КАЗАЧЬЯ ДОЛЯ. Самый известный самарский заброшенный деревянный памятник архитектуры восстановят казаки под...

КАЗАЧЬЯ ДОЛЯ. Самый известный самарский заброшенный деревянный памятник архитектуры восстановят казаки под кураторством Виталия Стадникова

Автор:

НОВОСТИ
206

Самарские казаки и Виталий Стадников решили заняться реставрацией одного из самых печальных образчиков деревянного зодчества – «Дома Маштакова». Дом по адресу Самарская 207 стоит за забором уже почти два десятилетия.

Текст: Андрей Кочетков

Самарская деревянная архитектура – не менее больной вопрос, связанный с градостроительством, чем недостроенные скелеты многоэтажек, вокруг которых объединяются обманутые дольщики. Вокруг деревянной Самары возникают ещё более удивительные разношёрстные объединения. Что даёт некоторые поводы для оптимизма.

dom01
Дом Маштакова. Фото — Аля Шарипова

Печальная судьба «Дома Маштакова», мозолящего глаза всем проезжающим мимо Самарской площади по улице Самарской, давно привлекала внимание общественности. Уже около двух десятков лет эта постройка, возведённая по проекту одного из самых плодовитых и талантливых архитекторов нашего города рубежа XIX-XX веков Александра Александровича Щербачёва, пустует за забором. За памятником архитектуры возвышаются дома, построенные в 1990-е. Но сам «Дом Маштакова» по-прежнему стоит на красной линии одной из главных улиц города всего в 300 метрах от Белого дома. И давно понятно, что с творением Щербачёва нужно что-то делать.

dom00
Дом Маштакова. Фото — Аля Шарипова

Решения предлагались разные. На «Яндекс.картах», например, дома просто не существует. Но он есть. И большая удача, что за два десятилетия, которые дом пустует, его не постигла участь многих деревянных собратьев. По дому не прошёлся «красный петух». И, несмотря на многолетнее запустение, у дома не начали коситься стены или проваливаться крыша.

Дом неоднократно предлагалось перенести. Например, на улицу Ленинскую. Или даже на Коровий остров на Самарке. Но никаких действий за словами не последовало.

В декабре 2009 года судьбой «Дома Маштакова» заинтересовались международные организации SAVE Europe’s Heritage и MAPS. Нужно отметить, что обратили они своё внимание на проблему сохранения самарского архитектурного наследия не без участия нынешнего советника мэра по градостроительной политике Виталия Стадникова. Иностранцы предлагали тогдашнему градоначальнику Виктору Тархову и министру культуры Ольге Рыбаковой даже частичное софинансирование реставрации дома, а также разностороннюю поддержку в процессе реставрации. Но памятник архитектуры продолжил гнить за забором.

dom02
Дом Маштакова. Фото — Аля Шарипова

Теперь же судьбой дома всерьёз озаботились не британцы, а даже, наоборот, казаки из станицы Красноглинской. Они предлагают своими силами произвести реставрацию около дюжины самарских деревянных памятников архитектуры. И начать хотят именно с «Дома Маштакова». Курировать проект было поручено тому же Виталию Стадникову.

Остаётся сделать пальцы крестиком и следить за судьбой многострадального щербачёвского творения. Ведь если интерес к его судьбе способен объединить британцев, казаков и чиновников, то, похоже, у деревянной Самары есть будущее.

Благо, даже в России, где с сохранением культурного наследия немало проблем, есть множество примеров бережного отношения к памятникам деревянного зодчества.

ulsk
Ульяновск. Фото — dikiy-m.livejournal.com

Например, в соседнем Ульяновске успешно действует музей-заповедник «Родина В.И. Ленина», созданный в советское время. За годы его работы было отреставрировано 42 деревянных здания. А с 2006 года заповедник начал активно работать с туристами, которых привлекает не только и не столько именем Ильича, сколько кружевами наличников.

Tomsk_5
Томск. Фото — sergius_caesar.livejournal.com

Масштабные проекты по спасению деревянной архитектуры были развёрнуты уже в постсоветское время в Архангельске, Томске и Иркутске. В Архангельске из 40 деревянных домов была создана отдельная зона. На реализацию проекта ушло всего 4 года. В Томске ещё более солидные масштабы. Здесь выделено 200 памятников архитектуры и ещё 450 домов, которые охраняются как окружение памятников. Таким образом, в городе появилось 8 зон, в которых можно прогуляться по улочкам старого деревянного Томска, не печалясь о коммунальных невзгодах жильцов этих домов, а наслаждаясь уникальной архитектурной средой. В Иркутске же для деревянной архитектуры выделен отдельный квартал, в который были перевезены или же воссозданы там заново 54 деревянных дома.

Самаре есть, у кого перенимать опыт в этой области даже в России. Не говоря уже о странах Скандинавии, где за судьбой уникального деревянного зодчества власти и общественность следят особо пристально.

===========================================================================

Корреспондент «Другого города» Станислав Фурман связался со Стадниковым и казаком Алексеем Зорькиным, инициировавшим проект.

Виталий Стадников, советник главы г.о. Самара по градостроительной политике:

- Теоретически, есть два варианта сохранения особняка Маштакова: реставрация на месте и перенос в соответствующую архитектурную среду. Однако воплощение переноса на практике требует таких вложений, что остается один вариант. И здесь инициатива казаков приходится очень кстати: не сегодня-завтра вопрос о судьбе особняка может обостриться в связи со строительством метро. План строительства следующей очереди Самарского Метрополитена предполагает снос десятков домов из «старого фонда». Некоторые из них – памятники архитектуры, в частности Дом Маштакова.

Между тем, проект этой ветки метро до сих пор не утвержден министерством культуры, поэтому многое в судьбе архитектуры исторического центра решает само состояние зданий: одно дело снести затхлые развалюхи и совсем другое – покуситься на шедевр. В данный момент самым быстрым вариантом по спасению особняка от сноса как раз и будет его превращение обратно в шедевр. Так что, чем скорее у Алексея Ивановича появится возможность взяться за дело, тем лучше.

Алексей Зорькин, рядовой Самарского казачьего войска:

- Сам процесс реставрации деревянного здания и мне, и нашим специалистам знаком хорошо. Все мы набирались опыта на практике, реставрируя здания и интерьеры православных монастырей и храмов. Лично мне довелось поработать в самых разных точках страны, в том числе, в Сибири. Многому удалось научиться у сибирских монахов-мастеров. Но главным своим наставником я считаю самарского виртуоза реставрации Виктора Константиновича Крутилина. Именно ему я обязан теми знаниями и навыками, которыми владею.

Я уверен в том, что нашего опыта хватит на то, чтобы вернуть Дому Маштакова его первоначальную красоту.

Поэтапно это выглядит примерно так: первичный анализ степени износа здания — частичный демонтаж — полный анализ степени износа здания — итоговая калькуляция – согласование – выполнение работ. Я жду звонка из администрации: мне должны сообщить, где находится ключ от ворот – через забор же я не полезу?

Комментарии: