Директор рекламного агентства: «Схему рекламных конструкций утверждали, как план боевых действий, как...

НА ЩИТЕ

Директор рекламного агентства: «Схему рекламных конструкций утверждали, как план боевых действий, как план «Барбаросса»»

Автор:

НОВОСТИ
603

Кто и зачем раздул скандал вокруг новых рекламных щитов и разбитой плитки? Кто в это время прикрывает реальных нарушителей закона, снимающих сливки, возможно, с последнего для них концертного сезона? И чем афишная доска отличается от билборда?

Насущную тему рынка наружной рекламы Елена Вавина обсудила с директором рекламного агентства «Акцент» Олегом Журавлёвым

 — Что вы думаете об этих новых рекламных щитах, в большом количестве появившихся в городе, которые стоят прямо на тротуарах, загораживают другие щиты?

— Что такое щит? То, о чём вы говорите, это конструкция примерно в полтора метра высотой и длиной около 3 метров. Это называется «афишная доска». Почему-то раньше никто внимания не обращал на такое количество рекламных конструкций, которое было в городе и существует до сих пор. В том числе и незаконных конструкций. А сейчас вдруг об этом все заговорили. На мой взгляд, это всё политизировано. Объясню почему.

— Афишные доски появляются по результатам проведенных аукционов. Фирма-победитель заплатила за право установки этих афишных досок, вы вдумайтесь только, 40 млн рублей. Это только за право установки. Еще перечисляет ежемесячную арендную плату в бюджет города за эксплуатацию этих афишных досок. Возня, которая пошла в сети Интернет, я считаю, пошла от горадминистрации и блогеров, которые не понимают, о чем пишут, не удосужились даже взглянуть в схему размещения рекламных конструкций, которая есть в открытых источниках. Вся возня пошла в отношении рекламного агентства, которое устанавливает эти доски. Называется компания «Революция рекламы». Они абсолютно законно выиграли право на установку этих досок, и вдруг всем стало не нравиться, как их устанавливают. Хотя схему рекламных конструкций утверждали в городской администрации и регулируют рекламный блок также чиновники администрации. Они не могли не знать о местах установки щитов. Схему рекламных конструкций они утверждали, как план боевых действий, как план «Барбаросса» — на протяжении трёх лет. Они уже должны досконально знать этот документ, до каждого сантиметра по всему городу.

— Для меня ответ состоит в следующем. По стечению обстоятельств, «Революция рекламы» выиграла подряд на демонтаж незаконных рекламных конструкций, который сейчас выполняет. А незаконные рекламные конструкции, как было сказано в ряде СМИ, приносили доход некоторым чиновникам. Понятно, это не доказано. Мы не можем этого утверждать. Сейчас ведутся следственные действия и так далее. Приносили доход бывшим и, возможно, нынешним сотрудникам мэрии. Мэрия же сейчас реорганизуется. И отсюда пошли какие-то волнения в сети Интернет, что за безобразия творятся и так далее. Но это вопрос к разработчикам схемы, где и как конструкции устанавливаются.

Сейчас, вы видите, появились эти доски, они аккуратные и симпатичные, новенькие.

— Стороннему наблюдателю, обывателю, гражданину может видеться, что установлено слишком большое количество конструкций данного формата. Да, действительно, такая проблема существует. Но появилась она, потому что рынок не был зачищен от незаконных конструкций, что по-хорошему должны были сделать городские власти. Сейчас, вы видите, появились эти доски, они аккуратные и симпатичные, новенькие.

- Сами по себе доски, может быть. Но то, как они установлены — посреди тротуаров, вокруг них выбита плитка и асфальт…

— Это уже другой вопрос. Я видел единственный такой случай на пересечении проспекта Ленина и улицы Полевой. Здесь я согласен, есть вопросы. Но не к самому месту установки, а к тому, как это было сделано. В плитку, конечно, город вложил миллиард рублей. Это существенные деньги. Но я напомню еще раз, мы, законные рекламщики, дали городу по результатам торгов этот миллиард и платим ежегодно чуть более 100 млн рублей.

- Это же не дает право разрушать городскую среду, мол, на наши деньги она построена. Когда щиты устанавливались, должны были предусмотреть правила этой установки.

— Я не оспариваю, где-то какие-то погрешности могут быть в части того, как это было установлено. Не заделали плитку, не убрали. Должны были благоустроить площадку, все привести в порядок. Возможно. На это есть администрация, департамент благоустройства, комитет по рекламе, они должны за этим следить. Но я предлагаю не делать из мухи слона. Есть сейчас огромное количество щитов 3 на 6 метров. Любую улицу назовите, они стоят в большом количестве, их видно невооруженным взглядом — это же наружная реклама. К ним почему-то такого внимания нет. А тут кто-то повредил плитку — и всполошился весь Интернет.

- Вы говорите о билбордах вдоль дорог? С ними городские власти тоже неоднократно объявляли непримиримую войну?

— Это билборды 3 на 6 метров, правильное их название на языке рекламного сленга — афишный стенд. Гонения на «Революцию рекламы» идут только поэтому, потому что они сейчас демонтируют эти незаконно установленные стенды. Про них пишут какие-то блогеры. Я почитал ради интереса, что они пишут, кто это такие. Многие их аккаунты созданы только недавно. Как это так? Человек жил 25-30 лет, и вдруг его стала интересовать эта проблема и он срочно зарегистрировался в ЖЖ или в «Твиттере» и стал твиттить-твиттить-твиттить без конца про рекламу. Это странно.

- То есть блогеров задело то, что эта компания незаконные щиты удаляет?

— Я для себя вижу только такое объяснение. Притом у них аккуратные, благоустроенные афишные доски, я видел их проект, на них еще козырьки предусмотрены, они более вандалоустойчивые, чем старые конструкции, которые стоят рядом и являются незаконными. По ним почему-то вопросов не задает.

- Потому что прохожий не видит, какая конструкция законна, а какая — нет. Мы видим, что у тротуара стоят два стенда: старый, на нем уже размещена реклама и он давно там стоит, к нему привыкли, он никому не мешал, и новый, который стоит впереди. Мы не знаем и не обязаны знать, какой из них законный, но мы видим, что один из них на тротуаре.

— Тот, который стоит так, чтобы его было видно, новенький — это законный стенд. А сзади стенд — он незаконный. Понятное дело, владелец законного афишного стенда не может трогать чужую собственность. Демонтаж незаконной конструкции находится в ведении муниципалитета, который, согласно федеральному закону о рекламе, должен выписать соответствующее предписание и так далее. Вопрос в том, почему эти доски продолжают стоять и их никто не убирает. По моей информации, в Самаре таких незаконных досок — 700 штук. И никто не торопится их убирать, потому что они приносят деньги. Сейчас в самом разгаре концертный сезон, спрос на уличную рекламу большой. Я так понимаю, что они сейчас напоследок собирают все сливки.

Кудряшов на общей встрече валил все на руководителя департамента благоустройства Филаретова, который уже несколько месяцев там не работал. На него после увольнения все что угодно могли повесить, что он украл Атлантиду и убил Кеннеди.

— Со щитами 3 на 6 тоже самое. Сколько раз об этом говорили. И губернатор в своем послании 7 минут своего драгоценного времени уделил, но чиновники этого не услышали. Кудряшов на общей встрече валил все на руководителя департамента благоустройства Филаретова, который уже несколько месяцев там не работал. На него после увольнения все что угодно могли повесить, что он украл Атлантиду и убил Кеннеди. Это просто детский лепет.

 — Кому принадлежат эти незаконные рекламные щиты? Кто имеет с них маржу?

— Это компания «Реал сити», это ни для кого не секрет. Ее уже неоднократно называли в разных источниках.

 — Как вы думаете, коррупционные хвосты от этой истории в какую сторону идут?

— В этом должны разбираться компетентные органы, правоохранители.

 — Но мы можем предполагать.

— Предполагать мы можем сейчас что угодно. Я могу сказать, наружная реклама — вдуматься в это слово — как ее можно не заметить. Это не реклама в Интернете, не реклама в подъездах. Это наружная реклама, которую видит не ограниченное количество лиц, не определенный круг, а ее видят все. И тем более щит весом в несколько тонн, появляющийся на улицах города, не заметить невозможно. А дальше отвечайте сами на свой вопрос.

- Тем не менее получается, что в мэрии его не заметили. Как присутствие незаконных щитов влияет на работу добросовестных рекламщиков, которые платят налоги в бюджет?

— Мы сейчас готовим коллективное обращение в адрес губернатора по опыту наших коллег из других городов, которые в связи с тяжелой экономической ситуацией в стране — а ситуация действительно очень тяжелая — обратились к властям с просьбой о помощи, о снижении арендных ставок. Потому что мы платим налоги, у нас ежемесячные арендные платежи, очень немаленькие. По другим городам власти пошли на помощь, и мы тоже надеемся. В Самаре ситуация усложняется огромным количеством незаконных конструкций, которые присутствуют на улицах. У нас в схеме предусмотрено 1200 рекламных щитов 3 на 6, а незаконных в городе на данный момент более 400. Одна треть конструкций остается незаконными. Они не платят налоги, не платят аренду и усложняют ситуацию для тех, кто занимается законным бизнесом. Если я продаю площадь по 25 тысяч, рядом торгуют площадь за 15 тысяч, то к кому клиент пойдет? Понятно, что это очень плохо сказывается на состоянии рынка.

Комментарии: