Когда городская политика была настоящей

Драки, «Антанта» и последние политические романтики: депутаты Самарской гордумы созыва 2004 года вспоминают, как это было

 1 051

Автор: Редакция

.

,

«Антанту придумал я», — несколько лет назад сказал в своем интервью ДГ Владимир Аветисян. Этот человек в свое время сыграл одну из ключевых ролей в политической жизни губернии. Стал он и одним из трех крестных отцов самой яркой, самой шумной и демократичной Самарской городской думы. В 2019 году исполняется 15 лет с тех знаменательных выборов, когда город был взорван изнутри, и началась борьба не на жизнь, а на смерть двух кланов — клана Лиманского и клана бизнеса, или Антанты. Мы нашли нескольких политиков тех лет и попросили вспомнить времена, когда городская политика была настоящей дракой.

«Задача была поставлена одна, — вспоминает Татьяна Братчикова. — Вы должны избраться и свергнуть Георгия Сергеевича Лиманского. Причём эта задача была не надуманная, не вымышленная. Этого требовал город, этого требовали люди. Терпеть этого человека, стиль его, ту политику, которую он насаждал в городе, было невозможно. Для меня просто стало ударом, что он избрался на второй срок. Я считала, что за 5 лет его деятельности люди уже всё поняли. Оказалось, нет. Понадобилось 9 лет. Ситуация была настолько накалённая, что все прогрессивные силы этого города объединились против».

Алла Дёмина, депутат четырех созывов подряд, на глазах которой проходил рост империи Лиманского, сравнивает его с раковой опухолью города:

«Если её не оперировать, пойдут метастазы, что  собственно, и произошло. Мы до сих пор «пожинаем» плоды правления «шайки» Лиманского, вся политика которой, по-моему, была направлена на коррупцию и распил города. Один пример. Выборы депутатов думы IV созыва состоялись 4 июля 2004 года. А накануне,  3 июля, в субботу, якобы проходит экстренное заседание думы III созыва, которое принимает важнейшее решение по смене зонирования городской земли. О чём стало известно только через шесть или восемь месяцев. Подпись под этим липовым документом стояла заместителя председателя думы. Как мне потом говорили мои коллеги-депутаты, близкие на тот момент Лиманскому, тот же Анисимов, —никакого заседания не было. Более того, не были соблюдены элементарные процедурные моменты – обсуждения на комитетах, публичные слушания, решение экстренного заседания должно было подтвердиться на плановом и так далее. Не было никаких информационных материалов об этом заседании, официальных публикаций. Эта свора догадывалась,  что выборы закончатся  не так, как им этого хочется. А земля – это конкретные деньги для первых лиц города. Это космическая коррупция и фальсификация. По тому решению весь город был разделен в их интересах. Потом то решение стало основанием для уголовного дела, которое, к сожалению,  закончилось ничем».

Александр Медведев примерно так же оценивает городскую власть:

«Никакого позитивного движения в городе не было, и горожане устали.  Первые четыре года Лиманского были еще  более или  менее, но потом он нацепил себе на голову корону.  Весь город был окучен его людьми. Близко никого не подпускали. Спецназовцы, разведка — это всё его заместители и главы районов.  Люди стали ненавидеть не только Лиманского, но и всю структуру. Все средства шли в одну сторону по отработанной схеме: сколько и кому ты должен заплатить».

Антанта

Три финансово-промышленные группы, а именно «Волгопромгаз» (Владимир Аветисян, Олег Дьяченко), СОК (Юрий Качмазов), и «Волгабурмаш» (Андрей Ищук) договорились провести в Самарскую городскую думу депутатов, чтобы сформировать из них единую команду и поменять власть в городе. К этим депутатам примкнули потом и те, кто формально не был в числе Антанты, но полностью разделял их взгляды. Например, такими стали Михаил Матвеев, Александр Белашев, Сергей Арсентьев, Олег Комаров, Людмила Аксёнова.

Иногурация 048
Депутаты Самарской городской думы IV созыва после инаугурации мэра Самары Виктора Тархова, 2006 год

 Депутат Самарской гордумы IV созыва Лариса Шкондина:

«Тема будущей войны четко звучала еще во время нашей предвыборной кампании.  Мы же все понимали, что был союз команд, была договорённость трех групп идти единым фронтом против другого фронта. Очень скрупулезно  просчитались все цифры по округам. Если столько-то наших депутатов пройдет, будет такой расклад, если не пройдет — другой. И нас серьезно готовили. Привезли из Москвы команду технологов, мы проходили всевозможные тесты, тренинги, отрабатывали ситуации. Кстати, я тогда к тестированию очень несерьезно относилась (смеется), теперь понимаю, что зря, борьба жесткая была. Тем не менее, из группы «Волгопромгаза» тогда в думу прошло 8 человек из 10».

Интересный факт: по результатам соцопросов явка на выборы прогнозировалась низкой, ниже положенных по закону 20% . Но реальный результат превзошел все ожидания. На избирательные участки пришло 34% горожан.

IMG_0744
Слева направо: Алла Дёмина, стоят — Людмила Аксёнова, Тамара Камынина, сидят — Татьяна Братчикова, Лариса Шкондина

Дума IV созыва отличалась от предыдущих и размером, и качественным составом. Количество депутатов выросло с 18 до 35. Таким было требование закона о местном самоуправлении. Все прежние представительные органы власти формировались под интересы действующего главы города. Поэтому на 80 процентов это были сотрудники бюджетных учреждений — врачи или педагоги. Прежняя дума была «не местом для дискуссий», как правило, 2-3 записных оппозиционера в лице Аллы Дёминой или Петра Петрова не портили общей картины. Теперь в думу пришел бизнес.

Другая Дума

Это стало понятно на первом же заседании. Глава города, он же председатель думы Георгий Лиманский начал вести заседание по своему сценарию, но депутаты-оппозиционеры во главе с Виталием Ильиным тут же жестко стали навязывать свою повестку. В результате никакого, даже формального решения принято не было, заседание переносили дважды, чтобы потом начать работать порознь.

Заседание Самарской городской думы IV созыва. Июль 2004 года.

Тогда появились новые термины: «большевики» и «меньшевики». Костяк большевиков — а их было 23 на начальном этапе — состоял из представителей финансово-промышленных групп, лидером которых стал Виталий Ильин. Меньшевиками стали называться сторонники Лиманского, которыми на первых порах «дирижировали» Олег Борисов, вскоре ушедший на повышение в Самарскую губернскую думу, и Михаил Анисимов. Их набралось 10 человек. Идеологическое размежевание произошло сразу: меньшевики просто не приходили на заседания большевиков.

Лиманский противостоял новым депутатам как мог. Запретил всем районным администрациям общаться с народными избранниками, не допускал их к работе над бюджетом и даже закрыл само здание думы. В один день придумали какой-то несуществующий ремонт, повесили на ворота амбарный замок, сняли со здания все таблички и гербы и написали объявление, что-де по всем вопросам обращаться в здание администрации города.

Депутаты ответили переездом в здание губернской думы, где больше года проводили все свои заседания, и приняли альтернативный бюджет города.

На уровне физического противостояния

2005 год начался в Самаре с того, что единого принятого бюджета не было: у депутатов свой, у администрации свой. Из-за этого город жил по нормативу финансирования 1/12 к прошлому году. То есть каждый месяц формировались финансовые обязательства, исходя из усредненного месяца года минувшего. Но главные битвы были впереди, и касались они Устава города.

«В чем суть конфликта с уставами? — писала газета „Хронограф“ в начале 2006 года. — Только в одном — в процедуре избрания главы города. Городские власти Самары хотят всенародные выборы (читай, выборы Лиманского, ведь ни для кого не секрет, что за прошедшие годы в городе создана колоссальная пропагандистская машина под одного человека), Самарская городская дума считает целесообразным избирать главу города из числа депутатов. И самое любопытное, что победа команды Лиманского, по словам Виталия Ильина, — пиррова победа. Если предположить, что прямые выборы главы пройдут-таки в октябре 2006 г., то по новому федеральному законодательству функции главы города фактически будут являться функциями председателя Самарской городской думы, а не как раньше, когда Георгий Лиманский рулил законодательным органом и исполнительной властью. Проведите параллель с губернской думой, и тогда станет очевидной абсурдность этой затеи. Зачем избирать председателя думы отдельным всенародным голосованием и тратить на это ни много ни мало 20 миллионов рублей городских налогоплательщиков?»

Татьяна Братчикова:

«Война была очень серьёзной. Добровольного отказа власти от своих полномочий никто не ждал, таких фактов в истории крайне мало. Чаще всего люди у власти начинают бороться за сохранение своих кресел, что и произошло в Самаре в 2004-2006 годах. Три года из пяти лет работы думы IV созыва были потрачены на борьбу с конкретным человеком без возможности реализовывать все планы, которые были нами намечены. Мы разделили должности Главы города и председателя думы. Мы считали это принципиальным. Это стало главной темой нашего устава. У нас были такие заседания и слушания по уставу с битьем стёкол, что ужас какой-то. На уровне физического противостояния».

Для принятия устава у большевиков не хватало двух голосов, потому что это решение необходимо было проводить квалифицированным большинством — 25 человек.

Двадцать четвертой стала Людмила Аксёнова, депутат от Красноглинского района.

«Для меня ситуация была непонятна, — вспоминает она. — Я шла в городскую думу с четким пониманием того, что нужно делать для района, для завода «Электрощит», профсоюз которого я возглавляла. А тут вместо конструктивных дел сплошная политика. И второй тезис: я привыкла, работая на предприятии, договариваться с работодателем, опираясь на коллективный договор, который является нашим внутренним законом. В данном случае правота была на стороне большевиков. К тому времени и федеральный закон прописал принцип разделения властей, поэтому я поддержала устав и стала работать вместе с депутатским большинством».

Алла Дёмина:

«Знаменательное заседание думы, когда принималось решение по уставу.  Нужно квалифицированное большинство – 25 человек. Нас было уже  24, потому что Людмила Аксёнова уже была с нами. И тут в зале заседаний появляется Михаил Анисимов. Он  пришел в белом костюме, как тот рояль, и сел не за столом, а среди публики. Ему говорят депутаты: ну что же вы скромно сидите в тени? Но он так и не сел за стол. А когда начали голосовать за устав, поднял руку. Для всех это стало неожиданностью».

Второй слева — Михаил Анисимов
Второй слева — Михаил Анисимов

Выборы Лиманского

Шел 2006 год, надвигалась политическая кульминация — выборы главы города Самара. Тогдашний губернатор Константин Титов после затяжного противостояния с Лиманским вдруг публично его поддержал и начал вести агитацию за него. Весь ресурс партии «Единая Россия» был брошен на поддержку действующего главы. Солидарность депутатского большинства пошатнулась.

Михаил Матвеев почти открыто перешел в лагерь Лиманского, публично поддержал Георгия Сергеевича и Виктор Воропаев со своей Партией пенсионеров.

Он, в частности, так объясняет свою позицию: «Мы с Лиманским никогда не были друзьями. Когда он избирался на следующий срок, региональное отделение Партии пенсионеров, которое я возглавлял, его поддержало. Честно говоря, мне многие тогда звонили и говорили: Виктор Александрович, ты что делаешь. Но я знал, чувствовал, что при Тархове будет хуже. Так и получилось. Но на тот момент не было другой альтернативы. Лучше, если бы Ильин был мэром. Мне кажется, если бы он прошел во второй тур, несомненно, победил бы. И работа власти и городской думы была бы налажена. Эффект от этого намного больше был бы для жителей города Самары».

Есть сведения, что Лиманского поддержал и Олег Дьяченко, который управлял политическими проектами «Волгопромгаза». Поэтому фронт, который двинулся против единоросса Лиманского, состоял из Виктора Тархова со слабеньким ресурсом «Справедливой России» и самовыдвиженца Виталия Ильина, за которым стояла группа «СОК» в одиночку, без прежних соратников. Ильину не хватило совсем немного известности, чтобы стать вторым.

В первом туре Виктор Тархов набрал 28,3% голосов. Георгий Лиманский — 22,8%, Виталий Ильин — 18,8%, Михаил Матвеев — 13,3%.

Во втором туре Виктор Тархов — 56,4%, Георгий Лиманский — 40,6%.

И Ильин, и Лиманский потратили огромные ресурсы на эти выборы, чтобы получить призовые места. Но золото досталось тертому калачу Виктору Тархову.

Ильин
Виталий Ильин — сначала заместитель председателя Самарской городской думы IV созыва, потом председатель

 Алла Дёмина:

«Последней каплей в победе Тархова стало участие теперь омерзительно известного пропагандиста Владимира Соловьёва. Потому что вся разумная часть горожан и так воспринимала Лиманского как оскорбление. Его пиарщики тогда пригласили столичного ведущего для дебатов между ним и Тарховым на телеканале Скат. Весь сценарий этих дебатов был чудовищен. Соловьёв вел себя по-хамски, на прощанье бросив в спину Тархова: «Я думал, он с яйцами». Это была никакая не победа Лиманского. Те  люди, кто еще сомневались, за кого им идти голосовать, идти ли вообще на избирательные участки, были возмущены поведением Соловьёва и пошли голосовать за Тархова».

Мне рассказали историю, как несколько депутатов на следующий день после победы Виктора Тархова пришли в администрацию города. В кабинете главы сидел Георгий Лиманский. К нему вежливо обратились: Георгий Сергеевич, пора вам собирать вещи и покидать эти стены. «Нет-нет, я не уйду, — сказал он им в ответ. — Ничего не будет, сейчас всё отменят». Почти всё, как в фильме «Слуга народа». Вместе с Лиманским потом в неизвестном направлении «ушла» и инаугурационная символика, выполненная из драгоценных металлов и камней. Но ему это с легкостью простили.

Революционный дух

Заседание Самарской городской думы, состоявшееся 26 октября 2006 года, фактически впервые со времени избрания депутатского корпуса прошло в полном составе. Большевики и меньшевики объединились, потому что ушел предмет разногласий. Виталий Ильин стал председателем Самарской городской думы, то есть разделение властей наконец произошло.

Последние два года Самарской городской думы IV созыва стали более продуктивными. Депутаты отточили бюджетную политику, приняли Генеральный план и правила застройки и землепользования — крайне важные для города документы. Пошли реальные ассигнования на строительство и ремонт учреждений здравоохранения, стали приводить в порядок внутридомовые территории, наладили городское освещение. И всё это делалось в ситуации огромного дефицита средств.

Если внутри города противостояние закончилось, то оно разгорелось между мэром и губернатором. Константин Титов поплатился за неудачные выборы своей должностью, а пришедший на его место Владимир Артяков держал город в постоянной финансовой изоляции.

Последний вопрос, который я задавала всем моим экспертам — депутатам IV созыва — о главных достижениях того времени.

Татьяна Братчикова:

«Революционный дух. Мы великие, мы делаем революцию и приводим другого человека к власти. Главное было начать движение вперёд. И нам это удалось. Посмотрите, как много изменилось за последние 10 лет в городе. Он стал совершенно другим. Мы практически на 90% Самару тогда привели в порядок. Самое важное — это разделение исполнительной и законодательной ветвей власти, приход к управлению городом абсолютно адекватных руководителей, которые работали не на свой карман, а ради города и ради его жителей».

Александр Медведев:

«Главное достижение, что мы работали с чистыми руками и с открытым забралом. На комитетах мы так решали вопросы, что порой стоял вой и крик. Каждый отстаивал любую бюджетную копеечку. Администрация города была в постоянном напряжении. Дума была многопартийной и оттого демократичной».

IMG_1697

Лариса Шкондина:

«Мы показали,  что дума может стать реальным инструментом для управления городом. Администрация тогда больше не была хозяином для депутатов. Мы принимали самостоятельные решения. Я говорю об адекватном отношении к избирателям и работе в округе. Мы могли стукнуть кулаком в администрации, экстренно решить вопрос. Большим плюсом было то, что депутаты сами  участвовали в распределении бюджета по округам, такого после нас уже не было совсем».

Алла Дёмина:

«Самарская городская дума IV созыва — это единственный пример реально действовавшего местного самоуправления в новейшей истории города. До этого только в дореволюционной Самаре оно работало. Сейчас его тоже загубили. Депутаты IV созыва не были статистами, дума вела разговор с администрацией на равных и часто предлагала свои пути решения городских проблем, которые после серьезных обсуждений принимались и реализовывались. Было тесное взаимодействие с избирателями, которое у меня продолжается до сих пор. Граждане участвовали в работе комитетов, практически всегда принимали участие в заседаниях думы. Верю, что граждане Самары, а это люди с обостренным чувством собственного достоинства, возродят местное самоуправление в городе. Считаю эту власть основной для любого гражданского общества».

Что стало с депутатами Самарской городской думы IV созыва:

округ № 1 — Орлов Сергей Александрович — неизвестно,
округ № 2 — Бескоровайная Светлана Витальевна — депутат Самарской губернской думы,
округ № 3 — Власова Татьяна Гавриловна — главный врач СГП № 13,
округ № 4 — Куцев Михаил Петрович — занимается бизнесом,
округ № 5 — Дёмина Алла Сергеевна — пенсионер,
округ № 6 — Шустов Александр Васильевич — пенсионер,
округ № 7 — Арсентьев Сергей Юрьевич — депутат Самарской городской думы; после сложения полномочий — Медведев Александр Николаевич — занимается бизнесом,
округ № 8 — Матвеев Михаил Николаевич — депутат Самарской губернской думы,
округ № 9 — Дегтярев Михаил Владимирович — депутат Государственной Думы РФ,
округ № 10 — Офицеров Алексей Анатольевич — занимается бизнесом,
округ № 11 — Богданов Сергей Владимирович — занимается бизнесом,
округ № 12 — Шатохин Александр Юрьевич — занимается бизнесом,
округ № 13 — Ежов Евгений Борисович  — скончался,
округ № 14 — Малинин Дмитрий Викторович- занимается бизнесом,
округ № 15 — Борисов Олег Георгиевич — занимается бизнесом,
округ № 16 — Ерёмин Вячеслав Васильевич -пенсионер,
округ № 17 — Бубнов Олег Викторович — пенсионер,
округ № 18 — Белашев Александр Игоревич — занимается бизнесом,
округ № 19 — Чуйко Владимир Петрович — занимается бизнесом и общественной работой,
округ № 20 — Федосеева Лидия Сергеевна — пенсионер,
округ № 21 — Братчикова Татьяна Константиновна  — депутат Самарской городской думы,
округ № 22 — Воропаев Виктор Александрович — депутат Самарской губернской думы,
округ № 23 — Вадченко Галина Дмитриевна — пенсионер,
округ № 24 — Лаврушин Феликс Геннадьевич — скончался в 2015 г.,
округ № 25 — Мастерков Андрей Владимирович — депутат Самарской губернской думы,
округ № 26 — Рогожников Василий Васильевич — депутат Самарской городской думы,
округ № 27 — Сюсин Владимир Александрович — занимается бизнесом,
округ № 28 — Ягодкин Владимир Константинович — скончался в 2016 г.,
округ № 29 — Ильин Виталий Александрович — ушел в подполье,
округ № 30 — Анисимов Михаил Александрович — скончался в 2015 г.,
округ № 31 — Шкондина Лариса Анатольевна — занимается бизнесом,
округ № 32 — Комаров Олег Игоревич — занимается бизнесом,
округ № 33 — Аксёнова Людмила Николаевна — председатель профкома Электрощита,
округ № 34 — Буянов Юрий Алексеевич — пенсионер,
округ № 35 — Ерисов Александр Евгеньевич — неизвестно.

Текст: Анастасия Кнор

Фотографии из личных архивов депутатов.

Видеосюжеты Ирины Тулгаевой, телекомпания «Орион», и Елены Кольцун, ТРК «Терра», из архива Самарской городской думы.

Следите за нашими публикациями в телеграме на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

comments powered by HyperComments