ИГОРЬ ПУДИКОВ: «СОННИКИ НЕ РАБОТАЮТ». Психотерапевт-сомнолог о переводе на язык сновидений и...

ИГОРЬ ПУДИКОВ: «СОННИКИ НЕ РАБОТАЮТ». Психотерапевт-сомнолог о переводе на язык сновидений и обратно

Автор:

ИСТОРИИ
191

Иллюстрация: Жанна Оганесян
Иллюстрация: Жанна Оганесян

Если прошедший день для вас оказался Днем Знаний, ночью не ждите крепкого и здорового сна. Во всяком случае, будьте уверены: поговорка «меньше знаешь – крепче спишь» работает. С другой стороны, беспокойный сон может пригодиться для преодоления внутренних конфликтов. Об этом рассказал «Другому городу» сомнолог, психотерапевт, заведующий Сомнологическим центром диагностики и лечения расстройств сна при Самарском областном госпитале для ветеранов войн Игорь Пудиков.

Текст: Екатерина Хрипунова

Игорь Пудиков. Автор фото: Катерина Хрипунова
Игорь Пудиков. Автор фото: Катерина Хрипунова

- Правда ли, что знания умножают печаль и провоцируют бессонницу?

— Только полный дебил может игнорировать то, что беспокоит. Нормального человека вообще жизнь волнует. Если появляется какая-то тема, которая взволновала, то вечером, перед засыпанием, она в голове начинает активизироваться, актуализируется и вызывает определенную реакцию активации симпатической нервной системы. А симпатическая нервная система — это такая система, которая, наоборот, мешает человеку заснуть. Поэтому естественно, что когда человек стоит перед необходимостью сделать какой-то выбор, что-то решить, то сон приходит гораздо хуже. Так что высказывание «меньше знаешь — крепче спишь» — справедливо.

- А метод обучения во сне существует? Богатеет ли Илона Давыдова?

— Проводились такие исследования, и они не подтвердились. На самом деле, обучение во сне гораздо менее эффективно, чем наяву. Если кто-то из ваших читателей положит магнитофон под подушку, наденет наушники, думая что во сне получится выучить что-то лучше, то вынужден разочаровать. Ничего такого не будет. Во сне вы отключаетесь от внешнего мира. Наушники разве что нарушат сон, но информацию запомнить не помогут.

Видите ли, сон нужен человеку для того, чтобы разобраться с тем, что он в бодрствующем состоянии набрал. Нужно все разобрать по полочкам, классифицировать, отправить в память. Там и так задач много.

Тем не менее, сон имеет определенное отношение к обучению. Очень интересно смотреть на студента перед экзаменом — сразу видно двоечника или троечника.
Вот, например, человек пришел бледный, с синяками под глазами, говорит: «Учил, всю ночь учил, даже не спал!» И вот это очень плохо. Что происходит, когда человек учит? У него информация остается в оперативной памяти, затем она должна перевестись в долговременную память. Но чтобы это произошло, нужно определенное количество парадоксальной фазы сна. Так что если кто-то учит, то нужно обязательно потом поспать. На следующий день поучить — и опять поспать. Тогда мы точно можем гарантировать, что информация усвоилась. Причем, опытные студенты самое важное учат в последний момент, перед сном. Информация, которая была получена непосредственно перед сном, действительно усваивается лучше. Сон начинает перегонять в хранилище памяти то, что было ближе. В последнюю очередь — информацию, которая утром была.

СПРАВКА: Мозг человека работает в двух режимах — дневном и ночном. Ночной режим в свою очередь подразделяется еще на две фазы — дельтасон (глубокий сон, когда падает температура тела человека, снижается давление, глаза закатываются, расслабляются мышцы) и парадоксальная фаза сна (мозг здесь работает так же, как при бодрствовании, глаза движутся под веками горизонтально туда-сюда, человек потеет, у мужчин эрекция, дыхание учащенное, но мышцы по-прежнему расслаблены). Большинство снов человек видит в парадоксальную фазу сна. Для определения фазы сна ученые используют прибор полисомнограф, который с помощью датчиков определяет тонус мышц в уголках глаз.

 

 

Иллюстрация: Жанна Оганесян
Иллюстрация: Жанна Оганесян

- То есть, если переспать, то с мыслью?

— Ага. Еще утро вечера мудренее. Есть нейрофизиологическое обоснование этой пословицы. Во время парадоксальной фазы сна мозг перерабатывает информацию. Есть такой участок мозга — гипокамп, который отвечает за то, какую информацию мозг уловил днем. Что у человека находится в оперативной памяти. Человеческий мозг — это компьютер. И в парадоксальную фазу сна как раз гипокамп переводит информацию в хранилище памяти, делает ее багажом.

И еще одна интересная гипотеза — она как раз связывает то, что человеку снится. Во снах причудливым образом соединяются два рода информации. Одна информация – недавняя, которая за прошедшие сутки поступила. А вторая — давнишняя.  Зачем каждый раз запоминать все? Так мы быстро израсходуем память. Поэтому мозг фильтрует, и этим тоже занимается гипокамп. В итоге человек видит сон — странное сочетание знакомого и чего-то неизвестного. Эта теория подтверждается: если гипокамп разрушить, люди перестают и сны видеть, и память нарушается.

Есть другое косвенное подтверждение той же гипотезы. Дело в том, что часть сна связана с памятью, а другая часть — с решением проблем. То есть, каждый обладает личным психотерапевтом, и для этого не надо быть олигархом или жить в Америке. Психотерапевт — это сновидения. Если человеку приснился сон, это означает, что человек решил какую-то проблему, конфликт. Другое дело, что понимать под конфликтом? Однажды снится мне, как я еду в больницу. На кафедру, на маршрутке. Но маршрутка какая-то странная — идет по трамвайным путям. Странно, да? Я начинаю думать: откуда этот образ взялся? И вдруг вспоминаю, что за день до этого я, стоя на Стара-Загоре, думал, на 38 автобусе, 19 трамвае или на маршрутке мне ехать? Поскольку я опаздывал, не мог решить. Я это не воспринимал как конфликт, но мой сон-психотерапевт сказал: «У тебя, батенька, есть проблема». И предложил решение. Фантастическое, ну и что?

Тут надо учитывать: сновидение — это однозначно послание самому себе. Послание одной части личности. Ночная часть — это альтерэго дневной части, бодрствующей. Но послание это, можно сказать, на китайском языке, остается только догадываться, о чем оно. Представьте, вы получили такое письмо. Вдруг оно о том, что ваша прабабушка оставила вам наследство в Китае в несколько миллионов долларов. А может, вас китайские власти разыскивают. То есть, что-то очень важное. А вот что? Как определить? Человечество издревле пытается подобрать ключ, как мы прочитать, расшифровать это послание. Самый древний метод — это сонники. У Пушкина описано, помните? Татьяне снится сон:

«Ее тревожит сновиденье.
Не зная, как его понять,
Мечтанья страшного значенье
Татьяна хочет отыскать».

И она берет Сонник Мартына Задеки, и смотрит, кто ей приснился: лев, мельница… И она читает и не поймет. Есть прекрасная аналогия в компьютерном мире — Google-переводчик. Представляете, вы нашли какую-то статью на английском языке, скопировали… Бах!. Перевод готов. О чем? Можно догадаться, но детали он не передает. А ведь в них самый и интерес. То есть сонники, по большому счету, не работают, потому что перевод в них очень приблизительный. Все равно, что под водой смотреть без маски. Язык человеческий, неважно какой (русский, английский), состоит их двух частей: первая – лексикон, вторая — синтаксис. В разных языках эти правила разные. Более подробно о том, какие предлоги что значат на языке сна, говорится в психоанлизе Зигмунда Фрейда. Прекрасная книга вышла у него в 1900 году — «Толкование сновидений». Это, по сути дела, учебник иностранного языка, языка снов. Конечно, с тех пор прошло много времени, появились новые работы. Но Фрейд — это как Пирогов в хирургии. Тот тоже был прекрасный хирург, но сейчас так не оперируют… Так вот, Фрейд предложил не смотреть в сонник. Он считал, что образы снов очень индивидуальны. Ни один сонник индивидуальность не учитывает. Фрейд предположил: чтобы толковать сон, нужно спросить у человека: «А что это значит?» Как правило, доступ сознательный у человека закрыт. Поэтому Фрейд разработал специальную методику ассоциативного эксперимента, и она себя полностью оправдала. С помощью ассоциаций мы можем реконструировать смысл сна, и прочитать таким образом загадочное послание от китайской бабушки.

- А можно стереть информацию из памяти? Как в «Вечном сиянии чистого разума»? Или как в «Начале»?

— Нууу… дааа… Но стереть… Человек, конечно, похож на компьютер, но мозг более совершенен. Из компьютера можно стереть всю информацию, из человека не получится. Можно так сделать, если мозг разрушить. Но у человека эволюционно продуманная система архивации материалов, сохранения, дублирования. И поэтому стереть информацию невозможно, можно затруднить или облегчить доступ к ней. Внешне это будет выглядеть как то, что мы можем стереть. Или, наоборот, что-то новое человек волшебным образом может узнать. На самом деле мы можем узнать то, что уже содержится в мозге. В состоянии гипноза, которое чем-то похоже на состояние сна, можно получить доступ к информации, которая в человеке сидит. Но он сам не знает, что она у него сидит.

- А какой тип личности больше склонен к анализу своих снов?

— Есть люди спонтанные, которые относятся ко сну мистически: это божественное послание, некий мистический голос, что-то тайное… Как правило, мистические взгляды не работают. Более эффективен научный подход к сновидению. К самоанализу ведь склонен человек сложного душевного строения. Олигофрен не испытывает внутреннего конфликта. И чем больше сложноорганизованный человек, тем больше у него в душе конфликтов. Соответственно, ему и психоанализ может помочь. Он может превратить собственные конфликты из тормозящих в развивающие. Прагматичное отношение мало кто культивирует. Это, наверное, связано с тем, что в России не привыкли уделять внимание собственной душе, психике. Больше интересуют материальные вопросы. Работа со сном — это больше самоанализ, и в долгосрочной перспективе она себя оправдывает даже в материальном плане. У нас это не развито, как и посещение психоанализа. Это я говорю про наш город, хотя в Москве ситуация несколько отличается.

Результаты полисомнологии. Из архива Игоря Пудикова
Результаты полисомнологии. Из архива Игоря Пудикова
Комментарии: