Monthly Archives: апреля 2014

0 1 518

19 апреля в Самаре состоится общегородской субботник. Одни пойдут добровольно, другим начальство сделает «предложение, от которого невозможно отказаться». Но, согласитесь, уж лучше идти приводить в порядок парки и улицы с хорошим настроением. Возможно, создать его поможет этот ролик, повествующий о том, как наши родители, бабушки и дедушки в 1972 году махали граблями, в меру усердствовали и, кажется, совсем неплохо проводили время.

Ролик: Алексей Абкин              Вступление: Юрий Глаза

0 3 396

ПОДОЖДИ, ВОЖДИ-ВОЖДИ...

Говорят, Владимир Владимирович в очередной раз собирается посетить Тольятти. А вот Самару посетить он пытался раз десять, но каждый раз как-то не срастается. Мы решили не ждать 15 мая, когда он возможно пребудет в Тольятти (вдруг и в Самару), не играть в тотализатор, а лучше вспомнить о всех визитах венценосных особ в наш скромный маленький город.

 Текст: Вадим Кузнецов

Дороги в Поволжье отродясь были богомерзкие, посему правители в наши края ездить не особо любили, а Самару избегали вообще с особым отеческим усердием. Городок, мол, тухлый, уездный, так еще и на левом берегу Волги-матушки.

Говорят, царь Николай I, когда спускался в 1838 году по реке, подумал разок заехать и на хлебные склады поглазеть, но потом махнул рукой и погрёб мимо. Позднее, правда, пожалел и наградил город губернским статусом, но об этом другой сказ.

24-летний Александр III (тогда еще — простой цесаревич Александр) впервые посетил Самару 22 июня 1869 года во время своего волжского путешествия. Сходил вечером в Струкачи на народные гулянья, чтобы послушать мордовских и чувашских песен. Сьездил с визитом к киргизам, в ставку бывшего правителя внутренней киргизской орды Джангира Букеева. Потусил под Самарой в лагере Абхазского пехотного полка. После чего отбыл домой на кораблике.

Второй раз он появился в Самаре два года спустя вместе с папой и братом.

x_d9f62253

29 августа 1871 года в Самару прибыл вместе с сыновьями император Александр II. Простого народа, пришедшего встречать александровский пароход, на берегу была тьма-тьмущая, многие стояли прямо в воде, кричали про “царя-освободителя” и громко рыдали. В какой-то момент ограждения оказались перевернуты, толпа хлынула к сошедшим на берег гостям, началась даже легкая паника, но полиция очнулась и оперативно восстановила спокойствие.

В городе в это время уже третий год строили кафедральный собор, поэтому первое место, куда повезли императора — будущая площадь Куйбышева. Императору дали в руки лопатку, серебряный молоток и большой белый кирпич, а потом сказали “жгите, батюшка!”

В итоге, Александр и его сыновья — Александр и Владимир — положили по камню в основание самарского кафедрального собора.

2B148B77-HQQwBEEEOw,478,,,290

В начале августа 1891 года 22-летний наследник российского престола Николай Александрович Романов возвращался из легендарного Восточного путешествия (ну, вы помните — это где ему в Японии саблей по голове жахнули). Возвращался через Бузулук и в Самаре появляться никак не планировал. Следуя пословице про гору и Магомеда, делегация самарского дворянства и купечества решила сама отправиться в Бузулук и приветствовать наследника хлебом-солью. Люди в делегации были все известные — Шихобалов, Курлин, Неклютин, — но повлиять на цесаревича не смогли. Что забавно, это удалось атаманам из уральского казачества. Они в тот же день прибыли в Бузулук, взяли Николая под белы рученьки и незапланированно увезли к себе в Уральск.

На обратной дороге из Уральска поезд с цесаревичем все же остановился в Самаре, но было это в два часа ночи и исключительно для заправки водой и углем, а сам Николай Александрович выходить на перрон при этом отказался.

Второй раз Николая (к этому моменту уже императора) занесло в наши края летом 1904 года. Сначала он принимал в Сызрани парад 26-й и 28-й артиллерийских бригад, направлявшихся на японский фронт из Виленского военного округа. Два дня спустя ему предстояло повторить это в Самаре, где парад предстоял куда более масштабный и серьезный: два полка (Бузулук и Бугульма),  6 горных батарей и одна артиллерийская бригада.

Императора встречал на привокзальной площади весь бомонд — от губернатора Брянчанинова до архиепископа Константина. Рыбопромышленник Мясников преподнес государю живую рыбу, за что был удостоен беседы и золотых часов с цепочкой.

После этого император принял парад, сгонял на нынешнюю площадь Куйбышева (в смысле — на молебен в кафедральный собор), сьездил на казенную пристань, постоял на капитанском мостике санитарного парохода “Новик”, сходил в гости в женское епархиальное училище и в общину сестер милосердия. Под занавес передал губернатору 3000 рублей для раздачи беднякам.

image016

Если говорить не про царей, а про советских лидеров, в Самару они тоже не особо спешили. Например, вождь мирового пролетариата Ленин в Самаре так ни разу и не появился, хотя будучи Владимиром Ульяновым провел в нашем городе не один год.

Весной 1889 года 18-летний Володя Ульянов был отчислен из Казанского университета, после чего его семейство решило перебраться из Казани в Самару. 4 мая 1889 года Ульяновы прибыли в Самару (как и все нормальные люди — на пароходе), спустя два года Владимир Ильич сдал экзамены за полный курс юрфака, после чего устроился в самарский окружной суд помощником присяжного поверенного Хардина.

А вот Иосифа Виссарионовича заманить к нам в город так и не удалось, хотя местные власти очень сильно старались. Даже фантастический бункер ему построили, но и это не помогло.

9a29281c908eС сайта http://sto16km.wordpress.com/
7b4720083b0eС сайта http://sto16km.wordpress.com/

Никита Сергеич прибыл в Куйбышев 10 августа 1958 года в связи с открытием Куйбышевской ГЭС. Город готовили к приезду высокого гостя за несколько недель. В центре города покрасили фасады всех зданий (улицу Льва Толстого, например, в желтый цвет). Для охраны порядка из Москвы импортировали целый эшелон столичной милиции, которая патрулировала самые конфликтные точки (в первую очередь, пляж). Опасения властей были вовсе не случайны. В Куйбышеве были затяжные перебои с поставками продуктов и народ роптал.

По легенде, когда Сергеич прибыл на площадь Куйбышева для открытия торжественного митинга, из толпы в него полетели тухлые помидоры и гнилые яйца. «Где мясо!? — кричали в толпе, — Где еда?» Хрущев в ответ, говорят, матюгнулся, а потом сказал в микрофон: «Как были горчишниками, так ими и остались?» Правда или нет — мы не знаем, хотя если учесть все меры безопасности, проще поверить, что это всего лишь легенда.

На следующий день Никита Сергеич посетил еще и Новокуйбышевск, где побывал с визитом на НПЗ и заводе синтетического спирта, где, по легенде, пригубил на глазах у рабочих пробирку с техническим спиртом

244433_original

Михаил Горбачев приезжал в Самару и Тольятти на самом подъеме своей политической карьеры. С 7 по 9 апреля 1986 года он посетил ВАЗ, металлургический завод, станкостроительный завод, швейную фабрику “Красная Звезда”. Много и продуктивно общался с простым народом на улицах города. Говорят, во время очередного такого ручкования неизвестная женщина передала генсеку записку “Посмотрите, как мы живем. Некуда сходить с детьми, нет театра, один кинотеатр — вот и всё”. Говорят, именно благодаря этому эпизоду в Тольятти появился театр “КОЛЕСО”.

Борис Николаевич Ельцин был в Самаре за два дня до победы на президентских выборах —  9 и 10 июня 1991 года. Посетил завод «Прогресс», швейную фабрику «Красная Звезда» (куда ж без неё), а потом — митинг перед Белым домом. Именно здесь он победил всех историей из собственного прошлого.

Рассказал, что учился на пятом курсе Свердловского политеха, когда признался девушке по имени Наина в любви. А она сказала, что чувства надо проверить и уехала по распределению в Оренбург. А через год (в 1956 году) они встретились и она сказала «да». И было это именно в Куйбышеве, на площади Революции возле памятника Ленину, куда волейболист Ельцин приехал на зональные соревнования.

«Для меня, — сказал Борис Николаевич, — Куйбышев — это город, который подарил мне жену».

Ельцин был в Самаре еще два раза — в 1994 и 1997 гг. Хотя, если быть предельно точным, то вовсе не в Самаре, а в санатории «Волжский Утёс», что в Шигонском районе.

DA1B1258-982C-4F30-9D3D-D931A7C8383C_mw1024_n_s

Германский канцлер Ангела Меркель, председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и президент России Владимир Путин посетили наш край в 2007 году в рамках официального саммита по сотрудничеству РФ и Евросоюза. Будучи в курсе приезда иностранных гостей (и собственного биг-босса), местные власти капитально починили М5-Урал и восстановили десятки километров муниципальных дорог Тольятти.

Не помогло. Самарских дорог гости так и не испробовали, из аэропорта Курумоч в пансионат «Волжский Утёс» гостей транспортировали на вертолётах. В Самаре они тоже так и не появились. Несрост.

С тех пор все ждут-ждут в Самару Путина (и Медведева тоже ждут), но они не едут.

0 8 784

МЕСТНЫЙ ГИД ПО САРАНСКУ

Майские праздники. Слишком длинные, чтобы остаться в городе; слишком короткие для затяжных путешествий. И самые подходящие дни, чтобы наведаться в гости в соседние регионы. 

Примерно 15 крупных городов находятся на расстоянии ночного переезда от Самары. В каждом из них есть, что увидеть, но «официальные» сайты-путеводители бесстрастно «объективны» и предлагают общую, не всегда актуальную, неполную, иногда просто скучную информацию.

Отныне «Другой город» ищет в каждом городе гида из числа работников близких по духу журналов и пабликов, и на основе его рассказа составляет собственные маршруты. Надеемся, что наши субъективные путеводители помогут увидеть больше и лучше понять наших соседей.

KXmzA4KOEukДемотиватор из паблика God Bless Mordovia

В Саранске несколько сотрудников «Другого города» бывали во времена, когда малознакомый (на тот момент) губернатор Николай Меркушкин устраивал журналистам и блогерам экскурсии в соседнюю республику. И даже по собственной инициативе до этого.

Конечно, мы увидели the best of столицы Мордовии: оперный театр с казачьим ансамблем на сцене; великие стройки к Чемпионату Мира и ледовые арены; здания МГУ и храма, спроектированные при личном участии губера; чистейшие улицы и фонтаны с подсветкой. Открытые и, в общем-то, приятные в общении чиновники не оставляли нас почти ни на секунду, но даже такой информационный фильтр не защищал от чувства вселенской скуки, которое пронизывало как ветер все площади и проспекты.

Ознакомиться с «фасадной» частью города можно за одну необременительную прогулку. И для туриста особенно важно знать, что в Саранске все-таки есть нечто, существующее параллельно видимому пустынному благолепию. Мы нашли эту альтернативную жизнь в паблике God Bless Mordovia, а рассказал о ней его админ Руслан Дукин.

Большинство саранских СМИ предпочитает интонации советской прессы, появление каких-либо интернет-журналов с хипстерским душком там в принципе сложно вообразить. God Bless Mordovia на этом информационном фоне — глоток свежего воздуха. В паблике трагикомического толка встречается и горькая ирония на тему мордовских реалий, и фантазии о мультипликационных персонажах в Саранске, и здоровый, не «квасной» патриотизм. Руслан Дукин, впрочем, своих фото «В контакте» на всякий случай не держит.

6i81xLI_3XQВид на парк им. Пушкина. Кадр сделан около 17:00 в будний день

КАК ДОБРАТЬСЯ

На автомобиле: около 500 км., 7,5 часов согласно расчётам Google;

По железной дороге:

поездом 337 Самара-Санкт-Петербург (только в купе, 1800 руб.);

поездами 55, 67, 239, 27 и другими до ст. Рузаевка (сидячий билет — от 500 руб., плацкарт — в районе 1000 руб.), 7 часов в дороге. От Рузаевки до Саранска — около 50 минут на электричке (36 руб.) либо 30-50 мин. на автобусе (47 руб.)

КОРОТКО О ГОРОДЕ

Саранск — действительно чистый, благоустроенный и уютный город. По крайней мере, в Центре. Достаточно приветливые жители. Атмосфера домашняя, в том числе из-за того, что город совсем небольшой. Из мест, обязательных к посещению? Музей имени Эрьзи, конечно же. Площадь Тысячелетия, Собор Ушакова, парк имени Пушкина. И много-много новых зданий можно посмотреть снаружи, что называется.

Адреса: Музей им. Эрьзи (главное здание закрыто на реконструкцию):  ул. Коммунистическая, 61;

Собор Ушакова: ул. Советская, 53. Сайт парка им. Пушкина.

7N7bPHODyVc

«АЛЬТЕРНАТИВНАЯ» КУЛЬТУРА

С немейнстримной, да и вообще какой-либо культурой в Саранске есть определенные сложности. Если официальную и народную культуру стараются как-то поддерживать, то с субкультурами и субжанрами — беда.

Площадки для рок-групп отсутствуют в принципе. Имеется, в виду специализированные. И это большая проблема для организаторов, которые стремятся привезти хорошие рок-группы к нам. Поэтому приходится либо выступать в спорткомплексе, либо в ночном клубе. По понятным причинам, это не всегда удобно. Впрочем, недавно открылось рок-кафе под названием «Сарин».

Музыкальные субкультуры не очень развиты. И рок, и хип-хоп. На каком-то уровне это есть, и отдельные неплохие исполнители есть. Но в целом соседним регионам уступаем в этом смысле.

До недавнего времени в Саранске не было антикафе. Как только оно появилось, значительная часть немейнстримовой культуры сконцентрировалась там.

Есть несколько ночных клубов. Ничего особо примечательного. Ночная жизнь в Саранске не очень развита.

Долгое время назревала идея создания в Саранске кинотеатра с авторским кино, но пока она не реализована. Зато есть «Кинополе» — это открытый кинотеатр, собственно.

Адреса:

Кафе «Сарин»:  ул. 2-я Промышленная, 7;

Анти-кафе «Перемена»:  ул. Васенко д. 15 «А» ст.2;

«Кинополе» находится в Луховке. Добираться на автомобиле, оттуда же смотреть кино.

NCPbYwyTomYПодпись в паблике: Саранск — удивительный город, в котором диско-бары находятся под памятниками патриархам

ЧТО КУПИТЬ В ПРОДУКТОВОМ

В Саранске есть, конечно, продукты собственные. Изготовляемые в республике, если быть точным. Сложно сказать, лучше или хуже они своих аналогов из других стран и регионов, но хотя бы попробовать стоит. Атяшевская колбаса разных марок, ичалковский сыр, питьевая вода «Инзера»… Широко известна саранская водка, конечно же. Все это продается в каждом продуктовом магазине. В центре города есть несколько замечательных пекарен и булочных. Там по-настоящему вкусная выпечка. Вот с пивом беда. По крайней мере, на субъективный взгляд. Что в магазинах, что барах выпить вкусного пива крайне затруднительно.

vodka_mordovia_premium Atyashevskaya

 

 

ГДЕ ЗАВТРАКАТЬ, ГДЕ ОБЕДАТЬ, В КАКОЙ БАР ПОЙТИ ВЕЧЕРОМ

Насчет того, где можно завтракать — вопрос сложный. Раньше-то вообще негде было, только при гостиницах. Сейчас есть «Макдоналдс» и «Сабвей» относительно рано открывается.

Что касается обеда. В городе полно всяких пиццерий и суши-баров, но мест с обычной домашней кухни практически нет. Можно зайти в гриль-бар «Биг Пиг», там сытно, по крайней мере. В торговых центрах есть также свои ресторанные дворики, там можно отобедать дешево и сердито. Как альтернативный вариант — рестораны «Национальный», «Парк Отель», «Али Баба», «Венеция». Есть пара действительно хороших кафе. Например, «Прокофий» и «Алекс кафе». Это я все о центре города.

Вечером можно посидеть в хорошем баре «Биг Бен». Одно из самых популярных мест. Либо в «Версале» неподалеку.

Адреса:

Гриль-бар Big Pig: Большевистская, 60;

Кофе-бар «Прокофий»: Коммунистическая, 87;

«Алекс Кафе»: Пролетарская, 81;

Пицца-паб «Биг Бен»: ул. Л. Толстого, 23;

Лаунж кафе «Версаль»: Коммунистическая, 35.

ГДЕ ЛУЧШЕ ОСТАНОВИТЬСЯ

Сейчас гостиницы стали активно строить. Из относительно бюджетных вариантов» — гостиницы «Саранск», «Сура», «Надежда». Из вариантов дороже — «Олимпия», «Меридиан». О гостиницах Саранска я делал даже обзор небольшой. Хостел пока один — «like хостел» на проспекте Ленина. Но дешевле снять квартиру посуточно, благо их сдают много.

Адреса:

Хостел Like: проспект Ленина, дом 16 (вход со двора)

От ж/д вокзала автобус 108, тр. 2 (остановка «Дом Союзов»). Ориентир — «Желтые пальмы»;

Все гостиницы, кроме «Надежды» (Строительная ул., 15, корп. 1) находятся в центре.

h4_2S8cj9-c-001

ПО КАКИМ РАЙОНАМ НЕ СЛЕДУЕТ ГУЛЯТЬ

В целом, Саранск — безопасный город. Есть несколько спальных районов, но сейчас это уже больше стереотипы. Химмаш, как и везде, некоторые части Юго-Запада… Впрочем, делать там и нечего, ничего интересного там не увидеть. Все, что надо — в Центре. Ну, и Светотехстрой — чистый уютный район, там можно прогуляться.

-fp2A_InBeoХиммаш

КУДА ПОЕХАТЬ НА ПРИРОДУ

Обычно ездят в районы республики, на базы отдыха. Сивинь, Сосновый бор, Мокша, Смольный, Карельская… Благо, республика невелика, это все недалеко от Саранска. У многих родственники прямо в деревнях, ездят и туда. На машине-то совсем проблем нет. Есть несколько сел, совсем неподалеку от Саранска. Там тоже дома частенько сдают.

Текст: Данила Телегин  Картинки и фото:  Данила Телегин, паблик God Bless Mordovia

0 1 482

Самая старая пасхальная «булочка с крестом» — ровесница Достоевского и Некрасова, пребывает она в окаменелом состоянии и хранится у одной британской бабушки. С нашими православными куличами такого, конечно, не случается — никто им, таким вкусным, не даст долго быть несъеденными.

Ролик: Андрей Артемов, Даниил Гудков      Текст: Юрий Глаза

Самые рисковые производители уверены, что кулич не теряет вкусовых и эстетических качеств день ото дня, а лишь приобретает выдержку. Уже с начала недели пасхальные лакомства разного происхождения встречаются на прилавках. Но осмеливаются ли самарцы покупать куличи настолько заранее и доверяют ли в принципе магазинному ассортименту? Ответы на эти животрепещущие вопросы — в переполненном духовностью репортаже Андрея Артемова и Даниила Гудкова.

0 6 382

ПРОЕКТ В ПОСТ

Третьим «предложением» из серии «альтернативных» проектов  исторической части Самары становится постпроект самарского двора – это текст, написанный архитектором Сергеем Мишиным и им же проиллюстрированный. Проект придумывает будущее и очень этим горд, а постпроект описывает прошлое и ведет себя скромно. «Жизнь умнее архитектора», — говорил Ле Корбюзье. Прежде чем что-то создавать, неплохо было бы поучиться у реальности – вот пафос постпроекта. Самарский двор – это такой архитектурный феноменмирового уровня, который многому бы мог научить профессионалов, занятых проектной суетой, когда делание опережает понимание. Вот этот текст очень ясно показывает ради чего весь шум вокруг  исторической Самары.

Текст: Евгения Репина

Сергей Мишин родился и до двадцати пяти лет жил в Самаре,  ее историческом центре, во дворе на Садовой, 170. Потом он уехал в Питер и больше двадцати лет проработал архитектором Эрмитажа. В этой роли он занимался исследованиями истории зданий Эрмитажа, проектами реставрации и приспособления. Все началось с того, что он дружил с археологами, «которые  там копали и натыкались на стенки, артефакты, просили  объяснить, что это».  Автор начал работать в архивах, увлекся, в результате получилась работа продолжительностью в  15 лет, — этапы и эволюции зданий и того, что было до Эрмитажа. Сегодня это  успешный и нереально тонкий архитектор.

Источник фото: http://www.pinwin.ru/
Источник фото: http://www.pinwin.ru/

Сумеречные, таинственные, гипнотические пространства, которые он создает, трудно описать, — также трудно, как описать сновидение. Оптика его проектов очень редко встречается сегодня в архитектуре – любой их фрагмент можно (и нужно) рассматривать на максимально близком расстоянии. Взгляд, измученный ежечасным спотыканием о «современную» повседневную архитектуру, бесконечно благодарен за эту возможность быть, не страдая. Каждая фактура выбиралась часами, каждый узел разрабатывался бесконечно долго, поэтому каждая деталь – микроистория. Но также и каждый объект целиком – сложно конструированная, бесконечная ассоциациями, очень персональная  история, в которой чувствуются таинственные тени, присутствие которых в архитектуре так ценил Джон Хейдук. В этих проектах много сильных жестов, но все они смягчены и объединены таинственной атмосферой. Эта реальность существует вне привычной нам вселенной скорости и дефицита. Такое неторопливое вчувствование в мир и его оттенки формируется в человеке в детстве, проведенном вне стерильной атмосферы, в мире, где существуют заповедные, нетронутые территории – символические или реальные, секретные тропы, тайные уголки и свобода, которая позволяет приметить десятки времен года и бесчисленные оттенки погоды, и самое главное — вступить в очень личные отношения с миром.

То, что публикуется сегодня — это вообще не проект в точном смысле слова, т.е. изображенное архитектором гипотетическое, возможное будущее, описанное с помощью разнообразных архитектурных форм. Вместо того, чтобы доказывать, как могла бы быть прекрасна жизнь в исторической Самаре с помощью следующих проектов,  мы предлагаем сделать передышку и показать то, какой Самара уже была и еще пока есть. Этот документальный и, как самому автору кажется, сентиментальный текст не нуждается в особом пояснении. Кроме, возможно, одного нюанса –автор описывает космос своего детства, идентифицируя его с космосом двора и дома. Это точка отсчета, начало мира, развернувшегося в прекрасную биографию.

 Куйбышев. Драмтеатр. Фотография. Октябрь, 1954 год. Источник: http://cartman.tv/journal/oldsamara/id_2786.html
Куйбышев. Драмтеатр. Фотография. Октябрь, 1954 год. Источник: http://cartman.tv/journal/oldsamara/id_2786.html

Сегодня о реконструкции исторического центра Самары говорят в лучшем в терминах сохранения отдельных памятников, без сохранения среды и исторической ткани, ее масштаба, духа, генотипа. В отместку за наглое обращение со своим генотипом, город мутирует в монстра, образуя наросты и выбрасывая щупальца, готовые задушить горожан.

Действительно, в городе заложено бесконечное движение, как инструмент, и взаимное действие горожан, как цель. И город реализует эту программу в той уродливой форме, в которой ему позволено. Может быть, поэтому так печальны лица современных жителей, бредущих по городской пустыне, что-то смутно подозревающих о своем предназначении, не знающих пристанища и не способных утолить жажду общения.

Но там, куда не дотянулась длинная рука планировщика, генотип Самары развивался согласно своей программе, а реализовывался согласно имеющимся материальным средствам и условиям. Речь идет об исторических кварталах Самары, имеющих размеры 250х125 метров и поделенных на двадцать одинаковых участков, застроенных в прошлые столетия по принципу усадьбы с главным домом в ширину участка, расположенном по красной линии, с флигелями и хозяйственными постройками — в глубине.

Эти усадьбы представляли собой «пеналы» 12,5х60 м, разделенные кое-где брандмауэрными стенами, и вкрапленными в них мини-садами и огородами. Эта структура оказалась чрезвычайно устойчивой к трансформациям, потому что даже когда идея собственника перестала существовать, а эта городская усадьба превратилась в коммуну, ее качеств только усилились и стали базой для некоего универсального пространства-бокса, контрастного ко всему, предложенному современными зодчими. Это пространство стало называться “самарским двором” и явилось архетипом таинственного полутеатрализированного пространства с сугубо персонифицированными свойствами.

Действительно, расселяясь по тесным пристройкам и кромсая хозяйский дом на ячейки, носители новой жизни испытывали недостаток площади и жажду раздельного существования, поэтому приходилось консолями, отдельными входами, лестницами, палисадниками, новыми пробитыми окнами захватывать пространство двора, учитывая такие же претензии соседей.

Относительная бедность была и остается имманентным свойством этих жителей, и как все небогатые люди они испытывали жажду накопительства и хранили все – дощечки, веревочки, железки, проволоку, склянки, остовы автомобилей и другой техники, фрагменты мебели, используя все это время от времени для перманентной строительной деятельности как “новых объектов” так и “реконструкций”. Форма этих преобразований диктовалась как взаимоотношениями с соседями, так и необходимостью самопрезентации и желанием не только участвовать в полупредставлениях-полубаталиях, разворачиваемых на подмостках двора, но и наблюдать за ними.

Так появились специфические архетипы самарского двора: гнездо-наблюдательный пункт, терраса-ложа, окно-щель, дом-башня, крыльцо-сцена. Так, внешний хаос, который стал нам особенно мил на фоне разрушения городской целостности, на самом деле оказывается выношенным и любовно воплощенным замыслом.

Собственно говоря, эта живая единица является прототипом идеальных городских взаимоотношений, масштаба и пространства, где решения принимаются коллективно, где люди не испытывают отчуждения, где дети находятся под контролем общества, где каждый волен представлять свою персону в милых ее сердцу формах, где человек ощущает свою значительность через гуманный масштаб, где он легко реализовывает свои противоречивые интенции – общения, прозрачности своей жизни и замкнутости, уединения, изоляции, где он – режиссер своего пространства и поведения, где город развивается и меняется безболезненно и органично.

Чиновник, предпочитает сравнять этот многообразный хаос с землей, на которой в скором времени мутирующий городской ген выплеснет дом-гигант, масштаб которого противоречит масштабу квартала с шириной улицы в красных линиях 25 метров, а образные и материальные качества его сундучно-гробового силуэта исчерпываются двумя словами и безвозвратно превращают город в бессмыслицу.

Двора на Садовой 170, действительно, больше нет. На его месте стоит большой дом, который с помощью какой оптики ни рассматривай – глазу все равно больно. Во дворе этого дома мальчики не играют в вышибалу, чику и штандер. И никто не знакомится с деревьями и не знает собак пофамильно. Их там вообще нет. И еще люди там не делают тысячи мелких, повседневных дел и не совершают ритуалов, которые сами по себе способны возникать только в особых, камерных пространствах двора. Эти ничего не значащие дела, вещи, визиты формируют такую мелочь как образ жизни, младшую реальность, ту ежедневную среду, которая нас питает. Поэтому – всем нам большие поздравления: мы избавились от необходимости договариваться с соседями, чистить во дворе снег, собственноручно ремонтировать крышу, но вместе с этим мы избавились от неисчерпаемого количества прекрасных и бесполезных знаний о мире, тонких связей и моментов наслаждения.

В прошлом году, кстати, Сергей Мишин стал победителем в номинации «Архитектурная фантазия» конкурса архитектурного рисунка АрхиГрафика . Мне кажется этот факт совершенно не случайным.

ПОСТ-ПРОЕКТ СЕРГЕЯ МИШИНА

ГОРОД, ДВОР, ДОМ, МАЛЬЧИК.

Этот текст не претендует на исследование, скорее это просто попытка описать исчезнувший мир.

ГОРОД

Садовая улица, лето, примерно 1958 год.
Садовая улица, лето, примерно 1958 год.

Он был небольшой, уютный и очень удобный. Странно, но тогда было отчетливое ощущение, что улица Садовая была не совсем еще городом, а скорее окраиной, почти деревней. Цивилизация начиналась от Самарской улицы, где стояли большие каменные дома, ходили троллейбусы и продолжалась вниз, в сторону Волги. А по нашей улице еще ездила телега с ассенизационной бочкой, а возница и мохноногий першерон были того же цвета, что и ряд шлепков, оставляемых на дороге. За забором голосил петух, а в небе под свист Мишки-голубятника кружили белые турманы. На уличных крылечках сидели деревенского вида старушки, чье вечное оцепенение сменялось кратковременным оживлением при появлении молочника с громыхающими бидонами или татарина с леонардовского вида передвижным точильным кругом, издающего визгливое “точу ножи-ножницы”.

Садовая улица, зима, конец 1950-х годов.
Садовая улица, зима, конец 1950-х годов.

Расположение нашего дома позволяло достичь любой точки аттракции в пределах 15 минут, а самым долгим и захватывающим путешествием была ежегодная поездка на деревянном внутри трамвае до поляны Фрунзе, где находился пионерский лагерь.

2

Мои тогдашние пути были такие:

Булочная на углу Садовой и Рабочей улиц (изображений не сохранилось), где потыкав, для виду, привязанной на бечевке вилкой в разложенные на стеллаже хлеба, ты покупал французскую булку, с отъедаемой по дороге верхней лопнувшей от жара корочкой, и пригоршню морских камешков на утаенную сдачу.

3

Школа N25, мои верные слоны и бабочки, сбежавшие от стыда атланты, полуголые нимфы, резвившиеся на потолке кабинета физики, огромный, восьмигранный, бемского стекла аквариум, стоявший в эркере.

4

Художественная школа Зингера. Деревянный этюдник больно бьет по коленям. Безнадежно коричневая крынка на синих и красных складках драпировок, загадочное слово «сезанн», бутылка рислинга на пятерых на пленере в сквере у заправки.

5

Дворец Пионеров, бассейн с извергающими струйки изо ртов четырьмя бронзовыми лягушками, и их живыми собратьями, которых зачем-то требовалось терзать током, а затем препарировать.

6

Кинотеатры “Смена” и “Первомайский”. В Смене крутили, преимущественно, детские фильмы, а в Первомайском шли блокбастеры типа Фантомаса или полу-запретной истории про Анжелику. Приходить надо было за полчаса до сеанса, чтобы насладиться мороженым в вафельном стаканчике или газировкой с сиропом, напускаемым из трех разноцветных вращающихся конусов. В фойе была крошечная сцена, где перед сеансом роскошных пропорций женщина в бархатном платье пела что-то под джазовый оркестрик.

7

В обширном здании на площади находилась библиотека, семантически безупречно разместившаяся как раз под атлетом в шароварах, годами силящегося прочесть страницу каменной книги. Ясно было, что мысли его заняты вовсе не книгой (вероятно, Капиталом), а подружкой в дезабилье, обитающей в нише противоположного ризалита, но бдительная чугунная спина Куйбышева не дает им возможности соединиться.

Зимой, между осенним и весенним парадами, площадь превращалась в два катка, разделенных снежной горкой. Ноги и посейчас помнят блаженное чувство погружения в теплое чрево валенок, после освобождения от обледеневших коньков-канадок.
Путь через площадь приводил к воротам Струковского сада, где зимние аллеи заливались льдом, под жёлтым светом фонарей из репродукторов раздавалось “Домино” и вихрем проносились франты в белых шерстяных носках, а более степенные граждане катали своих подруг на финских железно-реечных креслицах. Летом в избе-читальне, вовсе не похожей на избу, а, скорее, на барселонский павильон Миса, можно было полистать подшивки “Крокодила”, “Знания-силы”, а то и “Иностранки”, привязанные к столам бечевкой. Там мне удалось как-то сразиться в сеансе одновременной игры с заезжим гроссмейстером, снисходительно похвалившим меня за неизвестный в шахматной теории дебют.

Дальше дорога вела к большой реке.

ДВОР

8

Только после окончательной победы над ГКЧП мама показала мне, с условием хранения тайны, гербовый документ конца 19 в., согласно которому нашей семье принадлежали все три дома в этом дворе, а также еще 5 каменных и деревянных строений в г. Самаре.
Взглянув на план, нарисованный по памяти, становится очевидно, что главное, хозяйское строение находится в середине землевладения, деля его на два двора, парадный и задний. Главный, большой одноэтажный дом был и украшен побогаче других: имел наличники пропильной работы и резное овальное солнце над входом. На улицу выходил двухэтажный дом, вероятно доходный, а маленький боковой флигель, скорее всего, занимала прислуга. В наше время все перевернулось, и в бывшем доходном доме поселился товарищ Бирюков, начальник «Облочистки», владелец персональной ванной комнаты, желтого телефона и бежевой Волги-21, отец объекта первых моих грез, нежнейшей Оленьки Бирюковой.

Василий Поленов “Московский дворик”, 1878 г., фрагмент
Василий Поленов “Московский дворик”, 1878 г., фрагмент

Поверхность первого двора напоминала известную картину Поленова — излучистые дорожки из утоптанного пятками желтого грунта рассекали там и сям выгоревшую траву, образуя узлы проплешин на пересечениях путей или в местах активности населения. Так, к примеру, никогда не зарастало муравой место для игр в вышибалу, чику или штандер. Другой, невидимый глазу и почти совпадающий с рисунком дорожек паттерн, это нервная сеть связей, временных альянсов, дружб и ненавистей между жильцами.

Бывший флигель прислуги или домик Попова, конец 1990-х годов.
Бывший флигель прислуги или домик Попова, конец 1990-х годов.

Первый двор служил местом парадной жизни и коммуникаций с городом: сюда приходила тетенька-почтальон и раздавала корреспонденцию, одновременно рассказывая обитателям здешних лавочек об актуальных событиях, выполняя в какой-то степени роль исчезнувших странствующих боянов и менестрелей или не появившихся еще фейсбучных лент. Сюда приезжала, грохочущая бидоном на тележке, молочница и заворачивал точильщик ножей, умевший испускать волшебные искры из наждачного круга.

Справа - бывший доходный дом или дом Оли Бирюковой, конец 1990-х годов.
Справа — бывший доходный дом или дом Оли Бирюковой, конец 1990-х годов.

 

Сараи и машина Мишки Варсобы, конец 1990-х годов.
Сараи и машина Мишки Варсобы, конец 1990-х годов.

Второй, задний двор жители называли сад, или более ласково “садик”. Это был тот самый мифологический “hortus conclusus”, закрытый сад, земной прототип Эдема. Туда вела незаметная, тенистая аллея, заросшая слева сиренью, а справа, вдоль дома, жасмином и акацией. Аллея приводила в изобильный старый вишневый сад. Изобильный настолько, что считалось особым шиком, лежа на теплой толевой крыше сарая, есть вишни без помощи рук, просто склевывая их со склонившихся от тяжести веток, а потом лихо выплевывая косточку. Из прочных вишневых веток хорошо получались индейские трубки, рогатки и рукояти навах и томагавков. Рачительные соседи и здесь разбили овощные грядки, и особенно вкусна была стыренная оттуда молодая морковка. В оговоренный соседями весенний день все население двора собиралось на сбор сирени. Меня, как наиболее тщедушного, а потому выдерживаемого самыми дальними, тонкими и труднодоступными ветвями, запускали на дерево и снизу направляли на наиболее пышные соцветия. В этот вечер, между ошалевшими от роскоши букетов и сиреневых запахов соседями, наступал мир.

На заднем плане - сиреневые кусты, лето, 1960-е годы.
На заднем плане — сиреневые кусты, лето, 1960-е годы.

 

Крыльцо терраски, мой отец и старшие братья, лето, 1955 год
Крыльцо терраски, мой отец и старшие братья, лето, 1955 год

 

Сзади виден выход из нашей комнаты на терраску, примерно 1958 год.
Сзади виден выход из нашей комнаты на терраску, примерно 1958 год.

 

Сзади видна сиреневая аллея, примерно 1960 год.
Сзади видна сиреневая аллея, примерно 1960 год.

ДОМ

17

Cоциальный срез в период расцвета дома выглядел так: Две самые роскошные комнаты занимала наша семья. В самой большой, о четырех окнах угловой комнате обитала странная пара: моя бабушка и дядя Коля. Он был очень высокий и большеусый старик с выправкой генерала от инфантерии. Как выяснилось, он и был генералом, Георгиевским кавалером и имел парадную шпагу, врученную ему Е.И.В. Фамилия его была Урусов.
С бабушкой у них было двоюродное родство. Много позднее я догадался, где чета Винов свила свое инцестуальное гнездышко. Комната была условно разделена на мужскую и женскую половины рядом готического вида буфетов.

Следующую комнату занимали артисты оперного театра супруги Констанция Петровна и Лев Вадимович Харламовы, а также дочь их Натуся. Натуся день- деньской мучила скрипку, так и домучив все-же ее до ансамбля скрипачей Большого театра.
Рядом жили дорогие мои баба Шура, дядя Ваня и их сынок-хулиган Мишка Варсоба. В город они переехали из села Похвистнево, но ментально переехали не до конца и потому у них царил полу-деревенский уклад: под нашим домом был устроен курятник, а по дому бегали цыплята. Иногда, с вздохом вожделения заводили Варсобы разговор и о кабанчике, на что культурные Харламовы обычно только заводили глаза долу. Варсобовский угол в сенях был плотно забит пахучим деревенским припасом.

В голоштанном возрасте я был равно привечаем обеими соседскими семьями: оторвавшись от блистательного эндшпиля у Льва Вадимовича, я усаживался на домотканые колени дяди Вани и лакомился Варсобовским соленым огурчиком а то и розоватым, со щетинками, кусочком сала, что, наверное и определило некоторую двойственность моей натуры.

Дальше шла комната, в которой жили мы вчетвером. Она была узкая и длинная, зато имела супер-бонус: выход на обширную крытую террасу. Терраса была универсальным пространством: в жаркие летние ночи мы перебирались туда с раскладушками, в дождь там хорошо игралось в бильярд с железными шарами, карты или шахматы. Первая сигарета, липкий стакан портвейна, запуск пленочной ракеты, эксперименты с карбидом и неуклюжий поцелуй — все это вершилось под ее провисшей с годами крышей. Задняя стена террасы была обшита деревянными досками, на которых каждое поколение исправно оставляло свои надписи и рисунки. Мелом и гвоздем, ножиком и увеличительным стеклом писали мы разные слова. За прошедшую сотню лет стена покрылась почти нечитаемым многослойным паттерном, состоящим из текстов и изображений.

Сзади видны доски терраски, примерно 1958 год.
Сзади видны доски терраски, примерно 1958 год.

В следующей комнате поселилился Мишка Варсоба, с годами незаметно мутировавший из поджарого хулигана в упитанных очертаний Михал Иваныча, владельца подержанной Победы, под капотом ли, картером ли которой и суждено ему было скоротать оставшуюся жизнь.

При кухне, в подслеповатой комнатке обитала ничейная бабушка, имени которой никто не знал и, когда она истаяла, туда вселился ее сын, пожилой и молчаливый Григорий Середа, служивший, по непроверенным слухам, полицаем у немцев, но отсидевший свой срок и ставший теперь тихим коллекционером марок королевства Бурунди.
Двери всех комнат выходили в обширный коридор, ничем особо не примечательный. В нем находились рундуки, прислонясь к которым, курили мужчины, рассыпались на просушку яблоки и картофель, и вечерами играли деревянными молоточками в забытую сейчас игру Croquet , неведомо как залетевшую к нам из аристократического Wimbledon Club. Рундуки были сверстниками дома, встроенной мебелью. Наклонные крышки их были такой высоты, что на них было чрезвычайно удобно опираться полусидя.

Один из рундуков был наш, и как-то, в предчувствии своих будущих археологических занятий, я предпринял в нем глубинные раскопки. Пройдя несколько малоинтересных с научной точки зрения поздних культурных слоев, я дошел до слежавшихся пластов довоенного времени, обнаружив войлочные, с кожаной оторочкой бурки, еще глубже, под нэпманской чесучей, виднелись облупленные кожаны эпохи военного коммунизма и васнецовские буденновки, под которыми стыдливо лиловели декадентские шелка, а где-то уж совсем в глубине тлела непокорная киноварь стрелецких кафтанов.

Из общей кухни можно было попасть в холодные сени, дверь в которые была обита потрескавшимся дерматином, с торчащей отовсюду ватой. Сени, в отсутствие холодильников, были забиты запасами продовольствия, банками с огурцами и грибами, а с потолка, оберегаемые от мышей, свисали воблы и заиндевевшие рогожные мешки с пельменями.

Дом наш подвергался постоянному технологическому апгрейду, заботливо производимому хрущевским тогда государством. Поначалу мы ходили с ведрами и бидонами к уличной колонке. Потом в доме появился водопровод и теплый туалет. Дровяные печи были переоборудованные на газовые, не утратив своих замечательных белых изразцовых стенок, выходивших в каждую комнату. Позднее появились чугунные батареи парового, как тогда говорили, отопления.
Потом залили мертвым асфальтом первый, поленовский двор. Потом померзли вишни и дядя Ваня спилил весь сад под корень. Потом сломали все три дома и построили на их месте многоэтажное здание.

21
Сергей Малахов, рисунки терраски и синего дома за забором, примерно 1978 год.

Первые и, возможно, лучшие свои 25 лет я провел в этом доме. Я отчетливо помню, где через  мой двор проходили муравьиные тропы, и могу указать место, где молодой шампиньон проклюнулся через новый асфальт. Тогда я не был способен анализировать устройство мира, сейчас же, когда проклюнулась способность к анализу, этот мир исчез.

Сергей Мишин, 27 марта 2014г. С-Петербург

0 4 132

В эти минуты прохожие в центре города немало обескуражены тем, что доступ на площадь Куйбышева был перекрыт полицией. Здесь идут учения по разгону массовых беспорядков с применением водомёта и отрядов ОМОНа.

0 3 131

Мы начинаем публиковать цикл интервью с бывшими первыми лицами нашего города. Серия открывается прямой речью предыдущего градоначальника Виктора Тархова, занимавшего этот пост с 2006 по 2010 годы.

0 13 922

ПОСЛЕДНИЙ МИКРОРАЙОН

Львиная доля самарских «микрашей» имеет порядковые номера. И на данный момент этот числовой ряд заканчивается цифрой 15. Несмотря на последнее место в списке, «Пятнашка» остается одним из самых известных самарских микрорайонов.

0 1 330

В предыдущей статье я рассказывал, как московский социолог, урбанист и журналист Петр Иванов вдохновлял самарскую публику примерами активистских проектов в области урбанистики, а публика жаловалась на дороги, грязь и низкий уровень культуры населения. Пришло время рассказать о том, как проходили практические занятия.

0 2 368

12 апреля в «Holliday Inn» прошла конференция “Самара – для людей. Хлебная площадь: быстрая коммерциализация или устойчивое развитие исторической территории?”. Конференц-зал «Ярославль» на 80 мест не смог вместить всех желающих поприсутствовать на событии. Поэтому мы собрали основную прямую речь участников двухчасового события в 17-минутном видео.

0 3 476

Снег и лужи стали постепенно исчезать с наших улиц, но на смену одной беде пришла другая. Не менее привычная и очевидная, но по прежнему досадная и гадкая — пыль. Оседает на ботинках и одежде, проникает в нос и легкие, портит вид чего и кого угодно, напоминает всем и каждому, что наша жизнь — это тлен.

0 2 241

13 апреля 2014 года от Рождества Христова, ровно в 13:35 по московскому времени в помещение чайного клуба «Чайковский» зашел молодой человек. Пытливый взгляд его пробежался по интерьеру, он что-то пробормотал сам себе, рождая очередную новую идею, а затем, несколько рассеянно улыбнувшись девушке за стойкой, прошел в зал с коврами, бревнами и подушками для медитаций. Вот так начиналась лекция научного сотрудника Высшей школы урбанистики, научного редактора ресурса urbanurban.ru, журналиста, социолога и просто человека, владеющего несколькими языками, поэта, композитора и музыканта Петра Иванова. Да, он еще из Москвы, так что читать внимательно!

0 2 307

На днях в Самаре в кинотеатре «Киномечта» прошел показ роликов, получивших награды на главном рекламном фестивале планеты «Каннские львы». Декорации, фуршет и шоу-программа не оставили ярких впечатлений, зато сами видеосюжеты, глубокомысленные, эпатажные и смешные, заслуживают высшей награды. «Другой город» получил свою порцию удовольствия, но и вы ничего не пропустили – самые интересные ролики мы запомнили и нашли на YouTube…

0 1 519

Весной, со сходом снега, маньяки начинают искать себе новые жерты, у пенсионеров обостряются хронические заболевания, а корреспондент «Другого города» направился к астрологу, дабы узнать, что говорят звезды об Украине, революциях и семейном счастье.

0 3 732

О, это были те ещё времена, 87-ой — 89-ый! Очереди за всем, три тысячи легковушек на полуторамиллионный город, зато в «Сонате» можно купить «Hard day’s night», а в школе – «Dunhill» с ментолом по рублю за сигарету. На «Энергетике» фирменные сигареты шли по чирику за пачку, то есть, пацаны, которые продавали сигареты в школе, поднимали практически 100% прибыли, нехилый бизнес для старшеклассника, между прочим…

0 2 265

Сегодня у четырех самарских «Макдоналдсов» состоялась серия политических хэппи милов. ЛДПР устроило 4 одиночных пикета у заведений американских сетей. Они протестовали против работы «Макдоналдс» на территории нашего города. Пикеты были воодушевлены, видимо, событиями в Крыму, где были закрыты все рестораны сети. 

0 2 548

ВО ВСЕМ ОБ ВИНИЛ

Каждый по-своему спасается от перенасыщения информацией. Меломаны, например, возвращаются к пластинкам и с помощью навязываемых ими приятных ограничений изолируют себя от музыкального фаст-фуда. Необязательно это люди, которые знавали всех фарцовщиков на «туче» и выросли на «костях» с «цеппелинами». Среди новообращенных собирателей винила — заведующий музеем модерна Михаил Савченко. В разговоре о своем хобби он поведал, что коллекционирование пластинок — вовсе не такое  дорогостоящее хобби, каким кажется. И не обязательно быть эстетом, чтобы оценить преимущества старых изданий.

0 7 863

В связи со вступившим в права весенним обострением  мы вспомнили некоторых ярких локальных персонажей с нестандартным мироощущением. В качестве героев их предложили читатели нашей статьи о юродивых. Время покажет, войдут ли в легенды деятели, упомянутые в этом материале.

0 2 049

buharin-kv

Обозреватель Rolling Stone и преподаватель курса музыкальной журналистики в МГУ Андрей Бухарин по просьбе нашего журнала продолжает рассказывать истории о группах, которые скоро выступят в Самаре.

 

 

 

 

 

Тем, кто выжил в 90-е, «Ляпис Трубецкой» запомнились завсегдатаями попсовых сборников студии «Союз» и сиротскими песнями провинциального даже не гопника, а этакого доброго наивного лоха (вроде «Ау» или «В платье белом»). И некоторые до сих пор не могут поверить в волшебное превращение опухшего от беспробудного пьянства дворового менестреля Сергея Михалка в накачанного, татуированного, бритоголового революционера-антиглобалиста с жесткими и точными ска-панк агитками.

lya2

Я же всегда подозревал, что «Ляписы» как подлинные белорусские партизаны выдают себя за кого-то другого, — уж слишком явственно ощущался привкус иронии и провокации в их ранних хитах, — хотя и не был особо в курсе того, что и вправду группа вышла из богемных минских кругов с самыми что ни есть правильными ориентирами.

Новый этап в жизни «Ляписа Трубецкого» начался в 2007 году альбомом «Капитал», где заглавная песня — абсолютный шедевр с исключительно остроумным текстом («В левой руке – Сникерс, в правой руке – Марс / Мой пиар-менеджер — Карл Маркс»). И с тех пор группа, находящаяся в столь же великолепной как и сам Михалок форме, выпустила еще пять ударных бунтарских альбомов, все точнее выбирая мишени и четче формулируя свои революционные взгляды и позиции.

Мы с Михалком познакомились лично довольно поздно, уже во время выхода второго альбома обновленного «Ляписа» — «Манифест». Записывая программу для радио «Максимум», где тогда транслировались мои «Уроки русского», Сергей фонтанировал невероятными «телегами», — другого слова я не подберу — напичканными оккультной, религиозной, культурологической терминологией. Я еще подумал, что это он так меня немного стесняется, но нет, это был его фирменный стиль, очередная маска. Но есть интервью, в которых Сергей предстает очень умным, сконцентрированным, ясно все видящим человеком. И лучшее из них он дал пару лет назад неистовому Жене Левковичу для журнала Rolling Stone — его я вам настоятельно рекомендую.

К этому моменту Сергей уже был вынужден покинуть родину как личный враг президента и государства. Сколько бы он ни подчеркивал, что «Ляпис» на самом деле не более чем артисты, добрые клоуны, власть в Белоруссии все поняла правильно. Хотя мне кажется — здесь я позволю себе повторить свои слова по поводу последнего альбома группы «Матрешка» — «само время так налилось свинцом, что эти песенные коктейли Молотова уже не работают». Этот период в жизни группы полностью отработан на сто с лишним процентов. Это понимает и сам Михалок, который официально объявил, что 1 сентября распустит свой музыкальный анархо-синдикат. Надеюсь только, что долго скучать мы не будем и Сергей придумает что-нибудь новенькое. А у вас еще есть возможность своими глазами увидеть лучшую белорусскую рок-группу в действии.

«Ляпис Трубецкой» выступит 19 апреля в НК «Звезда». Все билеты проданы

0 2 277

Молодая самарская фотохудожница Полина Дрожжина в течение месяца искала родных братьев и сестёр, похожих друг на друга, чтобы сделать их совмещённые портреты. Сегодня, 10 апреля в Музее модерна открывается выставка её работ «Одно лицо».

0 2 436

АРХИВАЖНАЯ ВСТРЕЧА

В субботу 12 апреля в 16.00 в конференц-зале гостиницы Holiday Inn Самара, расположенной по адресу Алексея Толстого, 99, состоится конференция «Самара — для людей. Хлебная площадь: быстрая коммерциализация или устойчивое развитие исторической территории?»

plakat04

В программе конференции:

— Заявление о создании общественного движения «Самара для людей»;
— Заявление региональной организации Союза архитекторов о рассмотренном ППТ ООО — «Ленгипрогор»;
— Презентация альтернативной версии развития исторической среды в районе Хлебной площади;
— Выставка плакатов студентов СГАСУ по проблемам, рождаемым проектом ООО «Ленгипрогор»;
— Подписание резолюции конференции о необходимости пересмотра концепции ППТ ООО «Ленгипрогор» и проведения общественных слушаний.

В конференции примут участие:

Евгений Асс — ректор архитектурной школы МАРШ, профессор МАРХИ, лауреат премии «Золотое сечение» (Москва);
Вячеслав Иванов – заместитель директора центра территориальных инициатив «АРХполис» (Москва);
Николай Губанов – транспортное планирование, декан факультета ФАИТ СамГТУ (Самара);
Сергей Малахов – профессор СГАСУ, автор альтернативного проекта (Самара);
Светлана Малышева – декан факультета Дизайна СГАСУ (Самара);
Евгения Репина — доцент кафедры Инновационного проектирования СГАСУ (Самара);
Дмитрий Якурнов – член правления региональной организации Союза архитекторов России (Самара);
Виталий Стадников – архитектор (Самара-Москва).

Движение «Самара для людей» создано группой журналистов, архитекторов, экономистов, социологов, транспортников, историков, специалистов по охране памятников из Самары, Москвы, Петербурга.

Мы используем наши связи для того, чтобы неравнодушные граждане Самары могли быть услышаны на всероссийской и международной арене.

0 1 815

Представители областного правительства стали инициаторами новых поправок к местному закону «О мерах по ограничению потребления (распития) алкогольной продукции». И поправки, конечно, приняли. Служители Диониса смело могут отметить в своих календарях четыре черных дня, когда затариться будет особенно сложно — это День российского студенчества (25 января), День защиты детей (1 июня), День молодежи (27 июня), День знаний (1 сентября либо следующий за ним). Оглядываясь на череду запретов, которыми власти стараются омрачить жизнь алконавтов, мы можем сказать только одно: ну-ну…

0 10 487

ПРОКЛЯТЫЙ СТАРЫЙ ДОМ

Мы уже привыкли, что старая Самара умирает тихо и незаметно, но иногда вселенская энтропия просыпается и пытается ускорить события.

Вчерашний день начался очень бодро и отчаянно с сообщения о том, что в доме Курлиной ночью выбили стекла в винтажной входной двери, а у особняка Сурошникова начал рушиться внешний фасад. Мы отправились в город, чтобы проверить что и как обстоит этой весной с со старыми зданиями, которые представляют для истории несомненную ценность, но при этом уже не первый год находятся в катастрофическом состоянии.

1. ДОМ СУРОШНИКОВА (Пионерская, 22)

IMG_6916

Дом миллионера Василия Сурошникова — мецената, хлеботорговца и зятя Шихобалова —  был построен в 1909 году по плану знаменитого архитектора Федора Шехтеля, среди работ которого… ну, например — Ярославский вокзал. Поздний модерн: голубая плитка, угловая башенка, грубая кладка.

В октябре 1918 года после победы над белочехами в этом здании был размещен штаб Симбирской железной дивизии под руководством Гая. После этого — Пролеткульт и прочие пролетарские организации. В 1933 году дом отдали под краеведческий музей, в годы войны хотели заселить туда одно из эвакуированных посольств, а после войны — открыли в его помещение еще одно суворовское училище. В 1964 году здание передали под военно-медицинский факультетат местного мединститута, на базе которого со временем возникла известная на всю страну военно-медицинская школа. Сейчас там военная контора с мутным названием.

Статус исторического объекта дом получили еще лет сорок назад, благодаря… не поверите!… Пролеткульту.В связи с этим за домом следили, его ремонтировали. Иногда.

Когда мы сегодня появились у проходной с вопросом “а что тут у вас с фасада осыпалось?”, нам сказали, что ничего не осыпалось. Мол, у военных все всегда идет по плану. Приехал специальный человек по разнарядке, сбил фасад и уехал. А зачем? Ничего не знаем, первый день работаем. Мы — военные, у нас всегда всё по плану. Если фасад осыпался — значит это было запланировано.

IMG_6900

IMG_6903

IMG_6907

2. ДОМ НАЙМУШИНА (Степана Разина, 106)

IMG_6860

Дом лесопромышленника Фирса Наймушина, выполненный в стилистике модерна с элементами немецкого неоромантизма, был построен в 1900 году по плану архитектора Щербачева (хотя некоторые говорят, что там больше работы Филарета Засухина, но это детали). Деревянные стены из лиственницы, полная ассиметрия, трехъярусная башня со стороны входа.

Жил в этом доме некоторое время Мстислав Толстой, вице-губернатор Питера и брат писателя Алексея Толстого. В годы войны здесь располагалось эвакуированная из столицы британская военная миссия.

В 1987 году зданию, где в это время находился уже Центр планирования семьи Городской Клинической больницы номер 3, был присвоен статус объекта культурного наследия регионального значения. Но этот факт его не спас. В 2007 году он практически целиком сгорел в результате умышленного поджога, а последние предметы, имеющие ценность для истории (включая кованую ограду и табличку, говорящую о британской военной миссии) были украдены неизвестными.

Весной 2013 года новый собственник попытался демонтировать руины и успел сделать это примерно на треть, когда работы удалось затормозить. На данный момент здание окружено забором и гигантским цветастым баннером, где говорится, что памятник будет восстановлен. Написано и озвучено, хотя реальных работ в его отношении пока замечено не было.

IMG_6871

IMG_6877

IMG_6885

3. ДОХОДНЫЙ ДОМ ЕГОРОВА-АНДРЕЕВА (Некрасовская, 61)

IMG_6800

Еще один “привет из Белфаста”.

Жилой дом в стилистике эклектичного модерна был построен в 1911-1912 гг по проекту Дмитрия Вернера. Овальные медальоны с танцующими фигурками, зеленая майоликовая плитка.

Если смотреть на этот дом со стороны Галактионовской, то он выглядит вполне сносно. По крайней мере, не хуже чем его соседи, хотя покосившийся деревянный забор все равно намекает на что-то очень и очень подозрительное. Но если подойти к зданию со стороны Молодогвардейской, то путника ждет воистину неприятное открытие. Он сразу увидит, что здание фактически  обрушилось.

Несколько лет назад у здания сменились хозяева, которые даже якобы планировали восстановить его практически с нуля.

IMG_6807

IMG_6819

IMG_6820

3. ДОХОДНЫЙ ДОМ НУЙЧЕВА (Самарская, 149)

IMG_6737

Построен в 1904 году для самарского подрядчика Нуйчева по плану архитектора Михаила Квятковского. Стиль — модерн: богатая внешняя лепнина, атланты, бабочки, слоники.

В 1904 году здание арендуют приехавшие из Питера сестры Харитоновы, которые открывают здесь женскую гимназию. После революции здесь была школа номер 25 и ДШК (Детский школьный комбинат). В наше время — Самарский технический лицей.

В середине 80-х Куйбышевгражданпроект разработал план реставрации дома. Маски, слоники и атланты были сняты с фасада, чтобы быть скопированы и заменены. В ходе перестройки организация отказалась от плана из-за отсутствия финансирования, а снятая лепнина… исчезла в неизвестном направлении.

Сегодня фасад у здания поношенный и побитый, в обрывках рекламы и кондиционерах, слоники превратились в тапиров, решетки в подвальный этаж напоминают уютный гамачок.

IMG_6753

IMG_6741

IMG_6743

IMG_6752

5. КРЕСТЬЯНСКИЙ БАНК (Куйбышева, 153)

IMG_7022

Здание Крестьянского поземельного банка было построено в 1912 году по проекту перербургского архитектора фон Гогена в стиле северный модерн.

Банк находился в этом здании до октября 1917 года. С 1930 года в нём был размещен Самарский химико-технологический институт, а в настоящее время — химико-технологический факультет Самарского политеха. В смысле, СГТУ. То есть под рушащейся штукатуркой ежедневно ходят сотни самарских студентов.

IMG_7004

IMG_7013

6. ДОХОДНЫЙ ДОМ КНИГОТОРГОВЦА ГРИНБЕРГА (Молодогвардейская, 98)

IMG_6854

В 1906 году мещанин и книготорговец Соломон Гринберг выкупил участок земли на углу Некрасовской и Молодогвардейской, прежде принадлежавший собственникам двух разных деревянных домов. На их месте он выпилил большое трехэтажное каменное здание по проекту 38-летнего инженера Зельмана Клейнермана — создателя легендарной хоральной синагоги, да и вообще заметной архитектурной звезды нашей губернии начала прошлого столетия. Клейнерман оперативно спроектировал для заказчика очень богатое и красивое здание в стиле раннего модерна, с львиными масками, расписными пилястрами и фараончиками.

В 1919 году здание муниципализировали, на месте доходного дома появилась обычная советская коммуналка.В этой коммуналке не появлялись ни Куйбышев, ни Гашек, поэтому всем на неё было глубоко наплевать. В списке объектов, охраняемых государством, “дома Гринберга” никогда не было.

С конца “нулевых” энтузиасты пытаются спасать дом, ибо невооруженным глазом видно, что он разваливается. Например, несколько лет все ждали обрушения балкона (трещины в стене были уж слишком очевидные), но вместо этого с третьего этажа в 2011 году долбанулся один из вазонов. Администрация тяжело вздыхает, минкульт переводит стрелки.

IMG_6856

IMG_6822

7. ЕЩЕ ОДИН “ДОМ ГРИНБЕРГА” (Куйбышева, 32)

IMG_6975

Еще один проект для тыкоциновского мещанина Соломона Гринберга. В 1911 году Гринберг купил у семейства Михайловых целое поместье на улице Дворянской и выбил у городских властей разрешение построить на его месте четырехэтажный особняк. Автором проекта стал популярный самоучка Яков Решетников-Ушаков, который очень быстро намутил для заказчика модного модерну с белыми кабанчиками и мальчиками в букетах.

Сразу после завершения стройки здание было сдано в аренду только что учрежденному Учительского-педагогическому институту. В 1915 году институт был еще больше расширен за счет эвакуированного из зоны боевых действий Виленского института, а в 1918 году — преобразован в Самарский рабоче-крестьянский университет.

С 1945 по 1953 год в доме была школа номер один. С 1954 по 1992 (в это трудно поверить, но все же) единственная в городе школа с французским уклоном — школа номер 26. C 1992 года школа превратилась в гуманитарно-языковую гимназию номер 3.

Будучи связано с системой образования, здание выглядит довольно сносно. Хотя понятно, что в ближайшие годы отсутствующие детали фасада никто восстанавливать не станет.

IMG_6960

IMG_6963

8. ДОХОДНЫЙ ДОМ МЕЩАН ЛЕБЯЖИНСКИХ (Льва Толстого, 72)

IMG_6777

Построен в 1905-1907 гг.

В январе 2012 года по вине двух алкашей из коммуналки в доме случилось серьезное возгорание и он практически целиком выгорел. Прежде здесь был Самарский дом науки и техники, отделение налоговой инспекции Ленинского района и магазин музыкальных инструментов «Сириус». Теперь, говорят, снова бомжатник.

Пустые окна, обвалившийся фасад, ржавые крепежи на стенах.  

IMG_6796

IMG_6798

9. “ДОМ РЕШЕТОВА” (Куйбышева, 55)

IMG_6957

Один из первых строительных планов известного архитектора Александра Зеленко был выполнен в стиле традиционной русской эклектики. Красный кирпич, белокаменные окна с резными наличниками.

С 1900 года здесь был Русский Торгово-Промышленный банк. В наше время — кафедра фтизиатрии и пульмонологии медунивера, а также противотуберкулезное отделение номер 1.

IMG_6941

IMG_6949

10. ДОМ ГИДРОПРОЕКТА (Самарская, 203б)

IMG_6695

Кирпичное нежилое здание Самарского филиала Гидпроекта было построено в 1958 году по плану архитектора Щербачева-младшего. Построено обшей площадью — около 13.000 кв.км, хотя по изначальным планам (а мы про это недавно писали) здание должно быть стать куда более монументальным.

Сейчас постройка порядком запущена, фасад осыпался и уже много лет не восстанавливался.

IMG_6711

IMG_6723

IMG_6713

IMG_6715

Текст и фото: Вадим Кузнецов

 

0 15 761

БЮРО «ОСТОЖЕНКА»

Мы продолжаем знакомить с опытом проектирования в историческом центре, накопленным самарской архитектурной школой за uоды деятельности. Сегодня мы публикуем проект архитектурного бюро «ОСТОЖЕНКА» «Методика бесконфликтной реконструкции исторического городского квартала».

Текст: Евгения Репина

В 2009 году под эгидой Московского общества охраны наследия (MAPS) и влиятельного европейского движения за сохранение наследия SAVE Europe’s Heritage по инициативе архитектора Виталия Стадникова была издана книга «Самара: Наследие под угрозой». В предисловии к этой книге Вячеслав Глазычев, видный российский ученый и общественный деятель, написал: «…постсоветская Самара по части наглого (так и хочется сказать «конкретного») истребления своего многослойного исторического субстрата превзошла прочие миллионные города России». Он также назвал эту книгу «призывом к власти губернской и городской: одумайтесь, господа!».

default_1

Кроме напоминания о важности сохранения исторической памяти, Глазычев подчеркнул и более прагматические аспекты: «сокращение исторической многослойности города снижает капитализацию среды». Во всем мире жить в историческом центре престижно, цены на недвижимость в центре всегда растут, ведение там бизнеса наиболее привлекательно. Города, в которых присутствует исторический центр, гарантированно привлекают туристов.

default_8

Значительная часть этого издания посвящена защите исторической части города – квартальной застройке 19-го века, которая так поразила Маркуса Бини, председателя SAVE Europe’sHeritage. Вот как он описывает самарские кварталы, побывав в городе в 2008 году: «Приезжая в Самару, испытываешь глубокое волнение, открывая для себя большой город, о котором на Западе мало кто слышал. Город богат не только пышными зданиями музеев и театров, но и живописной рядовой архитектурой с потрясающей деревянной застройкой. Но сегодня и улицам исторического центра, и зеленым пригородам угрожает настоящее цунами уничтожения, такое же разрушительное, как массовые бомбардировки европейских городов во время Второй мировой войны. (…)

default_10

Первый осмотр города убеждает в том,что самая большая опасность нависла над традиционной деревянной архитектурой Самары. Ажурный орнамент окон, дверей, карнизов фронтонов особенно богат в сравнении с образцами западноевропейского деревянного зодчества. Трагедия состоит в том, что почти все такие дома полностью заброшены… Жизненно важно продемонстрировать, что эти характерные для Самары дома могут стать привлекательным современным и удобным жильем. (…)

Показательным примером таких зданий может послужить Сан-Франциско. Около 48 000 деревянных домов было построено там за 65 лет, прошедших от Золотой Лихорадки 1849 года до землетрясения 1906 года. Тысячи подобных домов были спасены от сноса в 1960-е благодаря активности местных жителей. Их покрасили в традиционные цвета и новые цветовые гаммы, предложенные художниками. Теперь они являются одной из ведущих туристических достопримечательностей города».

Публикация «Самара: Наследие под угрозой» была замечена в мировом сообществе, а одним из результатов ее появления стало сохранение фабрики-кухни, памятника советского авангарда.

default_4

Следующим шагом Виталия Стадникова в деле сохранения самарской исторической среды стала разработка в союзе с архитекторами именитого московского бюро «Остоженка» инновационной методики бесконфликтной реконструкции исторического городского квартала (авторы проекта: Александр Скокан, Андрей Гнездилов, Виталий Стадников, Михаил Скороход).

default_5

Самарская сетка регулярных кварталов возникла по екатерининскому указу в 18-м веке. Городской квартал делился на отдельные участки (парцеллы, межи). Эта структура идеально соответствовала росту и уплотнению застройки, вызванных развитием рыночных отношений и ростом населения, однако изменения 1917-го нарушили естественное развитие города.

default_6

По мнению авторов проекта после отмены частной собственности «фактически перестает существовать планировочная сетка домовладений, начинается распад внутриквартальной структуры и жилой среды. Происходит не только стихийное замещение частных пространств общественными, но и размывание границ личной ответственности каждого отдельного горожанина». Очевидно, что стихийная застройка исторических кварталов с нарушением естественных кодов среды ведет к вымиранию исторического центра.

default_7
 Основная идея проекта – поддержание благополучного состояния городской среды возможно силами самих горожан в союзе с инвесторами при сохранении естественной парцелляции кварталов -- того, что мы называем «самарскими двориками», и узаконивании прав частной собственности, позволяющей реализовывать интересы домовладельцев с опорой на соседское право.
default_9

Именно эти принципы положены в основу устойчивого развития исторических центров городов во всем мире. Оно же существовало в России в дореволюционное время. Соблюдение этих правил плюс регламентация плотности застройки приведет к сохранению органичного масштаба застройки и естественному обновлению среды. Это и есть метод бесконфликтной реконструкции.

default_11

Очевидно, что любая городская территория – зона потенциального конфликта: жителей, инвесторов и власти, когда каждая из сторон решает собственные задачи. Особенно эта ситуация обостряется в зоне существующей застройки, требующей реконструкции и тем более обладающей исторической ценностью. Существуют устойчивые стереотипы в отношении инвестирования в подобные территории: требуются серьезные капиталовложения, необходимо вырабатывать сложные решения без опоры на очевидные алгоритмы, при инвестировании невозможно получить быструю прибыль, не отработаны сами механизмы получения такой прибыли, возникают противоречия при применении существующих нормативов, жители считаются деклассированным элементом, серьезно обременяющим застройщика.

default_13

Поэтому застройщику, привыкшему получать сверхприбыли, гораздо проще отселить жителей, а на месте снесенной исторической среды возвести небоскребы и типовые секционные дома, благодаря чьей-то, видимо, шутке, названные элитным жильем.

default_14

Однако, исследование, выполненное в «Остоженке», демонстрирует, что застройка исторических кварталов по принципам микрорайона неэффективна с точки зрения получения квадратных метров: мировой опыт показывает, что более плотная застройка средней этажности позволяет получить 40 000 м2 на га против 25 000 м2 при высотной застройке.

default_15

Кроме того типовая застройка высотными домами создает массу проблем – дегуманизированную среду, лишенную зелени, пространства для естественного существования детей, перенасыщенную неорганизованными автостоянками, обремененную хозяйственными конфликтами, лишенную признаков городской жизни. В сущности, это маргинальный, устаревший тип среды.

default_16

 

default_17

«Брандмауэрное межевание», т.е. независимое существование домовладения внутри противопожарных стен позволяет решать все эти проблемы благодаря четко определенным зонам ответственности, небольшому масштабу, сохранению исторических кодов, независимому развитию каждой территории.

default_18

Наш опыт общения с жителями исторических кварталов показывает, что есть люди, готовые небольшими средствами и собственными силами заниматься реконструкцией среды и поддерживать памятники и просто ценную на их взгляд среду в должном состоянии. Более того, такая самодеятельная активность заражает соседей, начинается цепная реакция обновления среды.

default_20

По мнению этих активных горожан, юридическая амнистия, сделав людей собственниками земли и избавив их от унизительных и непродуктивных попыток узаконить столь естественные в таком типе жилья перепланировки, позволят этой среде развиваться в ключе устойчивого развития.

default_22

Таким образом в результате предложенного метода реконструкции выигрывают все стороны потенциального конфликта, в результате чего город сохраняет свой статус, облик, качество городской жизни. Инвесторы получают способ создавать более плотную городскую среду, туристы имеют мотив для визитов, горожане получают разнообразную, комфортную среду с развитой городской инфраструктурой, с яркими признаками городского центра.

В качестве P.S.:

159042
Источник: http://archi.ru/news/54244/vysotnyi-zhiloi-kompleks-v-glazgo-vzorvut-na-ceremonii-otkrytiya-igr-sodruzhestva

На церемонии открытия Игр Содружества в Глазго 23 июля будет взорван высотный жилой комплекс RedRoads, как не отвечающий современным условиям, что ознаменует собой конец эпохи строительства высотных жилых зданий.

0 2 031

Уже 9 апреля, то есть завтра, на Жигулевской ГЭС откроют затворы водосливной плотины. Половодье таким образом начнется на две недели раньше, чем обычно… Впрочем, что вообще называть обычным?

0 1 910

Удачно пошутили 1 апреля журналисты одного из федеральных порталов, когда придумали для нашего строящегося стадиона название SamArena — министерству спорта Самарской области даже пришлось опровергать эту информацию, слишком уж похоже было на правду. Однако спортивный гигант в районе бывшего Радиоцентра пока остается безымянным и однажды все-таки придется его как-нибудь наречь. Мы решили предложить свои варианты, опираясь на мировую практику спортивного нейминга.

0 1 624

Вы, конечно, знаете The Rasmus. Если вот так сразу не припоминаете — врубайте In The Shadows, тут же всё станет понятно: отштукатуренный и декорированный под старшеклассниц поп-рок. Но, как иногда бывает, музыканты финской группы в обычной жизни вовсе не такие вечно-огуречно-свежие мужики с прикольными причесонами, как на сцене. Скажем, их бас-гитарист Ээро Хейнонен увлекается сахаджа йогой, на уровне отнюдь не любительском.

0 2 628

В этом году музей “Самара космическая” планирует отмечать День Космонавтики на протяжении трех дней. Главное событие этого длинного уикенда для простых смертных (то есть, народ, для нас с вами) — открытие на площадке перед музеем настоящего сферического кинозала.

0 4 891

Для многих самарцев, как и для миллионов других жителей постсоветского пространства, автомобиль — это не просто транспортное средство. Это и статусная вещь, которая демонстрирует всем, что за рулем сидит состоявшийся человек. Это и личное пространство, которого не хватает в тесной городской квартире. Автомобиль позволяет быстро добраться куда угодно.

0 2 993

Острые блюда не только ускоряют обмен веществ, но и возбуждают аппетит, снижают последствия стресса и даже способствуют повышению настроения. Чем не повод, чтобы сделать их главным методом борьбы с «весенним обострением»? Когда на улице то мороз, то слякоть и вода, легко впасть в тоску. Но так же легко эту напасть могут прогнать острые и пряные блюда, которые присутствуют в любой национальной кухне.

0 1 880

12 апреля в баре «Труба» выступит некогда самарский поэт Константин Потапов со своим музыкальным проектом Posternak. Группа его в последние месяцы существует на три города — Самара, Петербург, Москва. Теперь он приезжает к нам если не в статусе столичной знаменитости, то как человек, который упорно пробует найти себе место в большой игре. За время, проведенное в Москве, у Потапова появилось немало новых мыслей, коими он и поделился.

0 5 148

На улицах — сугробы и гололедица, но весну никто не отменял. Отчаянно стремясь к простому счастью, на улицу постепенно выползают кошки, воробьи и сисадмины. В первую очередь — последние, поскольку весна — бесконечная череда их профессиональных праздников. День Инета. День Рунета. День Узнета. День украинского Инета (это не шутка!). День ЖЖ. День Линукса. И сегодня самый главный из этих праздников.