во дворе. Приезжаешь: «О! Пенечки!», посмотрел, отобрал себе, какие нужно. Или батя пилит яблоню или грушу на даче. Всё пригодится!

— Заготовка древесины вещь очень сложная. Идем в лес зимой — летом ходить нельзя, потому что сокодвижение в дереве. Рубим необходимые пенечки, закрашиваем торцы, ставим дату, чтобы не забыть, и убираем на два года. Два года древесина сушится, просто стоит в сухом помещении. Я не самый главный специалист по заготовке леса, но знаю, что дерево в коре сохнет год, потом кора снимается, и дерево еще полгода-год доходит до нужной кондиции. Конечно, мастера, которые занимаются профессиональной заготовкой древесины, меня могут поправить. Некоторые из них для музыкальных инструментов выдерживают дерево пять лет. Также авторитетные люди говорят, что покупать древесину с деревобазы — последнее дело, потому как там сушат электросушилкой. Это не очень хорошо для дерева. Если сушить естественным способом, волокна распрямляются, происходят какие-то важные процессы… Согласитесь, что никто не будет годами сушить дерево в промышленных масштабах, это не выгодно.

— Разницу между волынкой, сделанной из искусственно и естественно просушенного дерева, может выявить только эксперт, и то не каждый. Да я и не думаю, что звук резко меняется, обычно на него влияют другие вещи: насколько ты отверстие ровно просверлил, насколько они гладкие, насколько у тебя трость хорошо сделана. Если всё правильно выстругано, то и звук будет хорошим, и будет неважно, как дерево высушено. Остальное – для эстетов.

Идеальная схема

— Поначалу я не умел сверлить каналы. Сверлил их руками, дрелью и какими-то дурацкими сверлами, которые сам наварил. Брал сверло, приваривал пруток, чтобы получилось подлиннее, центровал более или менее… Потом купил самый примитивный токарный станок за 6 тысяч рублей, на последние деньги, резцы сковал к нему сам, из рессоры. Начал на нем точить – все получалось косое, каналы криво просверлены… Но в итоге получалась волынка, и она играла. Плохо, конечно, но все же.

Мало кто вообще станет отвечать на твоё: «Ой, привет! Дай мне свои чертежи, я хочу сделать волынку!». Кто ты вообще такой? Пошел бы ты подальше!

— Как делать волынки, я изучал ночами, штудировал информацию, кто как делает. Люди вообще неохотно делятся такими вещами. Мало кто вообще станет отвечать на твое: «Ой, привет! Дай мне свои чертежи, я хочу сделать волынку!». Кто ты вообще такой? Пошел бы ты подальше! Конечно, не так говорили, но делиться не хотели. Люди этим деньги зарабатывают. А тут, понимаешь, пишет какой-то парень: поделись, грубо говоря, своим хлебом. Нет, что вы! Я по крупицам собирал все в Интернете. Покопался – нашел чертеж чантра. Посмотрел, понял, как это функционирует. Попробовал сделать – не понравилось, и начинаешь разбираться, что уменьшить, что прибавить. Так складывается твоя идеальная схема для изготовления волынок.

— В архивах ничего не сохранилось, никаких чертежей нет. Сейчас даже традиционные волынки делают, знаешь как – каждый мастер по-своему. Дизайн только один, каноничный, шотландский я имею в виду: три бурдона «по классике», бас и два тенора, колечки у них должны быть, продувалка… А «внутренности» — у всех мастеров разные, отдельная разработка каждого. Каждый делает, как считает правильным для получения отличного звука. Вот у скрипок, например, форма одна, вне зависимости от мастера, а тут могут быть разными и конусы, и каналы, все разной длины, разного диаметра.

Как изготовить волынку

— Волынка состоит из основной трубки, на которой наигрывают мелодию, называется она чантер. У нас есть несколько покупных чантров, заказывали через Интернет в Германии, у мастера Йенса Гюнтцеля, который делает инструменты для группы In Extremo и других крутых фолковых исполнителей. Чантер очень сложно делать, потому что у него конический канал, чтобы грамотно его выточить, нужна куча инструментов и умения! Чантер бывает разной формы, длины, с разным количеством отверстий. Для начала необходимо высверлить и обточить кусок дерева. Вот, например, я беру заготовку, она закрепляется в станке саморезами и вытачивается. Токарный станок я собрал сам: приварил плиту, чтобы от вибраций он не ходил ходуном, когда крутится большая деталь. Затем приделал патрон для станка 1959 года, советский раритет. Остальные детали – что-то от школьного станка, что-то самодельное.

— Затем приступаю к изготовлению трости и бурдонов, трубок, которые издают басовые звуки и имеют свойство перестраиваться на протяжении всей композиции. В разных волынках делают разное количество бурдонов. В шотландской традиции три бурдона, в ирландских может быть и пять. В Испании есть волынки и с одним бурдоном, и с двумя. Причем их положение может быть совершенно разным: в белорусской волынке бурдон висит снизу, у испанцев – один висит, другой на руке лежит. Потом делается так называемая выдувалка, blow pipe, через нее воздух попадает в мешок, а клапан, который стоит внутри, не дает воздуху выйти обратно. При этом мешок работает как ресивер, так, чтобы звук не прерывался, а шел постоянно. Далее делаются стоки, которые нитками привязываются насмерть к мешку. Делается язычок, который крепится с помощью колец, которые я делаю из рога лося, а иногда комбинирую – одно из рога, другое эбонитовое.

Мешок

— Мешок традиционно изготавливается из телячьей кожи. Могу похвалиться – мы шьем очень хорошие мешки. Служат долго благодаря хорошей пропитке. Если хочешь, чтобы у тебя инструмент работал веками, ухаживай за ним. Нам, например, пропитки хватает года на три. Кроме того, многое зависит от того, насколько правильно ты выбрал кожу. Если кожа подобрана хорошо, пропитка будет держаться долго. Идеально — кожа 1,5-2 мм, желательно с каким-то покрытием. Так, мы не берем нубук, например. Шьем глянцевой стороной наизнанку, чтобы имеющиеся на коже ворсинки не забивали отверстия и инструмент нормально играл.

От волынок никакого дохода. И друзьям не расскажешь, не похвалишься. Спросят: «Чем занимаешься?» — «Волынки точу». — «Дурак, что ли? Лучше бы в футбол играл!»

— В принципе и в Самаре можно купить хорошую кожу, но дорого. В среднем 15 руб. за дециметр, то есть за шкуру выходит тысяч 5. Этого хватает мешка на 4. Учитывайте, что у каждой кожи есть дефекты: или мягкая часть, или складочка в подмышечке, которая может пропускать. Глазик, бывает, где попадется. Бывает, что просто дыра посреди шкуры или несколько дырочек. Кто-то покупает в Москве кожу, так дешевле, но это логично, если у тебя большие объемы и много заказов. А я же не делаю волынки профессионально, только для себя и то раз в полгода. Что мне на себе экономить! Раз в жизни разорюсь на этот кусок кожи. Мне для моих нужд хватит. Другое дело – железо. Мы им занимаемся профессионально и знаем, где купить подешевле.

— По себестоимости один мешок обходится тысячи в две, дерево покупаем – еще тысяч на 4-5. Плюс всякие расходники (эбонитовые трубочки и т.д.). Всего получается со всеми расходами тысяч 7. Но это не учитывая труд мастера. Если посмотреть в Интернете, то цены на волынки начинаются от 40 тысяч. Бывает, конечно, на этнических фестивалях тысяч за 10 продают волынки, но они явно сомнительного качества.

23

Мотивация

— Меня интересуют только исторические волынки, у которых есть прототип, которые в себе несут какую-то историю. Меня не интересуют шотландские волынки: смол пайпы, хайленды, большие ирландские волынки… Все это инструменты недавно зародившиеся, хоть и имеют свои традиции. Вся моя жизнь неразрывно связана с реконструкцией, эпохой XV-XVI веков, и волынки мне тоже хотелось делать аутентичные. Испанские волынки делал, гайты, дюреровскую волынку, шайфер файп по изображениям Ван Эйка, в которой бурдон вперед торчит…

— Волынки я делаю не на продажу и не чтобы кому-то хвастаться, а чтобы потом играть, выступать с ними. Хотя сначала речи ни о каком музыкальном коллективе не было, просто мне было интересно сделать «палки» и послушать, как они играют. Кстати, что-то приличное получаться у меня начало раза с третьего-четвертого. Тогда я уже играл не один. Вот думал всегда: должен же появиться человек, с которым я буду вдвоем работать, вместе искать чертежи, что-то вытачивать. Но нет, никто не появляется до сих пор. Сейчас уже есть и знания, и инструменты, и древесина заготовлена. Просто нет людей, не хочет никто. Так как этому надо учиться, время свое тратить, приходить сюда по вечерам, в свободное время. А у нас как у всех – жизнь состоит только в том, чтобы заработать побольше. А от волынок никакого дохода. И друзьям не расскажешь, не похвалишься. Спросят: «Чем занимаешься?». — «Волынки точу». — «Дурак, что ли? Лучше бы в футбол играл!» Люди не понимают этого. А у меня, что касается волынок, просто одержимость какая-то.

Текст, фото: Светлана Гребенникова

comments powered by HyperComments