МИХАИЛ КУПЕРБЕРГ: «Мы находимся в «зоне рискованного земледелия»». Киноклуб «Ракурс» в перспективе

МИХАИЛ КУПЕРБЕРГ: «Мы находимся в «зоне рискованного земледелия»». Киноклуб «Ракурс» в перспективе

Автор:

НОВОСТИ
35

kuperberg34
Михаил Куперберг. Фото: Данила Телегин

Директор «Ракурса», самого радикально-синефильского киноклуба города, приходит на интервью после лекции в СГАКИ. Ему только что пришлось объяснять студентам, что французский кинематограф — это не «Такси» и «Васаби». А потому Куперберг начинает беседу в настроении не самом лучшем. До открытия сезона 24 сентября еще несколько дней, и мы должны бы обсудить заслуживающие внимания картины будущих месяцев. Однако, холодный свет пустого малого зала Дома актера высвечивает и другие темы: например, как писать аннотации во времена «запрета пропаганды гомосексуализма» или как правильно выбирать лучшие фильмы наобум.

Текст, фото: Данила Телегин

- Вы начинаете с фестиваля французского кино «Сандрин Боннэр и другие»…

— Да, причем начинаем сезон позже, чем обычно. Из-за театрального фестиваля в Доме актера. Кроме фильмов с Сандрин Боннэр я взял «Что-то в воздухе» — о том, как молодые люди живут после мая 68 года. И «Камиллу Клодель» Брюно Дюмона — о музе, любовнице и ученице одного из величайших скульпторов в истории изобразительных искусств Огюста Родена.

- В ближайшее время вы покажете «Роль» Константина Лопушанского. Какие ещё отечественные фильмы будут?

— Обычно, мы показываем 8-10 русских картин за сезон. Думаю, в этом будет так же. Я, как зритель, жду три картины – «Роль», «Вечное возвращение» Киры Муратовой и «Трудно быть богом» Алексея Германа. Премьера последней состоится на Римском фестивале в октябре, её ждут все, кто что-либо понимает в искусстве – вы-то уж должны знать, лет 12 её не могут завершить. А «Вечное возвращение» мы покажем 4 октября, причём в «Мегасити», в «Киномосте»…

- То есть, «Ракурс» снова выходит из Дома Актера?

— Как я написал в предисловии к сезону, мы будем проводить эксперимент. Попытаемся выйти в «попкорновое» пространство мультиплексов, зачастую нами ругаемое. В данном случае это обоюдное предложение, поскольку руководитель «Киномоста» Виталий Авдеев предложил попробовать сделать совместный проект. Кинотеатр в «МегаСити» они хотели бы позиционировать как кинотеатр для студенчества – все-таки госуниверситет там рядом, интеллигенция. Они захотел расширить аудиторию и брать фильмы формата «Ракурса». Посмотрим, что получится.

Есть ещё и другой момент в сотрудничестве с «Киномостом». В «Ракурсе» мы ограничены технически. У нас DVD-проектор, поэтому мы можем показывать только то, что издано на DVD или Blu-Ray. А фильмы, которые выходят большими или сравнительно большими тиражами, выпускаются только для цифровых проекторов. Два миллиона рублей один такой стоит. Это без «звука». Поэтому нам приходилось два-три месяца ждать выхода на DVD, как было с «Меланхолией» фон Триера и последними фильмами Вуди Алена. А тем временем фильмы шли в других кинотеатрах.

- В «МегаСити» тоже будут лекции, предваряющие показ?

Конечно. Причем,  вот там-то мы ещё сделаем получасовые обсуждения. В октябре пять фильмов мы покажем в «МегаСити». Начнём с Киры Муратовой, потом будет Алексей Федорченко, «Небесные жены луговых мари». А дальше посмотрим.

- Как вы вообще себя чувствуете среди остальных киноклубов, кинотеатров под открытым небом и т.п.?

— Сложно чувствуем, причем не столько из-за кинопоказов, а из-за того, что стали интересно работать многие культурные точки. Движение началось и в Литературном музее с Андреем Рымарем, и в Музее модерна, где Савченко и Саморуков, и в «Виктории», где Баландин, и в художественном музее с Костей Зацепиным. Тусовка, которая перемещается из одного выставочного зала в другой, на самом-то деле небольшая. И понятно, что их тянет туда, где современнее, интерактивнее, может даже интереснее. С точки зрения места показа Дом Актера у многих молодых людей вызывает негативные ощущения. То есть, целый комплекс причин вызывает отток зрителей.

- А что вам мешает открыть, например, свою летнюю площадку?

— Ничего не мешает, но всё-таки некая усталость есть, на лето сил не хватает. Хотя, в этом году всё же будет ещё один эксперимент той же серии – в арт-клубе «Корица». Вполне симпатичное место, и у нас уже есть предварительная договоренность о сотрудничестве. Олег Захаркин (у которого раньше был Sit.com), предложил сделать что-то типа киношколы, мастерской, лаборатории. Сейчас же нет проблемы снимать, а вот понимание, что такое кино, язык кино – отсутствует. Поэтому было предложение восстановить фестиваль «Белый квадрат», сделать его продолжительным, и для тех людей, которые хотят создавать кино, читать в «Корице» лекции культурологического плана.

Насчёт «Белого квадрата» пока ясности нет. Его инициатор Валерий Бондаренко пока к этой идее остыл. Мы начнём со свободных лекций, может быть в январе объявим о начале фестиваля, но там уже понадобятся деньги на приглашение известных кинематографистов в жюри, на призы и полиграфию. Я даже начал подумывать о краудфандинге… Но тут нужны люди, которые занялись бы организационными моментами. От Олега Горяйнова и Романа Черкасова ждать подобной инициативы не приходится – они творцы. У Олега Елагина тоже всё больше своих проблем, опять же связанных с творчеством. Фактически, я сейчас делаю всё один.

- Вернёмся к теме грядущего сезона. Какие фильмы обещают быть востребованными?

— Большой вопрос. Вот, например, сезон мы начинаем с новых французских фильмов. Их режиссеры Оливье Ассаяс и Брюно Дюмон уже знакомы публике «Ракурса». Дюмон – вообще одна из самых интересных фигур мирового кино, очень радикальный. Его фильмы нравятся критикам. Но не нравятся зрителям…

Вообще я ничего не могу тут сказать, поскольку не видел ни одной из этих картин. Мы берём фильмы, порой, за имя режиссёра, за критические рецензии, награды на фестивалях, но это не обеспечивает их качества. Можем, грубо говоря, облажаться. В общем, мы работает «в зоне рискованного земледелия».

- Но предположить-то вы можете…

— Я думаю, вызовет большой интерес «Жизнь Адель» Кешиша, получившая «Золотую ветвь» Каннского фестиваля. Несмотря на эти махровые законы, принятые в последнее время…

- Кстати, на вас уже повлиял новый закон о пиратстве и другие интересные законы?

— Вот и посмотрим. Знаете, недавно была информация, что целый телеканал «Еврокино» оштрафовали за показ фильма «Все песни только о любви», в котором есть мотивы гомосексуальной связи.

Я сам теперь не знаю, как быть. Надо писать аннотации к фильмам, а приходится задумываться. Как, например, рассказывать про Питера Гринуэя, у которого табу вообще нет? В «МегаСити» мы будем показывать его фильм «Гольциус и пеликанья компания», о нидерландском художнике . Картина о том, как Гольциус вместе с этой самой «пеликаньей» компанией любовниц и печатников приходят к какому-то герцогу и говорят, что хотят напечатать иллюстрации к Ветхому Завету и «Метаморфозами» Овидия, проиллюстрировать это всё адекватно. Да не просто напечатать, а устроить по мотивам целое представление. И на основе этого исторического факта Гринуэй сделал современное кино… Я не знаю, как писать о том, что он нарушает все табу. 

Всё это крайне неприятная ситуация, особенно для тех, кто прожил часть жизни в Советском союзе.

Сейчас вышел фильм «Интимные места», который показывают в кинотеатрах – вполне серьёзное (хотя и несколько вторичное) высказывание о сексуальной неудовлетворённости российского народа. Там есть персонаж а ля Ольга Васильевна Рыбакова – женщина, возглавляющая комитет по культуре. И в одном эпизоде киновед объясняет ей сцену из некоего фильма, в которой используется масло (понятно, что речь «О последнем танго в Париже»), говорит о том, что сексуальный акт – это ещё и художественный акт. И вот эта женщина завершает разговор фразой «Искусство оставить – остальное вырезать». В точку попали! Причём, фильм, кажется, показывался на «Кинотавре», когда законы ещё не вышли.

- Тут ещё много зависит от самоцензуры…

— Да, но кино – это такая вещь, которая плотно связана с агитацией и пропагандой. У нас, видите,  государство стало активно снимать фильмы о Харламове, о Гагарине… и нет ещё соответствующей драматургии, а главное чтобы был фильм о таком персонаже.

- Они просто проваливаются в прокате, и о них быстро забывают.

— Проваливаются – это ладно, но там важнее, что в фильмы вложены большие деньги. То есть, я хочу сказать, что кино — под контролем государства. Изобразительное искусство, например, чувствует себя гораздо свободнее. А ведь государство ничего не сделало для развития кино. Все кинотеатры – плоды усилий частных инвесторов. Лучшие фильмы сделаны без участия государства или почти без него (например, «Возвращение» Звягинцева снят на деньги Рен-ТВ)…

Но что-то я уже совсем о другом начал, давайте вернемся к «Ракурсу». Итак, на жизнь «Адели» как минимум ажиотаж будет обеспечен. А 19 декабря выходят две картины: одна — Джармуша, а вторая — братьев Коэнов. Уверен, на них тоже придут.

Лично я с большим нетерпением жду в этом сезоне картин Германа, Лопушанского, Муратовой, Кешиша, братьев Коэнов и Джармуша.

Комментарии: