ПОВОД ДОКОПАТЬСЯ. Колонка Андрея Кочеткова к Дню археолога

ПОВОД ДОКОПАТЬСЯ. Колонка Андрея Кочеткова к Дню археолога

Автор:

НОВОСТИ
42

День археолога в России не является официальным праздником. Тем не менее, на всём постсоветском пространстве его отмечают 15 августа. А у нас в регионе уже несколько десятилетий причастные начинают праздновать его на день раньше. Называя 14 августа Днём самарской археологии. Легенда гласит, что такая традиция сложилась десятилетия назад благодаря фальстарту торжественного застолья, устроенного местными археологами, которым не терпелось отметить столь важное событие.

Текст: Андрей Кочетков

archeo

14 августа — праздник для нашего города большой. Куда ни глянь – всюду люди, имеющие к археологии прямое отношение…

В 2006 году самарские археологи копали некрополь Иверского монастыря. Условия на раскопе, находящемся в 100 метрах от «Дна» были далеко не курортные. Некоторые склепы некогда самого элитного городского кладбища использовались в советское время в качестве выгребных ям туалетов типа «сортир». А в 50 метрах от раскопа стоял надгробный памятник Петра Владимировича Алабина, умершего за 110 лет до начала раскопок в Иверском. Алабин был не только городским главой Самары и самарским врио губернатора, а также губернатором болгарской столицы, но и человеком, страстно увлечённым археологией. Он самолично вёл раскопки и скупал древности, которые и легли в основу коллекций музея, носящего теперь его имя.

Ещё один небезызвестный археолог-любитель той эпохи – хозяин и соавтор легендарного «Дома со слонами» Константин Павлович Головкин. Предприниматель в свободное время занимался археологией. Во время строительства дачи купца Соколова (ныне один из корпусов Санатория им. Чкалова на Барбошиной поляне) он поучаствовал в исследовании погребений, случайно открытых при строительстве. Так был открыт один из самых интересных погребальных комплексов на территории Самары – Барбашинский могильник. Он исследуется учёными до сих пор, несмотря на то, что сейчас большая часть его территории застроена коттеджами. Основная часть захоронений – мордовская. Но среди них были открыты и могилы монгольской знати. Вероятно, это был гарнизон, контролирующий в золотоордынскую эпоху одну из важнейших точек волжского торгового пути.

Но настоящая археология как серьёзная наука пришла в Самару вместе с Верой Владимировной Гольмстен в первые послереволюционные годы. Самарская губерния была фактически белым пятном на археологической карте страны. И уроженка Санкт-Петербурга, шведка по крови Гольмстен стала исправлять ситуацию в экстремальных условиях. Первая археологическая разведка на востоке губернии была проведена Гольмстен в 1921 году – момент начала голода в Поволжье. Отряд археологов старался обходить стороной населённые пункты, где бесчинствовали банды и практически отсутствовали официальные власти. Но смута не помешала достигнуть научных результатов. Экспедиция Гольмстен нашла несколько сотен курганов. Она же впервые начала во второй половине 1920-х раскопки на территории древнейшего города нашего региона – Муромского городка. До нас даже не дошло настоящее название этого южного форпоста Волжской Булгарии, стёртого с лица земли во время монгольского нашествия. В 1929 Гольмстен уехала в Ленинград, где умерла во время Блокады. Несмотря на то, что у Гольмстен в Самаре было много сподвижников (среди которых, например, была дочь знаменитого купца Шихобалова), археология в городе после её отъезда практически умерла на 40 лет.

Новый подъём начался после открытия Куйбышевского госуниверситета в 1969 году. И он неразрывно связан с именем удивительного человека – Галины Ивановны Матвеевой. Она была не только учёным настоящего российского масштаба, но и человеком удивительной доброты. Кажется, каждого из тысяч студентов, учившихся у неё археологии, она помнила по имени. Собственно, практически все археологи, сделавшие в нашем городе (и многих других соседних) научную карьеру являются её учениками. Или же учениками её учеников.

Благодаря этому мощному рывку через самарские археологические экспедиции за эти 40 с лишним лет прошли, пожалуй, десятки тысяч человек. Это были студенты, школьники, просто сочувствующие добровольцы и наёмные рабочие. Глядишь на рекламный щит кандидата в губернаторы и думаешь: «Копал школьником в 1980-е на городище Лбище». Увидишь случайно новости практически на любом местном канале, а там куда ни плюнь участники студенческих археологических практик или бывшие члены археологических кружков. И так далее и так далее…

И хорошо, что День археолога – праздник неофициальный. Потому что обычно экспедиции – это не только наука, но и особая вольница за пределами городов и особые отношения между людьми. Официальный статус может только опошлить эту историю про первые серьёзные находки; первые любови; экспедиционные машины, намертво увязшие в непролазной грязи; песни на рассвете на обрывах над Волгой; загорелые лица, снисходительно глядящие на бледных кабинетных учёных…

Историю, которая продолжается из года в год уже десятилетиями, несмотря на происходящие кругом катаклизмы или взлёты. Пусть она живёт и дальше.

Впрочем, это уже начинает походить на тост. А значит пора закругляться.

Комментарии: