БЕССОЮЗНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ (ЧАСТЬ 2). Истории людей, которые обрели иностранное происхождение в 1991-м

БЕССОЮЗНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ (ЧАСТЬ 2). Истории людей, которые обрели иностранное происхождение в 1991-м

Автор:

НОВОСТИ
78

Мы уже писали о самарцах, родиной которых стали союзные (когда-то) республики. Продолжим рассказывать о выходцах из других стран, входящих в СССР, о том, как им живется сейчас — без родной страны и Советского Союза.

Текст: Екатерина Хрипунова

============================

shkeopu

Сергей Шкёпу, МОЛДАВИЯ

Родился я в МССР, в Рыбнице, в 1991 году 25 ноября, ровно за месяц до распада СССР. Потом на родине произошли трансформации, образовалось новое государство — Приднестровье. О нем мало кто знает. Разве что те, кто увлекается историей или географией. Оно находится на стыке двух великих цивилизаций — романской и славянской. Так получилось, что мои родители были выходцами из соседней Румынии, и в дальнейшем им пришлось после Рыбницы переехать в Одессу, которая рядом находится. В этих условиях я приобщился к славянской культуре (разговаривал на русском и украинском языках), при этом зная и свой родной румынский. В этом котле, где сплелись многие культуры, вырос и получил достаточно разностороннее представление о мире, традициях народов, населявших Одессу. Так как эти все населенные пункты находятся рядом, часто находился в Кишиневе, Брашове, Одессе и Рыбнице.

После курсов в консульстве России, появилась возможность отправиться учиться в РФ. С 9 класса меня увлекала архитектура, и я решил поступить именно в Самаре, где сильна архитектурная школа, и где есть возможность оценить вживую настоящую деревянную архитектуру поволжских народов. На данный момент я учусь в Архитектурном университете, живу на Ленинградской улице. Сейчас мне трудно сказать, где моя родина, ведь я жил в нескольких странах и впитал культуру каждой. На сегодняшний день я активно работаю и сотрудничаю как с Молдовой и Румынией, так и с Украиной и Россией.

Самара мне нравится своей деревянной архитектурой и самой широкой рекой Европы — Волгой. Нас, иностранцев, тут очень хорошо встречают. Местные жители даже помогают, если необходимо. В Самаре мы, иностранцы, объединены в МАИСС, часто встречаемся, обмениваемся впечатлениями и мнениями.

У меня нейтральное отношение к Советскому союзу. С одной стороны, это была страна со стабильным социальным обеспечением, а с другой стороны — страна с ограничением свобод и прав. Все хорошо не может быть, всегда есть обратная сторона.

Если говорить о том, как ведут себя молдаване и русские по отношению друг к другу: люди – как друзья, политики – как немудрые муж с женой.

============================

isaeva

Елена Исаева, КИРГИЗИЯ

Родилась в городе Бишкек, это бывший город Фрунзе, в 87 году. Родня по маме из Ленинграда, после блокады перебрались в Бишкек, по-моему, на завод по распределению. Предки отца из Лениногорска — тоже по работе оказались там. Вот они и познакомились в Бишкеке, там мы и родились. А приехала с семьей в Самару в 2001-м году. Я ее не выбирала, Самару выбрал мой брат. Он ездил по России, путешествовал. Ему понравились Волга, природа, да и, наверное, то, что этот город первый большой от границ Киргизии и Казахстана. Сначала он перевез жену с дочкой, затем и меня с родителями. В Киргизии очень красиво — горы, озера, воздух, но, действительно, как Союз распался, начался распад. Закрылись заводы, предприятия, сады. Нет работы. Люди не живут, а выживают. Начался расизм: русским не дают работать. Все сначала киргизам, потом нам. Жизнь там дорогая, а зарплата мизерная. Жители раньше были в основном русские, немцы, вообще очень много народностей там проживает — от цыганей, курдов до дунган и корейцев… Немцы, в основном, все уехали еще в 90-е, русские бегут, киргизы с гор и аулов спустились, и все — жизни не стало. Там часто революции по этому поводу. Молодым русским там тяжко — спиваются, воруют, сидят. Не жалею ни капли, что уехали. Русским там плохо. Кого знаю — все в России. Кроме родителей. Предки наши уже не хотят уезжать. А дети уезжают получать образование, служить в армии. И остаются в России.

Я была там в 2010 году. Ездила на Иссык-куль, озеро. Город, центр — процветает, а в 10 км. от него все очень плохо. Ни дорог, ни работы, — ничего. Хотя киргизы довольны – они получили свою республику, независимость.
Самара теперь — наш дом. У всех у нас уже свое жилье, работа – все условия для жизни. Я сейчас работаю в сфере услуг, в ювелирном магазине. Дарю людям радость.

============================

strauss

Елена Страусс, УКРАИНА

Родилась и росла до 17 лет в городе Кировоград — это Центральная Украина. Училась в русскоговорящей школе, а потом выучилась в ПТУ№2 по профессии «маляр-штукатур-облицовщик». Натура я трудолюбивая, но профессия не пришлась мне по душе. По школьной переписке продолжала общаться с девочкой из Самары, которая все звала меня на Грушу. И вот я решилась. А побывав в Самаре однажды, не могла её забыть. Мысли о переезде не покидали меня ни на секунду. Я была очарована теми людьми и теми местами, которые отпечатались в моём сознании… Груша — очень романтичное место. В этой обстановке веселья и дружелюбия, трудно не влюбиться. Возможно, именно поэтому тут соединяются тысячи сердец. С моим мужем мы тоже познакомились на фестивале. Сотни разноцветных палаток, десятки известнейших бардов и рок-групп, чистейшая природа, Волга-матушка, холодненькое самарское пиво в жару и глинтвейн, чтобы согреться ночью, безумное веселье, атмосфера безграничного творческого полета, свободы и позитива — вот что такое Грушинский фестиваль. На мой взгляд, Груша — это место куда хоть однажды, но нужно съездить. А потом уже думать, хорошо там или плохо. Лично я там была один раз, но запомнила на всю жизнь!

Развал был никому не нужен. Особенно моей семье… через сутки после развала у меня умер папа. Мама растила нас одна. Было трудно, и сейчас там трудно! Пока мамуля была жива, последние 7 лет ездила туда каждый год. Помогала, чем могла, приглашала маму к себе и почти уговорила переехать насовсем. Но мамы больше нет. И я туда ни ногой, ничего там не держит. Брат мой здесь, со мной, пристроила. Живу я здесь более чем хорошо. И не потому что вышла за богатого, а потому что помогла ему стать таковым. Сейчас мне 29 лет, я замужем и воспитываю двух пока еще маленьких богатырей.

Про жизнь в Украине до и после Союза. Судя по рассказам тех, кто постарше, разницы «до» нет никакой. Все одинаково. А вот «после» там выживает тот, кто умеет воровать, а обычные работяги спиваются и погибают. Здесь таких меньше, здесь люди добрее что ли. Украинская щедрость и гостеприимность — это о той, прошлой Украине. Сейчас там скупердяи и хапуги одни живут…

============================

komahidze

Автандил Комахидзе, ГРУЗИЯ

Я родился в городе Батуми. В 14 лет я решил изменить свою жизнь. Там же надо было сдавать экзамены, чтобы перевестись в 10 класс, а я этого не сделал. Я решил, что я после 9 класса ухожу и хочу я ехать в Россию учиться на врача. И метил я на Москву, потому что у меня там живет родной дядя. И я с ним договаривался в том плане, что «дядя, ты мне найдешь?», «Да, да, да, найду, племянник, давай приезжай». И тут самое интересное было то, что дядя, конечно, доложил все это папе, что вот, мол, твой племянник хочет в Россию. Он говорит: «Ну, ты ему обещай, обещай, дело когда коснется, ему уже некуда будет деваться, и он останется в Грузии». Я со школы вышел, аттестат забрал, говорю: «Папа, мама, вот я школу закончил, всё!» Они говорят: «Как закончил?». Я говорю: «Ну все, поеду поступать к дяде». У них глаза по 5 копеек – «Куда ты собрался, мы тебя никуда не отпустим, с ума что ли сошел!». Ну, тут я тоже психанул и уехал в деревню к бабушке. «Все, — говорю, — вы меня не любите, я не ваш сын». И я рванул к бабушке. Бабушка меня всегда была рада видеть, тем более, что у нее у моря двухэтажный дом и всегда там летом тусят отдыхающие. И я с ними дружил, по-русски разговаривал, то есть с русским у меня вообще не было проблем. А в конце августа папа приехал и сказал: «Хорошо, сыночек, давай будет как ты хочешь — поедешь в Россию. Но сейчас-то уже поздно, давай мы сейчас пойдем опять в школу учиться, а на следующий год сделаем как ты хочешь, будем подготавливаться по биологии, по химии». Наступил учебный год, я опять пошел в школу учиться, правда, уже в другую. В ту же возвращаться позорно было, и я пошел в вечернюю школу. И зимой к нам в Батуми приезжает и напротив нас заселяется армянская семья. У нас в Грузии, знаешь как, соседи чуть ли не ближе ,чем родственники. И там глава семьи в городе Самара, в Похвистнево, работал, что-то строил. Мы это называли «целина». И они приезжают в Батуми как раз на зимние каникулы. И привозят одну женщину русскую. Мы с ними знакомимся. Тут стол накрыт, мы их зовем. В это время у меня болеет мама воспалением легких. И эта женщина, которая с ними приехала, она врач. К тому же оказывается директором медицинского училища города Похвистнево. И вот мы знакомимся с ними…

Галина Васильевна, мне понравилась, такая женщина хорошая. И я говорю: «Галина Васильевна, я хотел в этом году поступить в медицинское училище, поехать в Москву». А она возьми и скажи: «Автандил, а поехали к нам». И ты не представляешь за 3 или 5 дней, что я там сделал с родителями. Как я себя вел! И голодовку устраивал… И я их уговорил. Я думал как. Вот — город Самара, Куйбышев, а Похвистнево, я думал, – ну, район, типа как Безымянка.

Зима. Я приехал с одной маленькой сумочкой, в одной тоненькой курточке. Мальчик избалованный, который дома что хотел, то и делал, третий сын, с меня дома пылинки сдували. И я приезжаю, а здесь мороз. Мы проехали Самару. Мне говорят: «Ну, через 2,5 часа мы будем в Похвистнево». Думаю: «Тааааак, здрасьте». Когда поезд остановился, и перрона не хватило, я выпрыгнул в сугроб выше колена, – у меня была и радость какая-то: я вижу русскую зиму, такую классную. Потом я на ладони разглядывал вот эти снежинки восьмиконечные, в Грузии такого же нету. Но меня охватил и страх — думаю, что за деревня, куда я приехал.

Конечно, это были тяжелые времена для меня. Меня подселили к бабушке одной жить, Маргарите Харитоновне. Это год 94. Я как сейчас помню – встаем с утра, по будильнику, радио орет на весь дом, играет гимн, я бегу чистить двор, качаю на колонке 3 ведра воды, в магазин – купить батон и молоко. Бабушка мне делает манную кашу, мы завтракаем, я убегаю в училище. Надо сказать, что бабушка уже в 9 часов вечера, когда смотрела новости, вырубала свет и, сидя напротив меня в кресле, спала. И я иногда свечки зажигал, чтобы учить.

Но когда папа звонил, я ему не говорил, что мне очень тяжело.

Меня распад СССР не касался, у меня же денег не было. Но я знал, что если что-то не так, и я папе позвоню, он меня сразу же заберет. Но я сказал себе – нет, ты же этого хотел, ты должен добиться своего. В общем, я заканчиваю это училище на красный диплом.
Потом хотел поступить в медицинский институт. Приехал папа со мной прозондировать почву. Они узнали, что мы грузины, соответственно, мы с деньгами. Несмотря на то, что у меня красный диплом, у меня ничего не получилось — надо было взнос делать. А у нас денег таких не было. И папа говорит: «Все сыночек, хватит, отучился ты на своего медбрата, поехали домой». Я говорю: «Нет, я останусь в Похвистнево, там был факультет «зубной врач». Вроде уже повыше».

Все студсоветы, все КВНы были на мне, городские все мероприятия тоже. Потом там театр-студия открывается… То есть жизнь так забурлила. Я тоже закончил училище на красный диплом и говорю: «Ну, все, я уезжаю, мне надо в большой город, мне здесь уже тесно». У меня даже были предложения чуть ли не от мэра города — оставайся с нами, мы тебе даем квартиру, будешь трудиться на благо города. Но я приезжаю в Самару, и все начинается с нуля. Большой город, площадь Революции, коммунальная квартира. Напротив живет Ленин, на подоконнике сижу вечерами. Я здесь поступаю на психолога в педагогический университет. В городе бурлит жизнь, а у меня денег на это нет.

Родители с трудом, но помогали, очень тяжело было. Надо работу искать. И первая моя работа — в Айсберге, меня туда соседка по коммуналке устраивает барменом. В то время самый крутой был клуб. Потом открывается «Белая акула», меня берут туда уже старшим барменом, потом отправляют на обучение сомелье… И дальше все пошло по накатанной, я знакомлюсь с хорошими, достойными людьми. Жизнь пошла, поперло. А помню, когда на подоконнике сидел, пряники для меня — это было счастье. С первой своей зарплаты я купил себе кольцо Картье. Три в одном. Оно до сих пор со мной.
Потом работал администратором в «Ауре». Закончил учебу я на психолога. Мой диплом был «Тренинг креативности на этапе первичного профотбора персонала в шоу-бизнесе». Защиту диплома, практику, я делал в «Ауре». Я пригласил туда весь деканат. Они все были в шоке. Потом «Аура» закрылась.

Первый мой свадебный банкет был в «Белой акуле». Ко мне приходит директор и говорит: «Там такой-то такой-то женится, и ему нужен тамада только грузин. А у меня грузин только ты. Ты сможешь?» Как? Нет! Я не смогу! «Давай-давай, ты сможешь. Там ты тост скажешь, песню споешь, еще что-то». И мне понравилось, что он такой «ты сможешь, ты должен» и — хоп! – получилось.

Мне и тогда было шикарно. Тогда Грузия была красивая, но там было серовато. Сейчас Грузия лицом в Европу. В этом году открыли для россиян дорогу, а так я каждый год вожу туда друзей. И они в восторге. «А мы думали, что Грузия застряла в советском времени». У нас же нет никакой информации, блокировали все, ничего мы не знаем. Такое ощущение, что невыгодно знать, что творится в других странах СССР. А там квартиры дешевые, там отдыхать намного дешевле, чем где-либо.

============================

latibova

Инобат Латибова, ТУРКМЕНИЯ

Я родилась в 1992 году в Туркменистане, в Дашогузской области. Училась в сельской школе. И мне очень понравился русский язык. Он у нас преподается как иностранный, и у нас каждый человек должен знать туркменский, русский и английский. Окончив школу, я решила поехать учиться в Россию. Как раз мой двоюродный брат жил с семьей в Самаре. Я посоветовалась с ним и приехала учиться в ПГСГА. На данный момент я являюсь студенткой 4 курса, факультет математики, физики и информатики. Буду преподавательницей математики. Мои родители живут в Туркмении. Моя мать тоже училась в России, в Москве в МГПИ.

А насчет Советского Союза я ничего не знаю. Ведь я родилась в 1992 году. А день рождения нашего государства — 27 октября 1991 года.

Думаю, Россия и Туркменистан сейчас в дружеских отношениях. Поэтому нам дана возможность учиться здесь. Я очень благодарна нашим президентам, т.е. Президенту Туркмении и Президенту России. А про Советский Союз рассказывали родители. И тогда жили не плохо и сейчас также живем не плохо. Каждое время по-своему хорошо.
Я вот всегда мечтала учиться за границей, но, окончив учебу, обязательно буду возвращаться на родину, и хочу там учить русскому языку, и математике.

============================

melnichenko

Сергей Мельниченко, БЕЛОРУССИЯ

Я родился и вырос в Минске, но так уж случилось, что мои бабушки и дедушки жили в России, одни в Москве, другие — в Ярославле, так что я каждый год по два раза ездил через Москву в Ярославль. И особенно последний принимал за второй дом. Я всегда воспринимал свою страну не как Беларусь или Россия, а одной общей. По национальности я — русский, папа из-под Саратова, мама — из Данилова, но я так люблю Беларусь, что эти люди мне дороже всех других. Хотя, признаюсь, что в спорте все же болею всегда за Россию…

События 91-го года я смутно помню, мне было всего 5, но точно не забуду «Лебединое озеро» и напряженность среди людей, что-то менялось, и кардинально, что-то безвозвратно менялось. Потом мир стал резко другим, каким-то жестким что ли. Но я продолжал ездить к своим бабушкам и дедушкам и не переставал верить, что это одна страна. Когда я вырос, то периодически мне представлялась возможность переехать в Москву, но я не решался, и вот однажды, когда в Беларуси уже ничто не держало, решился, и буквально за неделю я собрался, подготовился и уехал работать в Москву. Там сначала было несладко, в первый месяц я вообще хотел плюнуть и вернуться в Минск, но напоследок пообещал себе, что попробую еще раз найти себя в этом большом для меня городе, и вышло. Я нашел хорошую работу, настоящих друзей, все стало налаживаться, видимо где-то из детства во мне жило чувство, что и это мой город. Я искренне люблю Москву, и как можно чаще стараюсь там бывать.

И вот, Самара… Как же случилось, что я попал в Самару? У меня настал внутренний кризис, связанный с работой. Мне все надоело, график был на износ, бывало по 9 дней с одним выходным, в некоторых из них по 14 рабочих часов. Заработанные деньги перестали приносить удовлетворение, просто-напросто не было времени их тратить. И друзей я уже не видел, а про поездки домой вообще забыл. К слову сказать, в Беларуси в это время тогда был в разгаре виток кризиса — тот самый, когда курс доллара, от которого тут все очень зависят, вырос в 3 раза! То есть, возвращаться совсем не было резона. И тут мне мой близкий друг из Минска предложил открыть свое дело в России. Но не в столице, а в Самаре. Так уж случилось, что он, потерпев большие убытки в своем строительном бизнесе в Беларуси из-за кризиса, поехал именно в Самару. Там просто были знакомые по его профилю, и наклёвывалась работа. Так вот, я опять, долго не думая, решился и поехал за ним. И мы с двумя местными компаньонами учредили предприятие, начали заниматься им.

Было много сложностей, было много финансовых потерь для меня, и, если честно, то переезжать было большой ошибкой. Хоть и спасало инженерное образование, но я сделал вывод для себя, что начинать свое дело в сфере, которую изучил только теоретически — это заведомо обречь себя на фиаско. В общей сложности я провел в Самаре около полугода, чуть больше даже. Но сейчас я нисколько об этом не жалею. Во-первых, тот опыт, что я получил, теперь помогает мне развивать свой бизнес здесь, в Минске. Во-вторых, весь негатив со временем забывается и сейчас Самару я вспоминаю с теплом и ностальгией. Хоть я так и не обзавелся там большим количеством друзей, но я буду вспоминать этот город, рассказывать о нем детям, и обязательно как-нибудь приеду в гости — погулять по набережной, проехать вдоль Волжского проспекта, по Ново-Садовой.

============================

isroilov

Нуриддин Исроилов, ТАДЖИКИСТАН

Живу в Самаре с 2009 года. Родной город — Худжанд. Приехал сюда учиться. Я хотел поступить в технический вуз, а в Самаре учился мой знакомый. Вот я через него все узнавал — как поступить, какие экзамены. Год учился на подготовительном курсе, потому что плохо знал русский язык. На следующий год сдал экзамены и поступил на «бюджет».

Между РФ и Республикой Таджикистан есть договор, и граждане Таджикистана могут приехать в Россию подавать документы в техникум или в университет наравне с российскими гражданами. Сейчас учусь в Самарском Государственном Аэрокосмическом Университете. Инженерно-технологический факультет. Специальность «Машины и технология обработки металлов под давлением «. Еще учусь в этом же университете на втором высшем. Очно-заочный, факультет «Экономика и управление».

В универе нас не считают иностранцами. Живем с русскими, а иностранцы живут в отдельном общежитии. Иностранцами считаются те, кто из Африки, из Европы.

Вообще я из деревни под названием Гулякандоз. Это деревня, но ее считают поселком городского типа. Потому что все построено проектом. Ровные улицы, дома, канализация, газ, свет — все есть. В нашей деревне образование тоже очень хорошее. Но в последнее время ухудшилось — преподаватели молодые и без практики. Университеты хорошие тоже есть, но все за деньги.

Говорят, в Союзе денег было много, все было очень дешево, но купить было нечего — магазины были пустыми. А сейчас – наоборот. В Таджикистане после распада Советского Союза была гражданская война, и после этой войны экономика Таджикистана сильно упала. А люди хорошие, добрые. Люди как люди. Во всех нациях есть хорошие и плохие.
Я живу в Таджикистане, но я узбек по нации. На самом деле, в Таджикистане очень много узбеков, и в Узбекистане очень много таджиков. Во время развала Союза все старались захватить большой кусок земли. Вот так мы оказались в Таджикистане.
Мои родители живут там, где и жили раньше. Просто это территория Таджикистана, и с этим нечего не поделаешь. Там, где ты родился, это твоя родина.

Часть I

Комментарии: