ВО ВСЕ ТЯЖКИЕ. «Другой город» посмотрел демо-версию спектакля «Оскар и Розовая Дама»

ВО ВСЕ ТЯЖКИЕ. «Другой город» посмотрел демо-версию спектакля «Оскар и Розовая Дама»

Автор:

НОВОСТИ
44

Некоторые спектакли не сразу попадают на сцену ведущих самарских театров. Сначала создается их «малобюджетный» вариант, который затем тестирует публика притязательная и не очень – например, в зале нашей академии культуры и искусств. «Другой город» посмотрел демо-версию постановки «Оскар и Розовая Дама», срежиссированную Александром Мальцевым, и не увидел ничего, что мешало бы спектаклю в ближайшем будущем войти в репертуар «СамАРТа».

Текст, фото: Данила Телегин

Оскар1

Роману «Оскар и Розовая Дама» Эрика-Эммануэля Шмитта чуть больше десяти лет. Текст его легко превращается в пьесу или сценарий, чем с удовольствием пользуются режиссеры по всему миру, да и сам автор не так давно успешно экранизировал собственное произведение. Легко угадать, в чем трудность постановки «Оскара», если знать сюжет. 

Это история о больном лейкемией мальчике. Он пережил неудачную операцию по пересадке костного мозга и чувствует, к чему все идет. Но доктора и родители не знают, как себя вести с ним, поэтому Оскар охотнее общается с доставщицей пиццы, эксцентричной Розовой Дамой. Яркая леди (а точнее мадемуазель), якобы бывшая кетчистка, предлагает мальчику наладить контакт с Богом, а заодно сыграть в увлекательную игру – пуститься вовсе тяжкие и проживать день жизни за десять лет… В общем, от сюжета за версту пахнет старомодной голливудской мелодрамой с участием Робина Уильямса. И при плохой режиссуре спектакль запросто превращается в сплошную «клюкву», прямолинейную и в своем роде циничную слезовыжималку.

Однако, Александр Мальцев все-таки нашел маршруты обхода ловушек, заложенных в тексте. Как режиссер, успешно поставивший не один детский спектакль, он знает, как  соблюдать равновесие – юный зритель ведь считается самым сложным, потому что мгновенно реагирует на любую недостоверность. И в «Оскаре» Мальцев придумал, как держать внимание, не злоупотребляя щемящими моментами. Главный герой у него по-настоящему неунывающий и жизнерадостный до самой последней фразы. А в тот момент, когда вроде бы должны подступать темнота и боль, начинаются авторские иносказательные эпизоды, в которых зритель сам решает, что чувствовать. На сцене СГАКИ эти сцены, конечно, не выглядят так мощно, как могли бы. Например, во время танца во вспышках стробоскопа актер порой выходит из зоны действия эффекта – просто потому что зал не подходит по техническим параметрам. В других моментах ещё не появилось достаточной точности движений — может, потому, что сцена маленькая. Но даже с такими оговорками эти моменты «работают».

Ещё одна занятная находка Мальцева – в том, что все второстепенные персонажи спектакля живут на грифельной доске, нарисованы наспех самим Оскаром, и презабавно им же озвучены. И едва ли они таким образом становятся менее настоящими, чем в оригинальном тексте.

Оскар6

Тут можно бы и догадаться, что основная нагрузка в спектакле приходится на актеров. Их всего трое — Оскар (Алексей Кондрашев), Любовь Ковыршина (Розовая Дама) и, наконец, Татьяна Наумова в роли медсестры. Причем задача последней заключается, в основном, в том, чтобы походя бросить выразительный взгляд.

А вот Оскар не покидает сцену ни на минуту… и сдается мне, что о недавнем выпускнике СГАКИ Кондрашеве мы еще не раз услышим. В «СамАРТе» он работает с августа, но роль ему досталась по-настоящему большая. Много в ней и текста, и эмоций, и движений. Кондрашев не был безупречен – иной раз запнется, в других местах слишком часто складывает брови домиком. Но зато его персонаж – завершенный и ясный, так что все шероховатости кажутся преодолимыми. Его Оскар полон жизни, весел и наивен. Спать хочется больше с каждым днем – не беда! Это ведь нормально для человека, который «женится» на третий день-десятилетие, переживает «беса в ребро» на четвертый, и стремительно приближается к умудренной зрелости на пятый. При этом что-то в Оскаре-Кондрашеве смутно напоминает персонажей из легких французских фильмов, скажем, Люка Бессона. И это делает его будто бы уже немного знакомым.

Оскар8

Рядом с ним замечательно смотрится Любовь Ковыршина, которая помогает мальчику ответить на ключевые вопросы мироздания, приводя в пример байки о своем вымышленном борцовском прошлом. Но в каждый момент зритель видит, что за ее показной веселостью – непрерывно разрывающееся сердце Розовой Дамы. Она с трудом прячет его от Оскара, и не может спрятать от зала.

oskroskr

История мальчика, нашедшего Бога в последние дни своей жизни, заканчивается, конечно, под всхлипы в партере. Вопрос в том, удается ли унести с собой ощущение жизни как чуда уже после того, как в зале включили свет. Что остается, когда слезы высыхают? Тут, вряд ли можно быть объективным – но уж как минимум такой спектакль хочется посмотреть не в демо-версии, а на сцене «СамАРТа», сотрудники которого тоже на прошлой неделе оценили работу своих коллег.

Безусловно, это грамотно сделанная постановка, с талантливыми артистам по произведению, которое вряд ли потеряет актуальность в ближайшее время — будет обидно, если у неё не будет шанса оформиться до конца.

Комментарии: