Географ и урбанист Александр Брюн о взаимном влиянии города и университета

"НЕТ ГОРОДА БЕЗ УНИВЕРСИТЕТА"

Географ и урбанист Александр Брюн о взаимном влиянии города и университета

Автор:

ИСТОРИИ
565

Мы публикуем перевод доклада французского географа и урбаниста из Университета Монпелье III имени Поля Валери Александра Брюна на франко-российской конференции «Сохранение наследия и развитие городов», прошедшей в Самаре 30 сентября и 1 октября. 


Слайд1

Метрополия — «город-мать» (Метрополия — греч. metrópolis, от meter — мать и pólis — город — прим. переводчика). Во французском понимании термин «метрополия» обозначает крупный город, главный город географического региона, в котором происходит сосредоточение экономической и культурной активности. Самара как областная столица полностью отвечает этому определению и воспринимается французскими коллегами метрополией.

Не существует метрополии без университета. Судьба города и судьба университета находятся в тесной взаимосвязи. Для некоторых европейских стран эта связь продолжается уже больше десяти веков: Италия, Германия, Франция.

Имеют ли город и университет общую судьбу? Каково место университета в городе будущего? Идёт ли речь об университете, который находится в удалении от города, на его периферии? Или, напротив, мы хотим видеть университет, который заставляет биться сердце метрополии?

Возвратимся на несколько веков назад, чтобы понять исконную, первичную связь между городом и университетом. Университет Феса в Марокко считается одним из самых старых в мире. Его строительство началось 859 г. н. э. Затем был образован Каирский университет в 969 году. Следом в Западной Европе стали один за другим появляться университеты: Болонский (1088 г.), Оксфорд (1167 г.) и, разумеется, самый красивый – Университет Парижа (1200 г.).

Университеты формировали города, создавали культурную оболочку городов. С точки зрения географа, особое влияние они оказывали на их пространственную организацию, так как изначально университет располагался в непосредственном центре города.

Самые старые университеты претерпели изменения, разрослись и, как, к примеру, в Париже, обзавелись множеством филиалов в XIX – XX вв. Таким образом, старинные университеты не располагаются сегодня в одной точке, а формируют студенческие кварталы, как Парижский университет Сорбонна идентифицирует собой Латинский квартал.

Существуют старые и новые страны. В новых странах, как в США, Австралии, университеты располагаются за пределами городов – модель кампуса. Речь в данном случае идёт об отдельном городе, который предназначен для осуществления образовательной деятельности и научных исследований – a priori считается мечтой любого преподавателя. Кампус включает в себя все университетские функции (административные помещения, лекционные залы и т.д.), к которым добавляются функции повседневной жизни, а также полезные для развития молодёжи (спортивные сооружения, театры и т. д.). Наиболее известный пример-мечта – это кампус Гарварда, исключительный в своей планировочной структуре.

Конечно, кампус Гарварда вдохновляет, особенно он вдохновлял урбанистов Франции в 1960-е гг. Это привело к тому, что, к примеру, в Париже университеты вышли за пределы центра города, переместившись к периферии. При этом имитация американской модели не была целью. В конечном итоге был выбран быстрый, массивный, недорогой способ создания пространств, предназначенных для студентов. Произошло это по четырём нижеследующим причинам:

— Во-первых, помещения старых университетов были слишком малы для растущего числа студентов.

— Также нужно было развивать периферийные районы и насыщать эту среду функциями, присущими метрополиям. Как пример — совмещение медицинских исследований и клиник: медицинский комплекс, построенный в Монпелье в 1968-1969 гг.

— Третья причина – вытеснение прогрессистской идеологии и студенческих бунтов из города, желание создать дистанцию между революционно настроенными студентами и горожанами, которые хотели спать спокойно.

— По причине необходимости увеличения разнообразия предлагаемых университетских программ создавались новые структуры, чтобы одновременно обучать искусствам, гуманитарным наукам, а также, конечно, ведь мы находимся в эпоху 1960-1970-х гг., инженерным наукам и экономическим стратегиям.

Таким образом, в Западной Европе эхом того, что происходило в США, возникают обширные кампусы на удалении от центров городов, где земля была недорогой, а существующие сельскохозяйственные земли могли быть с легкостью благоустроены. Тем не менее эти университетские городки очень сильно отличаются от американских аналогов, за исключением нескольких примеров.

Немного упростив, мы можем сказать, что европейский кампус унаследовал недостатки американского: часто очень плохо взаимосвязан с центром города. При этом он к тому же не обладает положительными качествами американского: в большинстве случаев не имеет полноценного спортивного комплекса.

По сути, в 1960-1970-е годы мы произвели урбанистическую модель для университетов в параллели с массовой жилой застройкой высотными зданиями за пределами городов. Мы не приняли в расчёт, что студенты – человеческие существа, и они не всегда делают то, что мы от них хотим или ожидаем. Вместо того, чтобы жить в том же месте, где они учатся, студенты предпочитают отмечать праздники, спать, заниматься спортом в центре города. С другой стороны, эти огромные кампусы стоили колоссальных денег при возведении, а их содержание в последствии обходится очень дорого. Таким же образом обстоят дела с высотными жилыми комплексами.

В последнее время для множества кампусов во Франции были реализованы проекты развития, целью которых является насыщение их новыми функциями и обеспечение доступности центра города. Пример — город Кан в Нормандии, где 15 лет назад кампус был соединён с историческим центром при помощи трамвайной линии.

Аналогичные вопросы поднимались в рамках проекта «Большой Париж». В результате получил развитие кластер (обратите внимание, английский кластер после американского кампуса). Действительно, неплохая идея: объединить на одной территории образование, исследования и предприятия, которые предоставляют рабочие места нашим студентам. Такой подход работает только в том случае, если уже имеется мощный научный и экономический потенциал на развиваемой территории. Если говорить о Франции, то модель кластера хороша для Парижа.

Очевидно, в данном вопросе мы видим поиск баланса между решениями по выносу университетов на периферию и теми 15-20 европейскими проектами по радикальному возвращению университетов в города.
Университет Поль-Валери Монпелье инвестировал в переоборудование старых зданий хосписа в историческом центре города. Они были построены в начале XIX в. и заброшены в 1980-е. Между тем в Монпелье, как и во многих других городах, наблюдается дисбаланс между центром, в котором ещё не так много университетских корпусов, и периферией. Проект регенерации города во многом опирается на возвращение университетских функций в центр.

Необходимо отметить, что данное решение должно быть интегрировано в территориальный проект. Сегодня утром я слышал от господина депутата или представителя администрации (речь идет о главном архитекторе Самарской области Анатолии Баранникове — прим. переводчика) о планировании. Безусловно, необходимы регламенты, но градостроительные регламенты – это инструмент, не нужно их путать с территориальным проектом, с проектом города. Другими словами, чтобы быть понятым, градостроительные нормы позволяют местным участникам городских процессов (политическим и экономическим властям, пользователям) обозначить, что запрещено делать, но это не проект.

Нужно расширять поле возможных территориальных перспектив, нужно представлять город завтрашнего дня. Именно представляя этот город, мы можем разработать мастер-план, который в состоянии позволить сопроводить в долгосрочной перспективе вектор городской регенерации возвращением университета в город.

В качестве заключения хочу отметить, что нет метрополии без университета. Нет общего будущего у города с университетом без проекта города. Здесь не идёт речь о какой-то утопической университетской идее, а о прагматичном урбанистическом подходе. В одной только Франции предполагаемые или уже на стадии реализации стройки генерируют тысячи рабочих мест в секторе гражданского строительства и надлежащим образом способствуют городскому обновлению метрополий с университетской традицией.

Доклады российских экспертов в области городской экономики, архитектуры, археологии, культурологии и городского активизма на франко-российской конференции «Сохранение наследия и развитие городов» лежат здесь.
С концепцией распределенного кампуса на территории старой Самары, разработанной Институтом города Самары и Высшей школой урбанистики, можно ознакомиться, пройдя по ссылке.

Перевод: Елена Якунина

Комментарии: