АНДРЕЙ БУРЛАКА: «Пришло время перестать считать Москву и Питер Альфой и Омегой...

АНДРЕЙ БУРЛАКА: «Пришло время перестать считать Москву и Питер Альфой и Омегой отечественного рок-н-ролла»

Автор:

НОВОСТИ
132

 Тольятти любит своих музыкантов, поэтов и писателей, поэтому двадцатилетие  группы «Ремонт» проходило в городской филармонии. И несмотря на то, что зал её вмещает более 600 зрителей, он отнюдь не казался пустым: по моим подсчётам пришло человек 400 — 450. Концерт длился 4 часа: участников было много – тольяттинские музыканты, когда-либо игравшие в составе «Ремонта», и уйма гостей, среди которых Сергей Летов, Сергей Краснопольский, Максим Торозян и Андрей Бурлака, герой этого интервью.

Бурлака – легендарный культуртрегер и продюсер, автор первых книг о русском роке, один из мощнейших музыкальных критиков страны, главный журналист Ленинградского рок-клуба и… Википедия в помощь всем, кто его не знает. Вообще-то, это интервью длилось более полутора часов и по-большей части касалось истории, теории и практики русского рока в целом, однако и о Самаре речь заходила неоднократно.

Текст: Станислав Фурман

Бурлака. Автор фото Евгений Черёмин
Андрей Бурлака на двадцатилетии группы «Ремонт». Фото: Евгений Черёмин

- Знакомы ли Вы с музыкой каких-нибудь самарских групп прошлых лет?

— Очень сильное впечатление произвела на меня когда-то группа «Седьмая ступень». Я хорошо знаком с Вадимом Рябиковым (гитарист группы «Седьмая ступень») и не раз просил его написать статью про этот коллектив для сайта Rock-n-roll.ru (сайт-энциклопедия отечественной рок-музыки под редакцией Андрея Бурлаки). К сожалению, пока моя просьба остаётся без результата – Вадим ссылается на занятость. А жаль, тем более, что в первую энциклопедию, которую мы составляли вместе с Артемием Троицким, такая статья вошла, причём написал её ваш земляк Саша Астров (журналист, обозреватель, в 1984 г. исполнил с группой «Час Пик» первый рэп на русском языке).

- Вы часто бывали в Самаре?

- Я здесь в стройбате служил. И, кстати, вспоминаю об этом всегда тепло. У нас была отличная часть. Мы тут у вас строили авиационный завод, который должен был ТУ-154 выпускать. А потом – жилые дома где-то недалеко от центра. Когда приехал сюда в 90-м вместе с «Роком чистой воды», посмотрел из окна цирка – дом, который мы построили стоит, всё нормально.

==============================================================

«Рок чистой воды» — фестиваль, накрывший поволжские города в начале 90-х. Главные рокеры страны вместе с музыкантами из Голландии (гр. «weekend at waikiki») и различными командами из провинций садились в Питере на теплоход (в 90-м это был «Капитан Рачков») и шли вниз по Волге, давая концерты в прибрежных городах – Нижнем Новгороде, Казани, Ярославле и т.д. В Самаре концерт проходил на арене цирка.
Сплочённая музыкой ревущая толпа. Совершенно незнакомые нам, подросткам наглухо закрытого города Куйбышева, группы вроде «Миссии Антициклон» и «НЭП». Невообразимое, совершенно иностранное звучание голландцев. Вокалисту самарской группы «Гаврош» Эдику Ахметшину в лицо бьёт водопад из унитаза. («Гаврош» — единственная местная команда, принимавшая участие в «Роке чистой воды». Тогда она представляла собой рок-театр, и унитаз был далеко не единственным элементом её реквизита). И среди всего этого – группа «АукцЫон Детей Капитана Рачкова», удивительный импровизированный проект участников двух мегапопулярных групп.

==============================================================

- Как так получилось, что на «Роке чистой воды — 90» в Самаре «АукцЫон» объединился с «Детьми»?

— Понимаете, концерты — через день, в остальное время – кругом вода, бар на теплоходе отнюдь не бесплатный, да и пить всё время – дело скучное и мрачное, а музыканты – народ не скучный, то джем затеют, то ещё что-нибудь замутят. Так что, там такие творческие объединения были, в общем-то, делом обычным.

Вот ехал с нами Рома Капорин, интереснейший музыкант, один из создателей группы «Дети». Группа совсем незадолго до этого распалась, точнее, не смогла поехать по каким-то причинам (а потом так и не собралась больше, увы, никогда), а Рома поехал. Ну и вписался, конечно, сразу…

==============================================================

Выступление «АукцЫона Детей Капитана Рачкова» помнят все, кто был на «Роке чистой воды — 90» в Куйбышеве. Просто невозможно было не запомнить. Сначала цирк, под купол набитый народом, хором проорал «Всё я сказал» и «Три аккорда», потом – ещё громче (хотя трудно себе такое вообразить) – поприветствовал Олега Гаркушу и Владимира Весёлкина, а потом Гаркуша и Весёлкин начали вытворять такие номера, что весь этот цирк затаил дыхание…

Сейчас их бы обвинили в пропаганде гомосексуализма… Длинный худой Гаркуша возвышается над извивающимся Весёлкиным и яростно мяукает: «Я на седьмом этаже, я точу карандаааааашшшш!!!!»

==============================================================

- Куйбышев – закрытый город. Ближайшие иностранцы – в Ульяновском Пединституте. А тут вдруг – голландцы. Мне кажется, я тогда вообще впервые увидел живьём человека с Запада.

— Ну, собственно, они вас тоже до этого никогда не видели. Они, в общем-то, и ехали в разведку: убедиться, что здесь – тоже люди, а не медведь верхом на балалайке, что они могут играть не только в Москве и Питере. Незадолго до «Рока чистой воды» начал набирать обороты процесс взаимного изучения. Наши группы понемногу выбирались поиграть в клубы ближайших стран Западной Европы, их ребята всё чаще появлялись с концертами в Питере… Мы вдруг обнаружили, что западная рок-музыка только отчасти состоит из мега-звёзд США и Великобритании, более того, её авангард играет в клубах – финских, шведских, голландских… И это классная музыка, и её можно по всей Волге провезти!

- И вот теперь Вы снова на Волге. Вам часто приходится бывать в провинции?

— Реже, чем хотелось бы. Сейчас у провинции – огромный рок-н-ролльный потенциал. Дело в том, что в провинции победил рок-н-ролл. Раньше существовала провинциальная попса, более того, она процветала. Были авторы, которые писали для местных королёвых и губиных. Где они все теперь? – Их место занято тем, что в той или иной степени популярно в Москве. А в Москве рок-музыка эту битву проиграла. Поэтому в Москве, а теперь всё больше и в Питере, побеждает какое-то варварское мракобесие. На полном серьёзе на политической арене появляются клоуны вроде Милонова или Мизулиной, хуже того, находятся толпы, готовые за всю эту ахинею друг-другу глотки грызть. Какие-то казаки выставки закрывают, вместо того, чтоб детей от бандитов защищать… И весь этот бред, вся эта шушара вовлекает в свою игру всё больше народу, причём молодого и, по идее, перспективного. Дело дошло до того, что сегодня молодой человек, живущий в Москве или Питере, практически не может не принадлежать к какой-либо конкретной социально-политической силе: фа или антифа, РПЦ или ОПГ, за или против – обязательно надо быть с кем-то, в толпе единомышленников, просто не получится выжить по-другому. Если автора воспитывает толпа, уместно ли говорить о рок-н-ролле? В Питере – больше пяти тысяч групп, а слушать почти нечего.

А в провинции можно быть собой, не лишать себя насильно возможности мыслить самостоятельно, поэтому «молодая шпана» созревает именно здесь, в Тольятти, Самаре, Воронеже, Оренбурге… Поэтому здесь появляется, например, Федул Жадный из Самары, у которого половина песен – хиты и который способен публику просто на уши поставить. Появляется совершенно завораживающая «Контора Кука». Или, например, челябинская группа «Друзья брата жениха». Или группа «Пурпур» из Харькова – очень крутой проект с эдаким намёком на 4AD, с шикарным женским вокалом. Или группа из Мариуполя с нелепым названием «Мёртвые груши», которая играет очень сильный и самостоятельный арт-рок… Практически в каждом городе есть несколько групп, играющих самобытную и запоминающуюся музыку.

- И как им донести свою музыку до широкой аудитории?

— Ситуация сама подсказывает ответ на этот вопрос: пришло время перестать считать Москву и Питер Альфой и Омегой отечественного рок-н-ролла. Шоу-бизнес, ориентированный на рок-музыку, должен перестать мыслить по-советски, сверху – вниз. Всё должно развиваться горизонтально: сегодня в Самаре – команда из Краснодара, завтра – наоборот. Собственно, именно так сейчас повсюду и происходит. Так расширяется кругозор, так укрепляются эстетические связи между городами и, как ни громко это может прозвучать, так страна становится здоровей и крепче.

Комментарии: