Такие разные белочехи

Алоиз Бабка — чехословацкий легионер и спаситель самарских ребят

 578

Автор: Редакция

В нашем городе уже много лет гремит и полыхает спор об отношении к солдатам Чехословацкого легиона, захвативших в 1918 году Самару. Как это водится у нас, оппоненты имеют крайне полярные точки зрения, в отстаивании которых впадают в крайности и, зачастую, переходят на личности, что препятствует даже зыбкому примирению.

При этом, в жарком споре как-то забывают, что Чехословацкий легион не был однородной массой – его составляли люди. Хорошие и плохие, добрые и не очень, корыстные и добросердечные, социалисты и монархисты, демократы и анархисты. Мотивы вступления в легион у них были совершенно разные, объединяла их только далекая родина и грозные события, происходившие в нашей стране и мире.

Сегодня нам бы хотелось рассказать об одном чехе, которого судьба дважды забрасывала в наш город и который оставил очень значительный, хоть ныне и забытый, след в нашей с вами истории.

Краткая биография Алоиза Бабки не пестрит подробностями. Родился он в 1894 году в Праге в знаменитом районе Винограды. В 1915 году он был призван в австро-венгерскую армию и направлен в составе маршевой роты на Восточный фронт. Попал в плен. В 1917 году вступил в Чехословацкий легион. В июне 1918 года в составе группы Чечека принимал участие во взятии городов Сызрань и Самара, после чего его часть была переброшена в Сибирь. Вернулся на родину в 1920 году. В 1924 написал книжку «Za polární kruh» о чешских солдатах, сражавшихся в Сибири. Умер в Брно в 1947-м.

Бабка
Алоиз Бабка — справа, высокий, в повязке с красным крестом

Казалось бы, типичная биография чехословацкого легионера. Но есть одно большое «но». Во время страшного голода 1921-1923 годов в нашей области (тогда «губернии») работали различные советские и иностранные организации помощи голодающим. В том числе — Чехословацкий Красный Крест.

Мы располагаем довольно внушительными источниками о работе чехословаков по спасению от голодной и мучительной смерти жителей нашего региона. У нас есть замечательный сборник документов наших архивов СОГАСПИ и ЦГАСО «Голод в Средневолжском крае в 20-30-е годы ХХ века. Том 1. Голод в Самарской губернии в 20-е годы ХХ века», есть сборник документов по внешней политике СССР «Документы и материалы по истории Советско-Чехословацких отношений. Том 1. Ноябрь 1917 — август 1922» и есть еще статья-отчет «O Čekoslovensképomocihlabovéjícím v Samarskégubernii» в сборнике Чехословацкого Красного Креста о работе в России и на Украине в 1921-1923 годах.

Полагаю, руководству нашего города и области или крупному самарскому вузу, не составит большого труда разыскать в чешских архивах фотографии (мы имеем одну и очень плохую) и подробности биографии Алоиза Бабки. Зачем это нужно?

Затем, что Алоиз Бабка в 1921-22 годах был главным уполномоченным Чехословацкого Красного Креста в Самарской губернии.

Это Бабка сопровождал каждый чехословацкий эшелон с помощью нам (стандартный чешский эшелон — 25 вагонов с едой, одеждой, медикаментами и, главное, сахар — его чехи использовали как универсальное платежное средство в условиях тотального дефицита). Всего эшелонов было шесть. Это Бабка лично следил за работами в чешских округах. Это Бабка ходил к шведам и американцам меняться припасами, инструментами и техникой. Это Бабка дрался в рукопашную на перегоне под Полтавой с бандитами, запрыгнувшими на ходу в поезд. Дрался за еду для самарских ребят.

Бабка возил эшелоны не только в Самару, но и в Харьков, и в Мелитопольский уезд. Он ни минуты не сидел на месте. Бумажной работой и представительством на местах занимались его постоянные помощники: в Самарской губернии — Гуго Гербич и Станислав Индржих, в Мелитополе — Владимир Зноемский и Ян Маца.

Благодаря кипучей энергии Алоиза Бабки в Самарской губернии выжили:

Алексеевская волость (Алексеевка, Смышляевка, Белозерка, Сырейка, Томашев Колок (это сейчас в Промышленном районе Самары), Николаевка, Студенцы, Зубчаниновка, Золинка);

Богдановская волость (Бузаевка, Преображенское, Сколково, Разладино, пос. Культура, артель Мировое сияние).

Вот схема работы Чехословакого Красного Креста, начерченная рукой самого Бабки:

план

Кроме того, чехи кормили служащих железной дороги. Всего по волости — 16 000 человек. Ежедневно.

В Мелитопольском уезде чехи кормили и одевали 12 000 человек.

Используя сахарный запас, Бабка ремонтирует школы и больницы в подопечных деревнях, выгоняет людей на работу в поле, платит механикам и трактористам. В феврале 1922 Бабка лично отвозит 150 пудов сахара в Челябинск, когда город был в самом отчаянном положении.

Как наши инспекторы находили чешские округа? Слово представителю губисполкома товарищу Кумекеру:

«В Алексеевской волости помощь, оказываемая Чехо-Словацким К.К., и постановка дела находится в хорошем состоянии. Население питается 100%, кроме продовольствия населению оказывается помощь одеждой и обувью, отпуском фуража скоту. Население выглядит бодро, смертных случаев на почве голодания давно уже нет, именно с начала работ Ч.К.К.» (ЦГАСО, ф.Р. 79, оп. 1, д. 59, л. 66).

В последний месяц своей работы в нашей губернии (август 1922 года) Алоиз Бабка дал «крупную поддержку своему району в общественном отношении»: снабдил Алексеевскую больницу на год вперед продовольствием для медперсонала и больных, оплатил сахаром восстановление школы в Алексеевке, обеспечил семенами и выдал крупную сумму денег на организацию агрономических курсов при Сельскохозяйственном институте.

А как лично Алоиза Бабку оценивало наше руководство? Перед нами замечательный документ — прощальное письмо Бабке уполномоченного при всех иностранных организациях по Самарской Губернии Карклина. Мартин Карклин – красный латыш. По идее, отношение у него к «белочеху» должно быть примерно, как у фаната «Спартака» к фанату «ЦСКА» в квадрате. Но товарищ Карклин находит в себе следующие слова:

«Милостивый Государь!

Разрешите, г-н Бабка, представить Вам наш план по ликвидации последствий голода в Самарской губернии в последнюю минуту перед Вашим отъездом в Москву.

Одновременно разрешите мне от имени Российской Советской Федеративной Социалистической Республики поблагодарить Вас за ту трудную работу, которую Вы проделали в течении 7 месяцев на территории Самарской губернии по ликвидации голода. Ваш приезд и деятельность по распределению ресурсов чехословацкого народа, предназначенных для помощи голодающим русского крестьянства, останутся в памяти последних на долгое-долгое время, а посему прошу принять моё искреннее заверение, как и передать его чехословацкому народу, что русский трудящийся не останется в долгу и в тяжёлый момент окажет свою братскую помощь и поддержку.

Желаю Вам счастливого пути и в ожидании обещанной Вами мне информации из Москвы по части дальнейшей помощи чехословацкого народа остаюсь с совершенным почтением

Глубоко Вас уважающий М.Карклин».

Хотите образец настоящего примирения? Он перед вами.

Текст: Григорий Циденков

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»

comments powered by HyperComments