ЛИХИЕ ДЕСЯТЫЕ. Диалоги о пожаре на Самарской 196 с погорельцами, застройщиками и...

ЛИХИЕ ДЕСЯТЫЕ. Диалоги о пожаре на Самарской 196 с погорельцами, застройщиками и бездомными

Автор:

НОВОСТИ
580

В старую Самару вернулись слегка подзабытые за последнее время пожары. Причем, за одну неделю сразу произошло три возгорания: 18-го октября – на углу Галактионовской и Рабочей, 21-го – на Самарской, 24-го – на пересечении Галактионовской и Красноармейской. И если пожары на Галактионовской случились в заброшенных домах и особого резонанса не вызвали, то искры от огня на Самарской 196 разлетелись по всей Самаре. Жильцами дома оказались активные участники движения «ВелоСамара» Константин и Татьяна Дворецкие. Остроты дискуссиям в интернете придавал и тот факт, что на месте дома Дворецких в ближайшие дни должно начаться строительство нового жилого комплекса. «Другой город» разворошил угли пожара на Самарской.

Текст: Николай Потатуев Фото: Андрей Кочетков

Пройти к дому 196 по Самарской улице со стороны самой Самарской невозможно – глухой синий забор. Заходить нужно через двор со стороны Галактионовской, через непролазную грязь, через дырку в заборе – и прямо на пожарище.

po05
Константин Дворецкий на кухне своего дома после пожара

— Я был на работе, позвонили с незнакомого номера. Женщина какая-то, видимо соседка, говорит: у вас дом горит. Беги быстрее, хотя бежать уже особого смысла нет, он весь сгорел.

po01
Сгоревший дом

Дом, в котором жили Константин и Татьяна Дворецкие, разделен на две половины. Загорелась та половина дома, из которой жильцов уже выселили. Выгорела целиком. Половина Дворецких пострадала от огня не так сильно – обгорела лишь одна стена. Внутри все в воде, пожарным пришлось сломать крышу и проливать перекрытия, чтобы остановить огонь.

— Все почему-то считают, что тут у нас не дома, а какие-то развалины и хлам. А вот можно посмотреть на этот «хлам». – Константин Дворецкий показывает очищенный от столетних наслоений кусок сруба. Сруб, действительно, находится в идеальном состоянии. – Из него саморезы сами выворачиваются, в стену гвоздь не вобьешь. Я люблю этот дом, жена здесь с пеленок живет. Сюда вложено большое количество денег в ремонт. Мы и с застройщиком разговаривали в таком контексте: мы просили участок, куда могли бы переставить этот дом. Разобрать и переставить. Особых технических сложностей в этом нет. Я думал, что это все перенесется. Но теперь это все конечно на выброс. Просто из-за одного запаха гари уже нужно все выбрасывать.

po06
Константин Дворецкий показывает отличную сохранность своего дома, построенного более века назад

Пожарные в частных беседах уверенно говорят о поджоге, но официального заключения пока нет. Да и вообще трудно придумать себе причину, по которой мог сам по себе загореться пустой дом, отключенный от электричества.

— Свет нам отключили два месяца назад. Я и газ просил отключить, на всякий случай, — грустно улыбается Дворецкий, — но газ оставили…

Строительство жилого комплекса «Гранд Шанхай» на площадке в границах улиц Чкалова, Маяковского, Самарской и Галактионовской компания «Стройград» анонсировала еще в 2005 году. Два здания, одно в 15 этажей, другое — в 21, общей площадью 17 000 кв.м. в трех минутах ходьбы от Самарской площади. Тогда реализовать проект помешал кризис, летом прошлого года появился новый застройщик – ООО «Новое время», генеральный директор – Дмитрий Виноградов. Работа закипела: с конца 2012-го года началось расселение жителей квартала, этим летом были снесены все опустевшие дома, ЖК переименовали в «Империал». На будущей стройплощадке осталось только два уцелевших здания. Половину дома 196 по Самарской занимали Дворецкие. Не удалось застройщику пока договориться и с жителями двух квартир в доме 205 по Галактионовской.

po08
Соседи погорельцев у своего дома

Елена Иванова живет как раз в доме 205 – он находится буквально в 10 метрах от очага пожара. Она уже давно пытается договориться с застройщиком о размере компенсации за свой переезд. Ей предлагают «трешку», она с тремя детьми и пожилой мамой отказывается. Несовершеннолетняя дочь Елены Ивановой наблюдала за пожаром из окна с расстояния вытянутой руки – отлетевшей из огня щепкой Ивановым разбило форточку – и до сих пор не может отойти от шока. Елена, не без труда сохраняя внешнее спокойствие, говорит, что она не исключает, что следующий пожар может случиться уже в их доме.

— Если мы не договоримся, то возможно, такое развитие событий. В ближайшее время, конечно, ничего не будет. Но если не договоримся – все возможно. Мы ждали этого пожара, – говорит Елена. – Буквально в воскресенье мы с соседом говорили, что ждем. А во вторник – пожар.

Основания заподозрить неладное у Ивановой, действительно, были:

— В нежилую половину Костиного дома вселились бомжи. А в прошлую пятницу они внезапно оттуда переехали в другую выселенную квартиру, уже у нас в доме. Мы сразу подумали, что это не просто так.

po07
Внезапно обретший крышу над головой Слава

Вместе с Еленой стучим в дверь квартиры номер 4, где теперь проживают бомжи. Дверь открывает Слава – незлобный и даже довольно опрятный бездомный с опухшим от пьянства лицом.

— Месяца два назад какие-то ребята на помойке нас нашли. Спросили: есть, где жить? Я ответил – нету. Они нас привели в тот дом [Самарская 196], сказали: живите. Главное, чтоб здесь не было наркоманов всяких. Ну и пожаров.

— А как вы оказались в этой квартире?

— В пятницу пришел к нам один из тех, кто нас сюда поселил. Олег его зовут, кажется. Здоровый такой. Сказал, чтоб собирались и переезжали. Вот он открыл вот эту дверь, мы сюда и переехали. И баллон газовый сказал забрать. – Слава показывает стоящий за дверью большой газовый баллон. – Тут правда газ есть, баллон этот не нужен никому. Но мы люди подневольные, сказали взять баллон – мы взяли.

— Слава, а почему они вас сюда вообще поселили? Не из жалости же? – вкрадчиво спрашивает нового соседа Елена.

— Нет, конечно! Может подставить хотят! – радостно улыбается Слава. – Они заходят иногда, проверяют. Как дела спрашивают. Иногда денег дают – когда 500 рублей, когда еще сколько.

— Теперь вообще хрен знает, что делать с этим пожаром, – сообщает Слава с той же радостной улыбкой на лице перед тем как попрощаться. – Сейчас по телевизору нас покажут и вообще голову отрежут. Надо в подвалы валить.

Валить он пока никуда не собирается, в их новой квартире – газ, электричество, печка. Жить разрешили до весны. В руках у Славы полный комплект ключей от квартиры, жалуется нам, что дверь почему-то стала плохо закрываться.

— Это Олег нам отдал, — отвечает на вопрос о происхождении связки ключей.

Связываюсь с юристом компании-застройщика Людмилой Косаревой, которая вплотную занималась расселением, чтобы выяснить, как ключи от расселенной квартиры попали к бомжам. Интересуюсь, как в «Новом времени» отреагировали на новость о пожаре на их стройплощадке.

— Директору по строительству позвонил житель одного из соседних домов и сказал, что в доме Дворецкого возгорание. Было очень неприятно. Мы собрались все вообще в шоке. И первым вопросом было – ой, лишь бы только жертв не было, потому что не дай бог. Страшная история. Мы с Константином работали, обсуждали варианты. Утром в день пожара моя помощница направила ему письмо с новым предложением. На сегодняшний день острой необходимости в расселении Дворецких у нас не было. Потому что в ближайшие полгода-год мы могли работать даже при том, что этот дом находился на площадке. Мы с генподрядчиком там проходили и определили, что необходимости крайне срочного выселения не было.

— Ключи от домов, из которых выселяют людей, попадают к вам?

— Да вот, они у меня в сейфе находятся.

— От 4-й квартиры 205 дома тоже там?

— Да, конечно.

— Вам сдавали один комплект?

— Один.

— Я только что сам видел связку ключей у бездомных, которые проживают в 4-й квартире, а до того проживали в сгоревшей половине дома Дворецких и за три дня до пожара переехали. Как ключи могли к ним попасть?

— Я не знаю, но никакие бездомные точно не работают на нашу компанию.

— У вас есть сотрудник по имени Олег?

— Нет, таких сотрудников у нас нет.

— Пожарные в приватных беседах говорят, что это был поджог…

— Я не думаю, что это поджог. По крайней мере, мы точно ни в каких поджогах не заинтересованы. Во-первых, мы в любом случае расселяем всех граждан, и этот пожар ни в коем случае не является причиной для того, чтобы кому-то отказывали в расселении. А во-вторых, для нас в первую очередь важна репутация компании. Чтобы нас обвиняли в поджоге или вообще в причастности к этому – это нам совсем не надо.

***

po03
Погорельцы у своего дома

Дом Константина Дворецкого в тот момент, когда начали сносить окружающие дома, отгородили от будущей стройплощадки забором. Причем его машина – серебристая Шеви-Нива – оказалась на территории стройки, куда у Дворецкого доступа не было. Так машина и стояла там с июля. В день пожара Константин обнаружил, что ее правое переднее стекло разбито. Соседи истолковывают это как знак, черную метку, но если это даже и был знак, Константин его просто не заметил – возможности пользоваться машиной у него не было.

— Мне подрядчики обещали такое развитие событий. Говорили, что мы либо вторую половину дома развалим, у тебя крыша упадет, либо подселим таджиков, и тебе вообще небо с овчинку покажется. В общем, как обещали – так и сделали. То есть за свои слова ребята отвечают.

— Кто обещал?

— Знаете, они особо не представляются. Скажем так: те люди, которые ломали соседние дома. Организовывали слом.

Спрашиваю, что дальше.

— Я предполагаю, что будет следующим шагом. Это, мне кажется, физическая ликвидация, чтоб проблем не возникало. То есть сжигают-то дома по-разному. Сейчас вот так намекнули, если это можно назвать намеком. Ну а в следующий раз, я думаю, просто дверь ломом подопрут и уже с нами сожгут.

po04
Уютная кухня семьи Дворецких теперь заполнена невыветриваемым запахом гари

— Хорошая перспектива…

— Какая есть. Отключили от электричества – ну отключили, подожгли – ну подожгли. Следующий шаг какой? Приедет камаз с пряниками и отгрузит денег, чтобы мы переехали?

— И вы собираетесь сидеть и ждать, когда вам дверь ломом подопрут?

— А нам деваться некуда. Пока что будем жить здесь. Я простой инженер, гостиницу по 2500 в сутки, как мы после пожара ночевали, я себе позволить не могу. Даже гостиницу. А еще что-то есть надо, как-то жить.

— Может быть лучше самому попробовать связаться с застройщиком?

— Что значит связаться с застройщиком? Прийти к нему и сказать, «дайте Христа ради денежек и мы уедем?» Я для себя такого варианта не вижу, мне совесть не позволит это сделать. Совесть и гордость. Я буду до конца отстаивать свой дом. Недавно вот из Сирии репортаж видел. Семья сирийская, муж с женой, трое детей. Когда обстреливали Дамаск, они тоже в спокойное место собирались уехать. Уже чемоданы собрали, уходить хотели. И муж говорит: меня мысль пронзила. Как же – это же мой дом. И такая фраза, она мне так четко врезалась: для меня потерять дом – это потерять честь. Вот для меня примерно так же.

P.S. 26 октября несколько десятков активистов «ВелоСамары» на собранные в интернете средства начали восстанавливать дом Дворецких. Под сгоревшей крышей была обнаружена железная шкатулка, наполненная банкнотами и облигациями дореволюционного периода. От пожара они не пострадали. Хозяева раздали ценные бумаги своим помощникам.

po09
Удастся ли сохранить хотя бы часть Самарской, какой мы её знали?

Мы будет следить за этой историей. И когда компетентные органы найдут и допросят таинственного властителя бомжей по имени Олег, который умеет добывать ключи из закрытых сейфов и предугадывать пожары за три дня до их возникновения, мы вам обязательно сообщим.

Комментарии: